Белизар

Покинутый храм

В этой теме 33 сообщений

Беспамятство вампира тянулось часами. Сознание полнилось шумом морского прибоя, громом среди беснующихся туч, криком чаек и отзвуком соприкасающихся кружек с добрым пойлом. Там, у сокровенных островов Скеллиге осталась маленькая наивная частичка, позабытая седовласым. Дух приключений, бесконечный и первозданный, что еще теплился искоркой в потаенных уголках души. Детский восторг, в котором было стыдно признаться. Заветные объятья, оберегающие теперь сон изумрудов за сапфирной пеленой. Забвение было спасением, забвение стало наградой, тьмой аплодисментов и просьбами на бис. Публика ждет.

Пробуждение стало настоящим испытанием - вампир словно продирался через толщу прибоя, сопротивляясь движению воды. Попытка открыть глаза не увенчалась успехом - неловкий вскрик вырвался из горла, едва вспышка света проникла в череп. Руки взметнулись, прикрывая сомкнутые веки от неведомой напасти. Кожей чудище ощущал разгоряченный воздух вокруг, тянущее и сосущее ощущение откуда - то из земных глубин, горящую точку там, всего лишь в десятке метров за дверью и могучий поток, веками стачивающий земную твердь. Голубоглазая русалка лишь улыбалась на немой вопрос, нежно прикрыв рукой взор монстра.

Мир был прежним и одновременно другим. В пустом пространстве шли линии и всполохи, в вещах и предметах - неведомые завихрения и знаки. Меч в углу пылал жидким металлом, едва ли не ослепляя непривычного шута. Собственное тело теперь наполняла свобода, чистая и незамутненная, абсолютно сумасшедшая, убивающая всех, кто ей подастся. Белизар тут же смекнул, что его плоть, как и большинство других существ были заполнены энергией огня и воды, причудливо переливающимися в своем танце.

Мужчина, очнувшись от первоначального потрясения, с любопытством теперь изучал спальню, собственные руки, предметы мебели. Чувство равновесия и осознание собственного тела постепенно возвращались - первые неловкие шаги после пробуждения набирали силу. Переродившийся учился заново и впервые за долго время ощущал в себе жажду к жизни, проснувшуюся заново тягу к знаниям и исследованиям.

Успокоившись, шут привел в мысли в порядок. Собрался, оделся, убрал постель, изучил новым взглядом коллекцию масок. К счастью, магия не тронула неожиданные трофеи и теперь на лице вампира красовался экземпляр из тонкого слоя камня с кожаным подкладом, узкими щелками для глаз, без лица и намека на рисунок. Взамен необычный узор мелких, но частых трещин представлял собой едва ли не прекрасную птицу на все лицо - добиться столь необычной картины не смог бы даже мастер - резчик. Большую часть вещей мужчина оставлял - взял лишь меч, кинжал, амулет, кошель с деньгами, да весь запас барита. Все остальное он выложил из сумок в рабочий стол мага, спрятав гриммуар в потайное дно. Наличие секрета было описано в сердце книги мелким шрифтом, а сам тайник открывался лишь если отодвинуть край деревянной конструкции и нажать на задник.

- Гвинет! - голос кровососа разорвал тишину, сильный, повелительный, зовущий. Актеру стоило заметных усилий вернуться к образу давно сгинувшего повелителя, впрочем, тот стоил внимания. Стальная осанка, короткие и требовательные жесты, красивая серая шевелюра, развевающаяся за спиной после каждого резкого шага. Аметист приятно мигнул, стоило мужчине выйти из кабинета мага, но демон уже не проснется - впустит и выпустит запомнившихся спасителей, может быть поможет при обустройстве их логова, но не более.

- Пора. Здесь мы обустроим наш личный дом со временем, но сначала - населим помещения заброшенного храма. Экиммы, катаканы, носфераты и другие представители реликтов, все, кто хоть как - то сможет оказаться полезным. Нужно составить карту пещер, избавиться от гулей, ограничить количество входов и выходов небольшим числом. Если попадутся ремесленники, но не вампиры, пусть даже Доппели - зови. Каменщики, резчики, кузнецы, обязательно пригодится торговец, да такой, чтобы неприметно доставлял товары из города. Допустим, разгружался бы в местной деревне, а оттуда - остальные могли достать все нужное. Правила и условия придется обдумывать уже при общей встрече, не думаю, что нашему предложению все окажутся безоговорочно рады. С деньгами пока тоже не все ладно - нужен заработок. Я хотел бы сделать Оксенфурт независимым, но темерцы еще слишком слабы и разбросаны, а местные головорезы не организованы.

Милен понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Возле лестницы, новым столбиком образовалась стопка пролистанных книжек по травам, алхимии, их реакции на людей, анатомия существ... Собственно уже на рисунках четвероногих скелетов, под шум фонтана, девушка начала клевать носом. Шорох из кабинета придал ей немного бодрости. Милен, лениво поднялась на ноги захлопывая книгу. В одиночестве, без сказок, все же стало скучно. В относительной тишине, мелкие шорохи, тихое журчание воды. Повелительный зов прозвучал будто гром среди ясного неба. Вампирша вздрогнула. Удержала книгу, от ее падения, даже не дав той шанса, на мгновение вцепившись в нее. Она быстро присоединилась в стопку к остальным книжкам, идеально сложенных, не было даже намека на шатание. Проходя часть пути, просто, чтобы немного сократить расстояние, она коротко улыбалась, хотя в глазах, при взгляде на маску читалось: "Что это такое? Зачем?" Что такое маски она знала, так что вопрос был риторическим.. А сон явно пошел ему на пользу.

"Собрать вампиров и всех кто может быть полезен. Составить карту. Истребить падальщиков. Торговец. Знаю одного, думаю он с друзьями согласится продолжить сотрудничество на более высоком уровне нежели карты и вино. Разберемся где его разгрузить."

- Так организуйте. - Она постаралась выглядеть серьезной. Но это оказалось сложно, когда с тобой разговаривает каменная плитка вместо лица, которая сначала поразила ее и слегка напугала. Сейчас же, Гвинет не могла на нее смотреть без улыбки и попыталась держать взгляд на шее и плечах. Но все же, сложила руки и распахнула веер, спрятав за него пол лица. Конечно на время, пока не привыкнет.

- Я рада, что Вам уже лучше. В прошлое появление Вы были похожи на призрака, но... Она снимается?

Но все же, собравшись, продолжила: - С сотрудничеством много проблем не будет, если найти одного краснолюда. А с ним и заработок. Допустим всех найденышей я приведу сюда. Торговца куда звать? Хотя... Мне легче Вас позвать на встречу. Эх.. Тут надо будет еще сделать инвентаризацию. Часть выкинуть, часть продать очень дорого. Книги некоторые повторяются, а изображение не всегда точны. А... и не смотрите в ящик с оторванным сидением, дышать тоже не стоит, но смотреть еще хуже. 

Последние предложения Милен говорила уже занятая делом. Таким как собирание книг и их возврат на второй этаж.

- А алхимические ингредиенты лучше не продавать. Я знаю, что с ними можно сделать.

 

Белизар и Адда понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

- Распоряжайся. Не думаю, что могу сейчас позволить себе разбор чужих кладовых. Со временем, уверен, я смогу открыть и остальные двери, но беспокоить Бахамута мы по этому поводу больше не будем. Пусть спит, так лучше. - шут привычным движением снял маску, тут же скривив мордочкой забавную гримасу. Мужчина хотел, чтобы собеседница знала - многочисленные преображения для него лишь приятное занятие. Фигура в плаще расслабилась, голос обрел живые и теплые краски.

- Реликты пусть селятся в помещениях культа. В пещеры сами не лезут - не хочу ненужных потерь еще до достижения общего договора. В лаборатории не води - големы не тронут нас, но нападут на любого другого. Дверь им тоже не откроют. В твоем случае - хватит капли крови на камне, узнает по запаху. Если станут охотиться - так, чтобы не вывести людей на логово. Магия защищает входы иллюзиями, но не более того. - вампир с интересом взглянул на остальные рабочие помещения, закрытые плотной пеленой заклинаний. Лезть на них вот так, с наскока - самоубийство. Пока вампир не подкрепит знания теории практическим опытом, даже и думать о подобном не стоит. А там, кто знает - может найдется и застывшая в годах кузня, алхимические горны и только боги знают, что еще.

Белизар тихонько приблизился к девушке, пока та была занята книгами. Обхватил за талию, прижал к себе, вдохнул запах ее волос. От одежды еще тянуло кровью гулей, но седовласого это не особенно волновало. Губами коснулся ее тела под левым ухом, слегка оттянув кожу.

- Вернусь и все решим. Вместе. Пока постарайся узнать сколько сможешь. - объятья закончились так же стремительно, как и начались. Мужчина отстранился, не желая пока портить привязанность излишней близостью и поспешил к выходу из помещения, не оглядываясь. Каменная преграда послушно расступилась и закрылась за спиной, стражи не шелохнулись даже когда вампир уверенно прошагал между двумя массивными фигурами. Проверить стоило - сбежать от подобных противников он всегда успеет, а подставлять кого - то другого под удар неприятно. Уже пройденный маршрут отдавал тишиной - недавняя кровавая расправа над местными обитателями распугало все, что обитало в пещерах. И поделом.

>>> Окрестности

 

Адда и Милен понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

"В пещеры то полезут, разве что, самые отмороженные... Но им же надо будет еще чем-то питаться... об этом тоже надо будет позаботиться, не то либо погибнут с голоду, либо привлекут ненужное внимание, а то и буянить начнут. Если сюда проникнут люди, они не выберутся. Но их будут искать, а это лишнее внимание, нам такое не нужно... Интересно, а оставшихся трупоедов хватит, чтобы накормить экимм? "

Властные движения. Прикосновение губ... Сердце предательски забилось быстрей. Ей было приятно, пусть и внезапно... Улыбка, слабая, нежная, первый признак расслабленности, доверия. Даже столь резкое прерывание момента ничуть его не погубило. Смотреть в след было бесполезно. Проход закрылся стоило ему выйти за порог помещения. Она осталась наедине сама с собой, своими мыслями и приподнятым настроением.

Прибрав остаток книг, девушка затащила на второй этаж все лишнее, что она спустила на первый. Раз уж они здесь обоснуются, и надо обустроить это место, то нет причин ничего выносить. Освободив один из столов, пока что, она просто положила на него сумки, освободив одну полностью и переложила в нее всего лишь едва начатый блокнот одного из бывших учеников, перо, с закрученным пузырьком новых чернил. Перекинула сумку через плечо. Капля крови с пальца действительно открыла ей проход на выход. Подобрав давно затухший факел, девушка не торопясь оправилась на выход, тем путем, которым они добрались до этого места. Воспламенив его снова  в помещении со статуей Милетеллэ, преодолела лестницу, после которой затушила его и оставила возле стену на второй ступени. Стоит признать, не только помещения, но и лабиринт будто преобразился, стоило "лампочке" получить желаемое. Но у нее будет время налюбоваться подземельями при составлении карт, сейчас было неплохо избавится от гулей и других тварей, которые могут населять их. А еще деньги...

--- Окрестности Оксенфурта---)-

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

=========Окрестности=============

Дорога в логово выдалась презабавной. Милен никак не ожидала, что забранный из деревушки вампир знает столько смешных рассказов, точнее и не думала, что его это может вообще интересовать. Он так же рассказал ей где еще может обитать экиммы и пара других вампиров. И вот он - вход. Вампирица спокойно прошла первой, зазывая экимм идти за ней и исчезнуть следом во тьме берлоги. С подозрением, но они двинулись следом. Озирались и переглядывались. Носферат вышел заключающим, подгоняя все сборище двигаться быстрее. Выйдя к лестнице девушка достала из сумки факел и подожгла его. Так же, она вытащила книгу, в которой недавно рисовала и чернила. Факел перешел к Альперу, а сама Высшая собрала все лишние вещи опять в сумку, и, спускаясь по лестнице считала ступени, шаги. Дальше, в этой книге она делала пометки и рисовала схематичный маршрут. С ее замечательной памятью, этого вполне хватит для того, чтобы впоследствии нарисовать точную карту. По ее просьбе носферат ходил рядом, чтобы света от огня было достаточно, дабы не нагружать ее глаза. А то мали ли, настроение испортится...

Вампирица в компании обошли зал со статуей и скелетами, комнаты учеников и всякие подсобные помещения в этой области. Она разрешила экиммам "обмусолить" тоннели трупоедов и обосноваться в любой комнате, где им будет удобнее, на первое время. Показала, где будет размещаться сам носферат, а так же ограничила места для гуляния, объясняя тем, что многое здесь таит в себе ловушки и они их еще не обезвредили. Когда вернется второй Высший, он сможет им точнее описать куда можно, а куда нет. Пока же, девушка оставила вампира обустраиваться на новом месте и, позвав за собой Сида, ушла дальше. Одновременно нести факел и книгу с пером было не совсем удобно,  приходилось останавливаться внося коррективы в схему и пометки, но, обойдя все что только можно, даже туманом прошныряв тоннели, она села у подземного озера. Сид лег ей на ноги, подставил спину в качестве письменного стола, периодически почесываясь о корень книги. Когда же схема была закончена, и оставалась лишь та часть за мостом, в которую никому нельзя, она наказала Сиду, чтобы тот никого не подпускал, кроме нее и еще одного Высшего. Погладила его.

Оставшаяся часть будущей карты весьма быстро уместилась в схему. Оставалось другое: найти большие листы, дабы на них можно было в полной мере разойтись в деталях. Вампирица перерыла весь верхний этаж, подняла облака пыли, но нашла то что искала. На большом листе пергамента будет располагаться большая, подробная карта. А на еще двух Милен начертила предварительную. Она была точна, были видны все повороты и комнаты, в которые у нее был доступ и знания, что они там есть. Пустые места остались пустыми, и, по логике вещей было много мест, где могли быть тайные комнаты или другие вещи, на подобии кладовок. Небольшие ярусы получились на втором листе, с пометками где какой вход или выход. И вот, при создании главной карты, у нее просто не хватило чернил. Она была больше и в масштабе, и в подробностях. Соответственно, ей нужно больше внимания. но коли кончились чернила, а других у нее нет... Нет, каракатицу она больше трогать не хотела, еще с того раза запах не совсем выветрился. Собрав остатки, она оставила записку:

"Карта на полу не доделана, не трогай, высыхает. Готовая мини-версия на столе второго этажа возле входа. Сида не обижай."

Прикрепила на стене возле двери в покои Альзура. Было бы легче написать это же мелом на стене, чем крепить к ней пергамент, но девушка подумала, что не хочет здесь мыть стены еще и от мела.

Посмотрев, не свалится ли она раньше времени, девица довольно улыбнулась и ушла на легке. Все вещи, что она захватила с собой остались на втором этаже на одном из сундуков. Разве что измазанная кровью рубашка осталась в доме носферата, так как она подумала, что такая приманка ей больше не пригодится, хотя и не была востребована. Погладив на недолгое прощание Сида, повела его до залы со статуей, после чего испарилась в облаке дыма, быстро покинув храм.

=====Улицы Оксенфурта=====

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

>>> Окрестности Оксенфурта

По прибытии к логову, вампир стянул с лошади сумки, напоил ее водой. После небольшого отдыха кобылка вернется в город к своим изначальным хозяевам - животное было куда умнее, чем казалось на первый взгляд. Да и пара таких случаев уже происходили, когда вампир отпускал лошадь домой, а та успешно добиралась, ничуть не пострадав. Белизар давал ей имя, но уже совсем его не помнил. Ха.

Из - за покрова тьмы доносилось множество незнакомых запахов. Очевидно, Милен справилась с некоторыми из поставленных задач. Встретили высшего настороженные взгляды, всхрипы и одна вполне разумная пара глаз. Экиммы и катакан? Или носферат? Он займется ими чуть позже. Сперва нужно привести мысли в порядок.

- С инструментами, значит, немного знаком? Найди келью попросторнее и помещение с воздуховодом на поверхность, одно такое я точно встречал. Если захламлено - приберись, со временем переделаем в твою мастерскую и кузню. Будет тяжело, но сделаем потихоньку. - мужчина заметно вздрогнул, едва шут похлопал его по плечу. Сам Белизар тоже замечал прежде, но теперь был уверен - от него самого веяло другими запахами. Запахами, которые даже травы могли не отбить. Все потом.

После отдыха в неприглядном уголке старого чародея, вампир взялся за дело. Перед ним стояла задача, задача непосильная, трудоемкая, требующая пристального внимания и избытка свободного времени. Единственное, что было готов к выполнению немедленно – магическая составляющая сложного, но обязательного лабиринта.
Белизар очертил набросок карты, сделанный чуть раньше Милен. Преддверие храма и многочисленные кельи станут убежищем для младших вампиров, экимм, катаканов, носфератов и других. Помещения под мастерские тоже имелись – под них подходили как библиотека, так и несколько комнат, где вели работу над оккультными трудами. Лаборатории еще предстояло тщательным образом изучить, обыскать каждый угол, каждую пядь, но вопрос безопасности стоял куда выше утомительных поисков.


Мужчина изучил заметки Альзура, всячески критиковавшего иллюзии, но тем не менее, подробно их описывающего в своих трудах. Маг отличался дотошностью наравне с прославленной дикцией. Эгоцентризмом он блистал не менее сильно. Многие заклинания имели временный эффект или же не давали требуемых свойств. Зато нашлись сразу две разновидности, способные пригодиться в нынешнем нелегком деле. Историку пришлось изрядно перекопать мастерскую чародея на предмет довольно обычного реагента – прозрачного камня – сферы, что мог быть выполнен, как и из обычного стекла, так и из краснолюдского хрусталя. Материал не имел особого значения. В сумку так же отправились и инструмент по работе с камнем.


Первым местом для экспериментов стал внешний мост, ведущий к защитному кругу с големами. Вампир не рискнул лезть в вязь рун круга, принявшись за работу у зева пещеры. Он без труда отыскал небольшую нишу, что могла бы стать гнездом для реагента. Потратил прорву времени на отделку и шлифовку, добиваясь едва ли не идеального результата. Плотный контакт с сферой был необходим, иначе заклинание постоянно бы сбоило, проявляя то, что предначертано скрыть. Убедившись, что снаружи озорство было неприметно, мужчина расчетливыми движениями принялся покрывать необходимый участок одной и той же руной. В последствии, символ тоже окажется скрыт, накопив достаточно магии.


Биться над произношением пришлось недолго – демон услужливо подсказало необходимый слог, звук, тон. Лишь разобравшись, чего именно хочет от собственной гортани, мужчина зачерпнул силу из реки и горных истоков, провел через себя, а затем – насытил хаосом реагент. Действие это оказалось чрезвычайно неприятным и сложным – кожа монстра наполнилась ощущением слизи, в которой тот барахтался с каждым жестом, а само естество – ускользающим и неуловимой депрессией. По какой – то причине, поток магии и уходящая физическая выносливость изрядно напомнили вампиру его собственные естественные способности. Протянуть нить между сферой и всеми символами было все равно, что вдевать в игольное ушко тонкую, разветвляющуюся во все стороны непослушную нить. Даже закончив, чудище не мог отделаться от ощущения, что все его потуги и действия неестественно бесполезны. Прозрачная сфера на мгновение засияла голубым омутом в стене, а позже – стала ее частью. Ниша исчезла, за ней начали пропадать руны. А после исчез мост. Белизар сокрушенно покачал головой, толкнул небольшой камешек навстречу пропасти и с удовольствием пронаблюдал, как тот растворился в воздухе, не упав и не издав ни звука. Любой, попытавшийся проверить обнаружит тоже самое. Шут аккуратно убедился в наличии моста и отправился в глубь пещер, постоянно прислушиваясь к окружению. У него еще была одна дверь, не терпящая отлагательств.
Попутно все ощущения монстра были направлены на изучение горных вод. Его поражала проделанная неизвестным магом работа – русла были искусственно и весьма искусно перенаправлены, чтобы вода не попадала в туннели, но шла неподалеку от них. Чтобы любой, мало-мальски знающий подмастерье мог ворожить по пути в крепость. Отбиться от подземных жителей, если придется.


На бумаге обретал форму список дел. Нужны были металлические колья, чем больше, тем лучше. Деревянные не подойдут – иногда какой – нибудь спешившийся всадник в тяжелом доспехе такую ловушку способен пережить. А под конного было достаточно увеличить размер охотничьих ям. Животинку, конечно, жалко, но выбора нет. Следом шли сами ямы. Подробные размеры и количество, вокруг главного входа. Единственное животное, что могло бы влететь в подобную ловушку должно быть больно или безумно – аура, отгоняющая все живое от спуска, никуда не исчезла. Вместо навеса из листвы можно было навести те же иллюзии, да так, что и самый опытный охотник не отличит от естественного покрытия.
Значит нужны еще болванки из стекла. Банальные шарики из обычного бесцветного стекла были нужны для каждой устойчивой иллюзии. Итого почти десяток – как и число ям. Плюс несколько проходов в подземельях, чтобы запутать возможных вторженцев. Два десятка.
Дальше расположились в списке стальные решетки. Несколько боковых ответвлений можно было смело перекрыть именно этим способом – такие ветки вели из ниоткуда в никуда и были скорее результатом работ падальщиков и им подобных.


Стальные рамки. Каждую яму придется обделывать сталью или хотя бы дешевым металлом, заодно сделав крепление под сферы. Так, чтобы со временем не сместилась почва. Понятно, что любая дрожь пластов легко могла порушить скромные защитные сооружения, однако дерево быстро сгниет или поддастся естественной эрозии.
Главная решетка. Возможно даже отдельный коридор. По бокам могут быть отверстия для копий или других орудий, через которые незваные гости не смогли бы пробраться. Сталь и укрепленные бревна. Возможно имело смысл огораживать подобным образом одно из помещений преддверия храма, чтобы проверить на прочность нервы врага и стянуть всех союзников к месту столкновения.
Металлический чеснок. В местах возможной погони, как в лабиринтах, так и в коридорах кроме этих маленьких бестий вполне могли быть самого разного рода небольшие ловушки. Впрочем, такие оголовья имели низкий приоритет – латные сапоги вполне могли защитить даже от плотного покрова.


Обсидиан. Достаточное количество сырья для дальнейших экспериментов. В записях чародея был способ создавать из этого материала сердца для магических созданий.
Кандалы для пленников. Если вампир собирался изучать некоторые аспекты магии, ему понадобятся подопытные мышки.
Долгосрочным проектом можно было назвать разводной мост, ведущий уже напрямую к лаборатории. Любого помощника придется переносить на ту сторону самостоятельно, существующий мост придется конфигурировать или изучить в подробностях, чтобы понять, будет ли нанесен урон магическим построениям подземелий. Механический рычаг или цепь, что должна была приводить мост в движение. Опять же, кто – то постоянно должен находиться в крепости, но на эту роль можно выставить и одного из низших демонов, которых вампир собирался призывать в довольно больших количествах. Впрочем, к этому он вернется.

В голове внезапно зародились сомнения. Там, когда вампир искал заклятий и различных форм одного и того же, там, когда его мысли были полны вызова демонов, там, где разум шута искал самые разные, сложные и простые, исковерканные и подробные речетативы и формулы заклинаний. Книга раскрывалась тогда, повинуясь минутным желаниям. Она отыскала страницу и теперь, едва шут захотел создать требуемое. Сразу. Там, где нужно, где – то в центре перипетий страниц. Каждый раз, когда Белизар листал книгу, ей не было конца. И почему же он замечает столь важные детали лишь теперь, мчась куда – то, сломя голову, вновь охваченный эмоциями.


Новая иллюзия встала на место дверного проема, в самом начале подземелья, у наиболее очевидного входа, ведущего от помещения с фресками. Дотошность и точность действий, а также довольно долгая подготовка перед произнесением заклинания позволили мужчине собраться с мыслями и силами. Новая часть общей картины ужасов и содомии, творимой магами, вписалась как нельзя лучше. Жуткая разинутая пасть, несущаяся на встречу с безликой, паникующей толпой. Неисчислимые клыки, размером в человеческую фигуру, зловонные пары, рвущиеся из чрева чудовища и глаза, выкатывающиеся из орбит. Шут был доволен произведением, громко хмыкнув вставшей в проеме иллюзии. Затем пришел черед продолжения изысканий. Путь обратно был скучен и долго, вампир не мог позволить себе тратить силы понапрасну. Легкая слабость и так давала о себе знать.


Повторное изучение гриммуара доказало догадку вампира. Как бы он ни пытался открыть книгу в ее начале и конце, каждый раз ладонь буквально соскальзывала и открывала по центру. Перед взором монстра раскрылись секреты становления ведьмаков, как результата жутких, нечеловеческих экспериментов. Шут старался не запоминать незнакомых формул, погружаясь глубже в историю изысканий древних чародеев. В то, как отбирали детей. В неудачные случаи и ошибки, не имевшие прецедентов. В многочисленные таблицы, где каждый номер – чья – то жизнь. Большинство, к слову, было зачеркнуто. Наспех, так, чтобы текст оставался виден.


Узнал он и то, как учили будущих охотников за чудищами магии. Какие знаки перебирались чародеями, перестроенные из более сложной категории, иногда и вовсе имевшие корни в древнем, чужом волшебстве. Сколько сложных и опасных для жизни тренировок каждому приходилось пройти, чтобы какой – то старик зачел мальчишек в качестве «временного успеха». Их силы и слабости менялись с каждым изменением формулы, но общий итог оказался приблизительно один.
Нашел он в этих записях и нечто куда более ценное. Альзур был поистине параноиком, психопатом и безумцем, но его ум часто поражал историка. Презренные среди магической челяди знаки, которые ныне именуют не иначе, как низшей формой магии, знаки, которыми было так удобно пользоваться в настоящем ближнем бою, старый чародей использовал в качестве кода. Ключа, что открыл бы его личные двери в этой лаборатории.


Вампир попытался унять детский восторг. Слабое преклонение, что начинало проклевываться перед чужим, изощрённым, извращенным, но могущественным разумом. И не мог. Альзур поступал точно так же, как поступал бы Белизар. Таким же образом устраивал мелкие интрижки и войны между княжествами, так же легко проворачивал никому неизвестные аферы, крутил окружающим миром, как пожелает. А еще создавал нечто новое. Все последние записи, касающиеся закрытых дверей, обрывались на некоем объекте с номерным символом. Заплавленная оболочка, хрупкость и странные, непонятные пока чудищу термины. Вампир знал, куда ему нужно идти и как попасть в хранилище. Чтобы там ни находилось, он должен увидеть своими глазами. Ведь это нечто было предметом. Возможно, артефактом. Но уж точно не живой тварью.
Люк оказался спрятан за скрытым механизмом. В глубине небольшого фонтана у стены был вырезан сигиль, тут же зажженный требуемым знаком. Шифровка была известна только старому чародею, а потому Белизар не боялся внезапных вторжений магов или ведьмаков. Каменная плита в противоположном конце зала, между кабинетом чародея и другим закрытым помещением, подалась не сразу. Плюнув на осторожность, мужчина поднял ее с помощью телекинеза, оставив прослойку недалеко от спуска по лестнице. К слову, лестница вела глубоко. Достаточно глубоко, чтобы зажжённые в зале огни не достигали ее окончания. После небольших проблем с темнотой, Белизар добрался до очередной каменной двери. Очевидно, древний маг был помешан на секретности и защищал свои владения всем, чем только можно.
В чем пришлось убедиться, едва левый сапог опустился на нажимную плиту. Справа в лицо и ноздри дыхнуло жаром, воздух резко затрещал, затем появилось и пламя. Монстр едва успел заслониться рукой, скорее инстинктивно, нежели из опасений. В ловушке не было ни капли магии, зато была горючая субстанция, прекрасно сжигающая обыкновенные рубахи. Плащ, сумки и книгу седовласый оставил в кабинете, не желая идти нагруженным. Волосы и радужка глаз не пострадали, потому вампир ступал дальше, сильно нахмурившись. Подобные сюрпризы – часть его жизни, пусть и весьма неприятная. Темное нынче время.
Узкий коридор остался позади. Круглая комната почти без мебели, лишь два слабых огонька у входа озаряли помещение. У дальней стены расположился пьедестал, к которому со всех сторон подключены были неизвестного назначения трубочки, металлические и прозрачные нити, а с потолка на некий предмет огромным зевом смотрела труба, выделяющая какой – то газ или субстанцию. Воздух оказался внутри холодным, едва ли не промозглым – людям было бы неприятно без теплых одежд. Стены покрыты налетом инея, снега и льда. Легкий хруст под ногами. Единственный источник тепла в комнате – труд деятельности старого чародея. Металлический короткий тубус с загруженными окончаниями и вставками для крепления. Размер предмета вполне позволял его носить на поясе, без каких-либо проблем.
Вампир попытался нащупать это нечто магией. Фон, исходящий от демона сверху перебивал почти все ощущения, однако седовласый понял, что именно происходит в комнате. Излишки магии, исходящие из лаборатории, скапливались и отправлялись сюда, странным образом направленные на предмет. Затем исчезали, словно что – то их всасывало, поглощало, питалось объедками с барского стола. Пришлось приблизиться.


Русалка отвернулась. Ее ослепляло содержимое, женщина недовольно скривилась, не желая делиться большим. Монстр коснулся тубуса, провел пальцем по металлическим поверхностям, отдавшись магическому зрению. Да, количество силы слепило, даже обжигало. Металл был защищен столькими заклинаниями, что никто попросту не смог бы увидеть содержимое, оставшись в живых. Нельзя было и уничтожить предмет – слишком много магии вложено в сосуд. Той же магии и на тот же манер, что и найденный шутом меч.
- Что же ты такое? Инкубатор? Или же…
Резкое сияние исчезло, как и поток хаоса. Теперь шут прекрасно видел крошечную сферу, размером с верхнюю фалангу мизинца. Укутанную в шелка и бархат, да так плотно, что внутри цилиндра не было никакого движения. Слабый разряд кольнул в руку. Мужчина попытался понять, сколько же сил потрачено на этот маленький кусок материи и с головой утонул в чужой мощи. Он ни за что не смог бы сопротивляться, если бы демон, чьей эссенцией был запитан предмет, не признал его как союзника. Даже русалка не смогла бы помочь.


Ощущение никчемности, слабости и легкого беспокойства ушли. Чем бы ни был артефакт Альзура, теперь он принадлежал вампиру. Потоки хаоса текли безмятежно, подпитывая физическое тело, насыщая Ундину и Белизара. Магия, копившаяся столетиями, не знала границ, но и способа высвободить все разом не существовало. Осознание того, что в руках находится настоящая бомба, способная разворотить не только подземелье, но и все окрестности Оксенфурта с городом, слегка тревожили. Лишь самую малость. Тубус расположился за поясом, так, чтобы ножны или меч не имели никакого контакта с сосудом.

После небольшого изучения, вампир убедился, что кровь Демона в бутылке продолжала реагировать. После последнего перерыва - все больше, даже направление теперь было шуту известно. Историк оставил лишние вещи, взяв с собой лишь сумку с бутылью, оружие и другую маску, напоминавшую больше чей - то череп. Кожаный капюшон плотно обхватил края, после чего мужчине пришлось слегка повысить голос. Он собрал с десяток экимм, оставив остальных с выводком молодых чудовищ. Круг монстров сбился плотно вокруг высшего.

- Мы идем на охоту. Мое слово этой ночью - закон. - говорить с низшими вампирами было лишним, однако Белизар до сих пор не мог взять себя в руки. Бездна на поясе пугала его ничуть не меньше, чем вечный сон. Они расположились в помещении с фресками, где шут разместил новоприобретенных союзников в правильный круг. Когда - то он уже использовал этот трюк, однако теперь его магию питала не только природа древнего рода. Хаос и холод нашли переплетение с мастерской, устойчивой иллюзией, отработанной столетиями на поле брани. Седовласый ни за что никому не расскажет, откуда появился образ, но после тщательной подготовки перед ним стояли куда более жуткого вида создания. Чудища выглядели так, словно их вывернули наизнанку - мышцы, кости, сухожилия, жуткого вида черепа и пасти. Множество лишних когтей и зубов. Торчащие из всех частей тела арбалетные болты, остовы копий и разнообразного проржавевшего сломанного оружия. Запах охотников скрылся за пустотой, а от тел шел слабый холод. Сам мужчина теперь больше был похож на восставшего из мертвых призрака - плащ и капюшон обратились жутким саваном из человеческой плоти и останков, воздух вокруг слегка подрагивал от насыщения магией хаоса. Полнолуние начиналось совсем скоро.

 

Адда и Милен понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Улицы Оксенфурта

На пути к Храму девушке пришлось немного по-вилять по разным дорогам. Первое время как опомнилась, девочка довольно громко возмущалась и как бы вампирша не уговаривала ее замолчать, ничего кроме щелбана не помогло. Да и то, вызвало сначала дикий детский рев. Уже некоторое время девочка не весела на плече высшей, а шла с ней за руку и подтирая сопли и слезы посматривала по сторонам и за спину, на отца.

- Тетенька, кто вы такая, почему вы хотите убить моего папу?

Вопрос заплаканным, но уже усталым от плача голосом немного озадачил кровопийцу. Она даже опустила на нее взгляд. Эти жалобные глазки... Милен выдохнула недолго обдумав как ответить ребенку.

- Мое имя Гвинет Каэрмкхин, вот только тебе это ничего не скажет. А твой отец - предатель. - Она пожала плечами: - На его глазах разорвали и выпили кровь вампиры. Они были голодны, я не могла им отказать. И видя это, он все же привел тебя ко мне. Его глупость едва не предала тебя. А ты меня удивила, уж такого подарка судьбы, и тем более от такого как он, я просто не ожидала. 

- Вашим именем была подписана картина, которую купила мама в прошлом году... Золотистый олень на фоне заката и виноградных полей... - девочка снова начала плакать.

- Да, интересный тогда был день... Ну хватит ныть, тебя так все услышат. От охотников за чародеями я не смогу тебя защитить и не стану, потому что сама будешь виновата.

- Зачем я тогда тебе?

- Я вручу тебя своему другу и...

- В жены? А он красивый? Папа всегда говорил, что если я не буду слушаться, то он отдаст меня в жены тролю.

- Ахах... Не дождешься. А там он сам решит, что с тобой делать. Может поиграется, а может и обучит магию контролировать, использовать и делать разные интересные штуки... Хотя, кажется, что теперь, для него это одно и тоже. Хочешь жить - улыбайся. Никто не любит нытиков. И не смей его кусать, как меня. Он кусается больней...

Милен отпустила руку девочки и погладила по голове. Группа была уже близко к нужной им берлоге. Аура этого места создавала лишь препятствия для спокойного прохождения. Наверное она правильно действовала, так как бруксам пришлось вырубить человека, чтобы тот перестал упираться и пытаться сбежать. С девочкой проще, пару раз дернуть и перекинуть через плечо... Ну хоть по лестнице та спускалась уже самостоятельно, прижимаясь спиной к стене. Знакомый голос... Мимолетная улыбка испарилась так же быстро как и появилась. Вампирша почувствовала что-то не то и приказала бруксам охранять людей на лестницей, особенно ребенка, пока она не позовет. Сама же обратилась в туман и стремительно направилась к источнику странного ощущения.

Обустройство этих ловушек ей мягко сказать не нравились, они сильно сбивали с колеи, притупляли чувства. Уже было понятно, что Белизар вернулся раньше нее и не просто так, а наворотил дел. Ее взору предстали чудища, от лицезрения которых она бы с удовольствием воздержалась. Хаос творил безумие... Зрелище начинало питать гнев внутри высшей. Мало ему поисков приключений, магии, имение демонов в приятелях? Не видя лица, не чуя ранее присущего ему запаха, она не сомневалась, что в центре был именно одержимый жаждой безумия вампир.

- Ты в СВОЕМ уме?! Что ЭТО?

В душе она была бы рада, разрушь своим появлением часть ритуала... Однако, реальность такова, что по всей видимости опоздала. Вампирша не находила слов... В добавок, с лестницы послышался приглушенный благой мат одной из брукс, на который не хотелось обращать внимания, ведь им вполне должно хватить мозгов урегулировать то, что они там не поделили. Не хватило. Возникшая перед ней девчушка застыла на месте, едва увидела в приглушенном свете огня толпу монстров. Милен успела закрыть ей рот ладонью заглушив визг и тем самым сильно прижала к себе. Вторая рука уперлась кулаком в бок.

- Две клуши, не могут за такой малявкой уследить... - тихо прорычала, выдохнула медленно, осматривая труды его деяний выискивая причину не стукнуть любителя масок.

- Ребенка напугал... Ты мне расскажешь, что задумал или мне это скажут следы, по которым я буду собирать остатки здравого смысла?

Белизар понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Холод пробирал плоть, чередой молний взбираясь по позвоночнику. Сила, с которой соприкоснулся вампир пьянила и напомнила ему о треклятом дыхании смерти. Той самой банальной девы с косой, что стоит за плечом каждого копейщика и ратника, но до нынешней поры лишь улыбалась многоликому шуту издалека. Сознание, сплетенное с демонесой и насыщенное чужеродной магией было ошарашено потоком чувств, эмоций и количества...

Масок. Саван вампира был искусно вышитым полотном из человеческих лиц без глаз и зубов, искривляющихся в неумолимом и болезненном хоре воплей, страха, страданий. Сущности, что спали в необычной душе, наконец нашли выход. Священник, плотник, рыцарь, торговец и плут, десятки и сотни его жизней вернулись в кратком миге, ударив новоиспеченного мага всем, что было.

 

- Ах...

Фигура чудища согнулась ровно в тот миг, когда по залу разнесся крик человеческого ребенка. Тишина после длилась лишь мгновение, но она была куда тяжелее всего, о чем говорил Белизар за последние десять лет. Подчиненные железной волей шута бестии застыли в ожидании приказа, связанные уже не только его волей и старшинством, но и неуловимыми узами магии. В отдаленных уголках разума, мужчина ощущал каждое движение зверей, каждый выдох и вдох.

По полу залы, в узком кругу экимм пробежались молнии. В воздух ударило свежестью, дополняющей легкий холод и полумрак. Мужчина медленно выпрямился, словно оправляясь от физического повреждения. Монстры, словно по команде, опустились на колени, склонив головы.

Шут изучал собственные ладони, словно и не слыша восклицаний вампирши. Лишь когда человеческое дитя перестало кричать и с любопытством, смешанным со страхом, вперилось взглядом в седовласого, что - то изменилось.

 

- Ты привела ее, так будь добра, проследи, чтобы ребенок был сыт и здоров. Час поздний. А мне пригодится ученица. - Голос был приглушен и тих, но все, кто находился в комнате прекрасно слышали каждое слово и кожей ощущали исходящие от чудища волны магии. Безликой, не предвзятой, дожидающейся своего часа.

- Иллюзии лишь маскировка. Все спишут на Гон. С этими всадниками ничто не сравнится в искусстве устрашать. Может быть, присоединишься к полуночной охоте? Мне надоело...Скрываться в тенях.

 

Адда и Милен понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте учетную запись или войдите, чтобы комментировать

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу