Шило

Упавший Кот всегда приземлится на лапы

В этой теме 17 сообщений

Место действия:


 


Школа Кота, Драконьи горы, Повисс.


 


Участники:


 


Аенниэведдиен, Шило


 


Связанные события:


 


Разрушение и захват Школы Кота


 


Дата:


 


N/A


 


Краткое описание событий:


 


Школа Кота атакована и осаждена солдатами. Запертые в Школе ведьмаки и учёные готовятся к штурму. Понимая, что иного шанса спасти ценные бумаги и секреты Школы не будет, маги поджигают библиотеки и лаборатории. Как только падают стены, каждый выживает, как может, и хватает с собой то, что может пригодиться. Скажем, кипы листов, ещё не отправившихся в огонь, как то сделали Шило и Аенниэведдиен, решившие спасаться бегством, спустившись по головоломным северным склонам гор.


Зима близко, Повисс - чертовски сложное место для выживания в её условиях. 


Счёт идёт на часы и минуты.


 


2016-03-24-Nahiri-Machinations-(Final).j


Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Кровь. Она чувствовала, как кровь стекает по руке, огибая рукоять меча. Она чувствовала, как прилипает к телу намокшая от крови теплая куртка. Она слышала крики. Она слышала стоны раненных и умирающих. А потом все стихло — её оглушило взрывом магической энергии. Оставшиеся солдаты отлетели к стене словно тряпичные куклы, и больше не двигались. Она не слышала ничего, кроме утихающего писка в ушах. А затем был крик. Кто-то кричал с дальнего конца зала:

Не стойте столбом, закройте уже эту сраную дверь! — Ведьмаки бросились выполнять приказ, попутно добивая выживших, и тех, кто только собирался просочиться через огромную дубовую дверь, в которую прошел бы и великан. Искра отошла от двери, и облокотилась на колонну — поблекшую, но еще хранящую воспоминания о былых временах. Она окинула взглядом всех выживших — их было не больше двадцати. И среди них была Шершетта. Девушка вздохнула с облегчением. Искра не смогла уследить за своей подругой во время боя, и опасалась, что та не выжила. Ведьмаки сражались отчаянно, c дикой яростью. Коты. Но солдат было слишком много, они все шли, переступая через своих павших товарищей. Они были словно прилив, омывающий каменный берег, подтачивающий его. 

Это все выжившие? — это был старый ведьмак, Шредингер. Остальные постепенно стягивались в центр зала, обступали его. Искра последовала их примеру. Она встала рядом с Шершеттой, положила руку ей на плечо. Они молчали. Старик окинул взглядом всех выживших, и продолжил:

Нужно уходить через тайный ход, — он повысил голос, — но сначала мы заберем все, что сможем унести. Остальное сожжем. Мы не оставим им ничего. Они не получат и крупицы наших знаний.

Ведьмаки были согласны.

Вы собираетесь скакать по горам как горные козлы? — Из толпы вышел чародей. Он, как и остальные, был покрыт свежей кровью. Один глаз дергался в нервном тике, а руки немного подрагивали от адреналина. Он и сам заметил это, и потому стиснул кулаки, унимая дрожь, — Как вы планируете спускаться с горы, нагруженные нашими драгоценными свитками?

К чему ты клонишь, Гетольд? — Голос Шредингера был холоден как лед, — Будь добр, выражайся яснее.

К чему я клоню? — Голос мага дрогнул, — К тому, чтобы сдаться! Сжечь все, и просто сдаться! Возможно они нас пощадят!... Аргх...—  Закончить мужчина не смог. Искра вытащила свой стальной меч из живота предателя, и злобно оглядела остальных.

— Еще кто-нибудь хочет сдаться? Нет? Тогда вперед.

Вернон Роше и Шило понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

If I die in Battle,
find dark blood upon my steel.
If I die in Battle,
tell them I stood, and never kneeled.
If I die in Battle,
my soul will be saved and gone.
I won’t die in Battle.
I’ll fly north with six winds blowing as one.

Van Canto – If I Die In Battle

 

 

Шило сражалась вместе с теми колдунами, что сейчас вздумали роптать. Вместе с ними и с молодыми ведьмаками она встретила первую волну нападавших на стенах, танцуя с клинком в руках, под обстрелом сразу же десятка лучников, пока эти увальни расправлялись с теми, кто пытался остановить их продвижение к главной зале. Не было смысла защищаться более, не было смысла цепляться за стены, когда солдатня вливалась во внутренний двор Школы через разрушенные ворота и незакрытые бреши в старых бастионах. Но они пытались, отстреливаясь, как уж умели, давая колдунам шанс на выживание. Ведь никто так и не мог поверить тогда, что это - конец. Последний день Школы Кота. 

Пока выжившие спорили, она стояла в стороне, с мечом наголо, прислонившись к стене замка, давным-давно уже ставшего ей домом. Сейчас замок этот дрожал с основания до самых высоких своих башен, ведь снаружи ещё шёл бой, отчаянный бой последних выживших Котов с лавиной солдат, неостановимой и безликой. И, если бы не воля случая, вся группа разодетых в свои ритуальные лохмотья и магические амулеты безумцев осталась бы снаружи, как и белобрысая ведьмачка, совершенно не удивившаяся тому, что именно Искра первая проявила нетерпение в этот момент, пронзая главного мага мечом. Тот и правда слишком заболтался. Сдаваться сейчас было не просто бессмысленно, а ещё и слишком, слишком вредно для того дела, что представляли собой выжившие Коты и их создатели.

 

 - Как горные козлы поскачем мы все. - Девушка без труда прошла в центр собравшейся толпы, мягко положив ладонь на плечо магу по имени Киран, который был явно вторым по старшинству в этой вшивой команде бумагомарак.  Его нужно было убедить в первую очередь, а лучшего способа сейчас, когда прямо перед ним погиб его предшественник, ведьмачка просто не нашла. - Держитесь за Шредингером. Он знает, что делать. - Белобрысая никогда не обладала репутацией лжеца, и была одной из самых частых гостей в обителях колдунов. Знала всех по именам. Не раз и пила с ними. И, наверное, потому сейчас её послушали, оставляя хоть какой-то шанс на то, что удастся идея, которая была очевидной для каждого Кота.

 

Прости меня, старик. Ты и сам всё прекрасно понимаешь.

 

Она взглянула на Шрёдингера, к которому была обращена эта мысль, лишь раз, тут же отводя взгляд, положив ладонь теперь уже на руки Искры, всё ещё сжимающей клинок. тут уже обошлось без слов, эльфка точно должна была понять, о чём её просят. Это, в общем-то. было очевидно. Как очевидно было и то, что сейчас решится участь всех выживших. И решить её должен будет именно Шредингер, который не просто так молчал уже почти минуту, слушая, как в двери зала, удерживаемые ведьмаками, колотятся пока что кулаками и ногами солдаты.

 

 - Все, кто знает подземелья - за мной. Шило. Искра... - Он назвал ещё несколько имён ведьмаков, выражение мрачной решительности на лицах которых тут же сменялось тревоги и странной задумчивости. - Бегом к северному ходу. Сожгите всё, что сможете, по пути. Не оставляйте им ничего. И... Дождитесь нас. Мы выйдем с юга. - Сладкая ложь для колдунов и тех, кто ещё не знает всех тайн Школы. Нет никакого Южного Хода. Есть лишь закуток в подземельях, в котором есть небольшое окно-отдушина, ведущее к неприметному склону, пологому и длинному. И, если Шило всё ещё умела мыслить как Кот, именно там они и отыщут всё то, что Шрёдингер решит сохранить.

А в том самом закутке, вероятно, найдут свою смерть и колдуны, и остальные ведьмаки. Не благородно бросятся на мечи, а дождутся солдат - и дадут им последний бой.

 

Ведьмачка цепко схватила старого ведьмака за запястье, ощущая ответный хват огромной ладони на своей тонкой руке, и молча кивнула, прощаясь со способным поспорить с Весемиром в старости своей мужчиной, который воспитал как её, так и многих других ведьмаков за свою жизнь. Как бы не повернулась судьба далее, именно этот человек всегда будет для неё настоящим Котом. Старый, мудрый, и лишённый каких бы то ни было сомнений в том, что дело их должно жить, несмотря ни на что.

 

Мощный удар сотряс стены зала, когда в ворота в первый раз ударился таран, и миг спокойствия обратился подготовкой к новой битве, в которой ни Шилу, ни тем, кто должен был уйти с ней, не было места.

 

 - За мной! Готовьтесь спалить всё, что может гореть! - Девушка отвернулась от предаваемого ими "отца", отправляясь в сторону лестниц, ведущих к северным подземельям. Её покрытое кровью, как своей - из рассечённой мимолётной стрелой брови, так и её врагов, лицо не выражало ничего, кроме готовности выполнить своё задание, несмотря ни на что. Разве что Feannewenn могла бы увидеть, что было спрятано за этой маской холодной отрешённости, но время сейчас было явно не то. Сейчас они должны были выжить.

 

 - Забирайте всю одежду, какая вам понадобится. Всё по пути, одеваться времени не будет. Бегите в пещеры, ползите по склонам, как угодно, но прячьтесь поглубже и ждите. Утром мы должны уйти. На юг. - Вряд ли хоть кто-то из отправленных с ней был готов к подобному изначально. Новички, по большей части, боящиеся сейчас даже собственной тени, вцепившиеся в свои мечи, как в единственный гарант защиты. Неужели они думали, что здесь, в подземелье их ждёт...

 

 - Вот они! - Зараза, солдаты! Наверное, разбили кладку одного из ходов! Хер с ними, идти всё равно в другую сторону, но нужно же оставить время на начало пожара.

Не задумываясь ни на секунду, Шило схватила вставшего, как вкопанный, ведьмачонка за плечо, отшвыривая его за себя, в сторону выхода, и "поприветствовала" первых солдат острой, игольной струёй пламени Игни.

 

 - Вперёд, недоумки! Жечь и бежать! Feannewenn, веди их и дождись меня! - Нельзя было оставлять этих детей без направления. А если Шило не прибежит вовремя... То она прибежит на секунду позже. Хоть ей и не удалось даже взглянуть на эльфку, Шершетта всё же была уверена, что та жутко не рада такому приказу. И дождётся её. Как-то дико было даже думать об ином варианте.

Вернон Роше понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

— Жечь все, что не сможете унести! — Командовала Искра, в очередной раз складывая пальцы в знак Игни. Позади уже вовсю плясало пламя, пожирая деревянные подпорки и помещения, которые они успели пройти. Замок задался на удивление хорошо, будто и не из камня вовсе. Сгорит все, кроме каменной оболочки. Уж они постараются. Аенниэведдиен была в ярости. И она жгла все. Они проскочили кладовую, набирая провизии в мешки. 

— Игни, — прошептала Искра. Послушники последовали её примеру. Кладовую в миг охватило пламя. Сделалось так жарко, будто казалось, что плавятся сами стены. А вместе с ними и продукты, что кормили ведьмаков долгими, холодными месяцами.
Ведьмаки не задерживались. Дальше на очереди были жилые помещения, кельи. Ничего интересного или существенного, кроме воспоминаний. Они сожгли и их. С ней были лишь неопытные ведьмаки, едва приступившие к обучению, молокососы. Повезло, что они вообще умели складывать знаки. 
Помещения сменялись помещениями. Гардероб, кухня, тренировочные залы... По замку распространялся удушливый дым, дышать становилось все труднее, видимость ухудшалась с каждой секундой. И они не останавливались. Помещение за помещением, комната за комнатой. Все, что мало-мальски горит - горело. Пот ручьями стекал по телу, смешиваясь с налипшей кровью. Сделалось жутко неудобно.
От жара и удушья уже кружилась голова, когда они добрались до арсенала. Здесь хранилась гордость ведьмачьего цеха: Шедевры кузнечного и портного дела, бомбы и масла. И все это было выковано лучшими кузнецами школы Кота. 

— Берите бомбы, пригодятся — Сопляки ринулись подбирать бомбы из ящика. Затем вышли в коридор. Последней вышла Искра. Она поджигала все, до чего могла дотянуться. Но бомбы не тронула, позволяя танцующему пламени сделать все за неё. 

Группа сломя голову ринулась по коридору, подальше от взрыва, прозвучавшего уже через пару секунд. Волна сотрясла замок до основания, разрушая комнату, и все прилегающее, начисто. 

" Вам не достанется ничего, ублюдки". — Подумала Искра, когда услышала позади взрыв.

Дальше была лестница — она вела наверх, в лабораторию. Её покинули как раз в разгар готовки зелий, и теперь в колбах и ретортах выкипали такие драгоценные зелья. Здесь же, сбоку, стояли полки уже с готовыми веществами. Искра пулей бросилась к ним. "Кошка, Петри, Ласточка, Гром, Мед..." — Девушка хватала все, что попадется под руку. То же делали и младшие ведьмаки.
Это помещение ждала та же участь, что и остальные. Послышались взрывы, стекло разлеталось по комнате. От одного из таких взрывов осколок пролетел в опасной близости от глаза эльфийки, прочерчивая в щеке небольшую борозду. 

— Ходу! Ходу! — Они слетели с лестницы будто на крыльях. Замок рушился на глазах. Одного из послушников придавило камнем, остальные затормозили. 
Зрелище было весьма неприглядным: Камень упал прямиком ему на голову, размозжив ту до основания.
Искра отвернулась, и возобновила эту дикую пляску со временем. Следующая остановка — подвал, в котором находились бочки с вином, - весьма недурно для ведьмаков иметь свой подвал с вином - там же был ход наружу, к пещерам и горным перевалам. Ученики юркнули в открывшийся проход, но Искра осталась. Она не уйдет, пока не увидит Шершетту.

Вернон Роше понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

"You will know that it's me when I turn my back on you
I will put the bodys of your sons inside their tombs
I will throw your rotten bones into a sea of lies
My black soul will be your curse for the rest of your lives!"

Dark Moor - Mortal Sin

 
 
Шершетте не нужно было делать ничего чрезмерно серьёзного. чтобы остановить пытающихся продвигутсья далее солдат. Одна вспышка огня уже слегка поумерила их прыть, а когда ведьмачка выхватила меч, вставляя его перед собой, солдатня и вовсе остановилась, неуверенно потом начиная двигаться вперёд, направляя на неё черт пойми как протащенные в коридоры внутри замка копья. Не очень длинные, но всё же куда более эффективные, чем меч. И это явно понимали и сами бойцы, уже увереннее двигаясь на девушку, которая пока что лишь лениво отмахивалась от копий, отступая примерно в их же темпе, зная, что осталось ещё три шага... Два... Один...
И, как только солдатня, исторгая из-за спин первых бойцов поток ругательств явно сержанта, рванулась вперёд, пытаясь пронзить ведьмачку своими копьями, Шершетта ударила по потолку Аардом, поднимая сложенную в Знак ладонь, без труда прочитав по выцарапанной на потолочной балке руне, что эта самая балка является фальшивой, и на деле лишь не позволяет потолочной плите рухнуть вниз. Погребая под собой нескольких солдат и заставляя остальных отступить. вопя что-то нечленораздельное в каменной пыли и потоках странного тумана, ползшего от скрытых за плитой дымовых гранат, которые как раз начали наводнять коридор токсинами, вероятно - распаром какой-либо опасной кислоты.
 
Удачи с этим, сволочи!
 
Жалость? Какая к чёрту жалость, когда эти уроды перебили почти всех, кто был в крепости? Детей, девушек, парней, мужчин и женщин, стариков... И убьют ещё многих. Если, конечно же, переживут эту ловушку.
А самой Шершетте пришлось срочно убегать, вслед за тем, как откуда-то снизу донёсся шум огня и грохот взрыва, который, наверное, означал начало разрушения нижних келий и оружейной, а значит, белобрысая ведьмачка порядком опаздывала к выходу из этих событий. 
 
Хах... Было бы забавно. Не успеть. И умереть здесь. Балка может упасть. Чёрт, как же тут хреново дышится! Нет, нет... Сейчас! А-а!
 
А-а!.. - Шило не смогла сдержать этот крик, когда прямо рядом с ней прямо, сразу после очередного взрыва, рухнула горящая конструкция, до того бывшая офирской бумажно-тканевой стенкой одной из келий. Раскалённый угли ударились о её спину, прикрытую кожаной курткой, и успели напечь её, до того, как она вскользнула из-под этой конструкции, ощущая запах собственных палёных волос и тут же пропуская пальцы через волосы, словно вытряхивая из них грязь, при том надсадно закашлявшись и побежав дальше, вперёд, почти наудачу, теряя зрение в клубах чёрного дыма и почти ощущая, как её окружает заодно удушающий жар, хуже, чем в самой раскалённой бане. И этот кошмар длился почти целую минуту, пока она держала дыхание, пробегая через комнаты, мимо пылающего зева комнаты, ранее бывшей оружейной, по пути поняв, что её куртка уже тлеет, стягивая её, тут же жалея о том, ведь теперь то же начало происходить с её кожей...
 
И, наконец, она оказалась в чуть менее задымлённом помещении, а затем и вылетела прямо на Искру, сослепу чуть не сбив её, падая на колени около проёма в стене, сквозь который со свистом поступал воздух, который она жадно глотала, дымясь и источая пар при этом не хуже раскалённой деревяшки. Вряд ли она могла сейчас контролировать себя, особенно учитывая пузыри ожогов, вскочивших на её оголённых плечах, но, даже и так, она прекрасно понимала, что этот самый воздух делает огромной вероятность, что вот-вот сюда пожалует и вал огня. И нужно было двигаться дальше. Подняться. не позволяя жуткой боли в лёгких и пов сему телу остановить её, и сделать всё, чтобы выжить. Потому что иначе они умрут тут вместе, и всё.
 
 - Верёвку! - Шило оставалась Шилом, даже тут командуя всеми, кем могла. Разумеется, она тут же снова зашлась в приступе кашля, но всё же смогла почти не глядя захлестнуть петлю на одном из крюков, торчащих из стены, и вывалиться в тьму и холод Повисской ночи, вслед за Искрой, доверяя ей поиск пути, в силах лишь висеть на верёвке, ведомой её подругой, и постепенно стравливаться вниз, надеясь, что они окажутся на уступе до того, как огонь пережжёт их верёвки.
 
Ещё немного. Немного. Чуть-чуть. Feannewenn... Feannewenn...
 
Как только ноги Шила коснулись каменного уступа, обозначающего вход в штольню, служившую своего рода перевалочным пунктом для выходящих с помощью этого хода, колени её подкосились и она повалилась вперёд, чудом не навернувшись назад, в пропасть.
Вернон Роше понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Она ждала. Среди хаоса и дыма, она стояла рядом со входом, дожидаясь подругу. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем эльфка стала различать шаги. Кто-то бежал. И уже через секунду на пороге появилась Шершетта, влетая в комнату на всех парах. Вся в ожогах, словно подпаленная кошка. Не мудрено, что она не смогла удержаться на ногах. Но времени прохлаждаться не было. Наспех закрепив благополучно захваченную из кладовки веревку, Искра спрыгнула в зияющий проем. Спускалась они не долго, но и это время казалось вечностью, когда там, наверху, вовсю горел огонь, норовя пережечь веревку, и обречь ведьмачек на долгое падение вниз. И, как следствие, быструю и мучительную смерть.
Спустя пару мгновений Искра наконец нащупала поверхность, и тут же отступила, освобождая пространство Шершетте, которая ползла следом. Но беготня по горящему замку дали о себе знать, и сероволосая ведьмачка повалилась вперед, увлекая Искру за собой, в зев давно заброшенной штольни. Они покатились по склону, собирая по пути все камни и неровности, которые образовались здесь за многие столетия. 
Когда они достигли дна, Искра просто лежала на холодной земле, пытаясь прийти в себя после такого увлекательного спуска. Рядом лежала Шершетта, так же не в силах встать. Эльфка чувствовала, как по затылку течет кровь. 

"Черт..."

Она попыталась встать. В глазах все плыло, пещера будто крутилась и переворачивалась. Девушка чувствовала, как рвота подступает к горлу. Еле сдержалась, чтобы не опорожнить желудок прямо перед Шершеттой. 

— Пойдем, угх, — она покачнулась — нужно догнать сопляков, пока они не ушли слишком глубоко. Искра переборола свой вестибулярный аппарат, и встала на ноги. Помогла встать Шершетте, которая в лунном свете выглядела аки твой труп.

— Ты в порядке? — Шершетта закинула руку на плечо эльфке, и, прихрамывая, они двинулись вперед.
— У меня еще восемь жизней, — усмехнулась серовласая.

Шли они до тех пор, пока не наткнулись на лестницу. Прогнившую, старую, но все еще способную выдержать человеческий вес. Об этом говорил огонь внизу и то, что она до сих пор не обвалилась под весом пробегающих тут молодых ведьмаков. Подпорки предательски скрепели, пока они спускались вниз. Там их уже ждали. Паренек, что всем своим видом показывал, будто его тут нет, подставил плечо, предлагая взять ношу на себя. Она отогнала его прочь, и сама устремилась к импровизированному костру, который наспех соорудили сообразительные подростки.

Искра помогла Шершетте сесть. И следом за ней опустилась на землю. Казалось, внутри не осталось ни одного живого органа.

— Надо бы заняться твоими ранами, — сказала искра, разглядывая ранения подруги, — сейчас, было у меня тут кое-что... — Девушка полезла в подсумок, чтобы через секунду выругаться сквозь зубы.

— Твою ма-а-а-ать.
— Что? 
— Зелья, — эльфка показал подруге подсумок, — я надеялась, что хоть что-нибудь из этого уцелеет...
— Дерьмово.
— Угу.

Наступило молчание, прерываемое лишь потрескиванием костра, и изредка - шипением Шершетты, которую мучали всевозможные ожоги и ушибы. Как, прочем, и Искру. Обошлось, правда, без ожогов.
Несмотря на горящий костер, было невероятно холодно. Пропитанная кровью и потом одежда сделалась тяжелой и мокрой, что никак не способствовало согреванию.

— Надо бы одежду просушить... Эй, парни, где мешок, который я вам скидывала?

В ответ на её слова рядом перед девушками плюхнулся большой холщевый мешок, в который наспех засунули теплую шкуру.

— Молодцы. А теперь - вон, девушкам нужно побыть одним. — Она пару раз хлопнула в ладоши, тем самым провожая малышню в ответвления, которых здесь было полно. О монстрах можно было не волноваться, такая близость с ведьмачьей крепостью исключала любую возможность появления здесь монстров - их просто вырезали еще до того, как они успели тут обжиться.

Девушки наспех разделись, подбросили дров в костер, и юркнули под теплую шкуру.

— Шершетта?
— М?
— Мне холодно. Обними меня.

Вернон Роше понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Шило чертовски сильно ударилась головой о пару камней, на пути вниз, и оттого её и без того слабо осознававшее мир вокруг, потревоженное болью сознание выставило автопилот, заставляя её подниматься, опираясь на плечо Искры, замедленно реагируя на всё вокруг, идти за ней, потом спускаться по лестнице, идти куда-то ещё... И всё это как в замедленном действии, словно проходя через огромный комок паутин, или же просто ставший внезапно безумно густым воздух. То и дело она ощущала как-то отстранённо ноющую боль во всём теле, особенно когда ей нужно было не просто идти вперёд, а действовать в каком бы то ни было ином ключе. При том же и голова её начинала очень, очень сильно болеть, закладывало уши и она, сжав зубы, действовала лишь на чистом упрямстве, не позволяя себе отключиться. И стараясь при этом держать в себе свой столь давний уже завтрак, который так и просился наружу, подтверждая. что эти удары для Шила даром не прошли.

 

Как бы то ни было, они оказались у костра. А затем оказались и одни, у небольшого костерка, слыша звуки воющей снаружи снежной бури, одной из первых в этом году. Шило уже понемногу приходила в себя, в чём помог найденный ею в кошеле пузырёк Белой Чайки, которую она без сомнений собиралась разделить с Искрой, а потом как-то забыла об этом, стоило ей нащупать ещё один, гранёный, пузырёк. Это, скорее всего, была "Ласточка". Только вот она была разбита, так же, как и зелья Искры. Впрочем, в этом же кармане кошеля Шила была и тряпка, которой обычно девушка протирала свой меч от крови и прочих загрязнителей, и тряпка эта была явно не просто так промокшей. А значит...

 

И тут Шило. отвлекаясь от вялотекущих своих рассуждений, поняла, что она не совсем одета, и, более того, светит сейчас на всю пещеру, всем ведьмакам с их острым зрением, собственным телом. Не то, чтобы она была совсем уж стеснительна, но... Как-то неловко. Да и вообще, кошель то с неё тоже пропал. А вот и он. И...

 

Холодно же.

 

Только тут Шило ощутила и холодное дыхание начала зимы на своей коже, мигом покрываясь мурашками, и, не глядя цапнув с собой кошель, юркнула в не столь и тёплое, но хотя бы непродуваемое спокойствие шкуры, в которую уже завернулась и Искра. Наверное, правда, нужно было и о других позаботиться, но... Они же почти и не боролись сами. значит, в сухом и тёплом все. А уж дров отыщут, здесь они далеко не первые, кто останавливается на ночь перед походом далее. Только вот, вероятно, последние...

 

 - Шершетта? - Голос искры вывел Шило из уже нового неприятного размышления, о том, как теперь будет выглядеть их жизнь, когда всё, что осталось у Котов, это выжившие в этой бойне.

 

М? - Ведьмачка вряд ли сейчас могла отреагировать как-то более ярко, вытаскивая из тяжёлого кошеля, оставленного за пределами шкуры, тряпку, пропитанную Ласточкой.

Мне холодно. Обними меня. - А вот это уже было чем-то... Чем-то странным. Точнее, было бы совершенно нормально согреть друг друга, особенно сейчас, во всей этой суматохе и лишениях, но вот Шило не могла относиться к подобному как к простой просьбе. Хотя вроде бы так относиться к этому и должна была. Всё же, совершенная же мелочь, просто тепло, которое есть в каждом. И всё же. Это же Искра. Feannewenn. Как бы они ни были близки, Шило бы с меньшим количеством вопросов и сомнений полезла бы греть кого угодно из Школы, кроме неё.

 

 - Сейчас. Подожди. - Тряпка наконец-то высвободилась из недр кошеля, после того, как Шило старательно протёрла ею все его углы, и ведьмачка развернулась лицом к эльфке, ощущая, к удивлению собственному, как её пульс слегка участился... И тут же это отозвалось режущей болью в голове, заставившей её прищуриться и, невзирая на то, как это выглядело, выудить из-под шкуры руки, скручивая тряпку, выжимая из неё капли драгоценного эликсира, слегка сначала смущаясь, ловя их губами на своей ладони, пока сжимать дальше уже было практически нечего. От этого никому точно не стало теплее, даже наоборот, при этом ей пришлось откинуть шкуру с вехрней части своего тела, порядком застужаясь, и оттого тем приятнее ей было, уже ощущая тепло от начала работы ведьмачьего зелья, слегка ещё покраснев от той части Белой Чайки, что в нём всё же содержалась, хмыкнув тихонько, всё же накрыться шкурой, уже не ощущая боли от хотя бы покрывающих руки ожогов, и, протянув под шкурой холодные ладони, коснуться Искры.

 

 - Иди ко мне, Feannewenn. Сейчас я тебя согрею. - Надо было слышать, как это прозвучало. Шило и сама по-дурацки хихикнула, осознав, что их точно слышат хотя бы кто-то из разбежавшихся по округе молодых ведьмаков, и, уже не опасаясь ничего, обняв полуэльфку, прижалась к ней, сдавленно вздыхая, ощутив касание её гладкого, нежного тела к ней. Всё же, как бы ни было благосклонно к ведьмачкам время, Шило уже не была совсем молоденькой девушкой, даже на вид. А Feannewenn, того и гляди, ещё лет тридцать будет столь же юна и мягка, словно только что проснувшаяся юная нимфа. Иногда, это даже бесило Шило, которая, хоть и приучала себя к мысли о том, что она в первую очередь ведьмак, а потом уже женщина, не могла не ощущать того, как все они понемногу становятся старше. Кроме Искры.

Детишки точно сейчас навострили свои ушки, если им вообще было дело до того, что происходит в этой штольне, но было как-то совершенно не до них. Вместе под шкурой и правда было куда теплее, особенно в тот момент, когда Шило, сначала неосознанно, а затем и совершенно направленно прижавшись ещё ближе к Искре, ловя её губы своими и легко кусая за губу, повела ладонь вниз по её чисто эльфской шелковистой коже, слегка наваливаясь на неё.

 

 - У меня есть немного Белой Чайки. Наверное, с ней нам станет ещё теплее. - Никогда бы Шило не подумала, что будет говорить именно это в подобной ситуации. И не то, чтобы она не думала о подобном, нет, просто сейчас была точно не та ситуация, когда должно было происходить нечто, вроде этого.

Хотя... Все мертвы. А они живы. Хоть им и больно сейчас, хоть их ждёт явно не самое простое путешествие. Но, как бы то ни было, они именно что живы. А ведь могло быть и иначе, и тогда Шершетта Ван Дрейк очно не простила бы себе, что так и не попробовала на вкус поцелуй этой эльфки. Всё же, их никто не ограничивал бы в подобном и ранее. Почему они ни разу ещё этим не воспользовались?

 

Ведь, видит Мэлетэле, сейчас она желала попробовать далеко не только её поцелуй.

Вернон Роше понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

"В ночи погаснут огни,
И я негромко спрошу,
Зачем считаю я дни,
За что свой крест я ношу?!
Готов над миром летать,
Незримой тенью немой,
Готов свой мир потерять,
Но лишь быть снова с тобой!

Позади осталась ты,
За окном льёт дождь.
Ты подобием мечты
Подсластила ложь.
Только музыка спасёт
От шага в никуда,
Ветер тучи унесёт
Раз и навсегда!"

Эпидемия – Снова быть с тобой

 

Шершетта... Она была единственным, что занимало мысли эльфийки. Тепло её тела, её сбивчивое дыхание и покрытая мурашками кожа. Сейчас они были вдвоем под одной шкурой, и большего ей не нужно. Хотя нет, она хотела большего. Она желала большего. Как желала и Шершетта. Девушка почувствовала легкий укус, ощутила вкус её губ, смешанный с остатками эликсира... И вздрогнула, когда рука её подруги дотронулась до груди, спускаясь все ниже. Шершетта придвинулась ближе, почти наваливаясь. Её глаза горели желанием. И Искра ответила. Она нашла её нежные губы, впилась в них с неистовой жадностью, так, будто завтра уже не наступит. Её не волновало, что их могут услышать, её не волновало, что сейчас, возможно, за ними наблюдают. Нет. В этот момент не было никого, только она и Шершетта. Двое во всем мире. Она забыла о том, что еще недавно она потеряла многих товарищей, что её дом лежит в руинах. Прошлое и будущее перестало существовать, важно было лишь то, что происходит здесь и сейчас. В это мгновение ей было хорошо. Настолько хорошо, что она не смогла сдержать стон наслаждения, когда рука Шершетты опустилась еще ниже.

— Услышат же, — прошептала ей на ухо Шершетта.
— Пусть, — так же тихо ответила Искра.

Эльфийка нехотя оторвалась от губ своей подруги, и нырнула в шкуру. Теперь уже Шершетта не смогла сдержать стон. Громкий, отражающийся эхом в пещере. Такое уже точно скрыть не получится.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

"Everytime
They are wondering
What's the sense of life
Desert's answering
When the sun is gone
And all's darkening
That life's just one day more
One day more
Meaningful...
Plentiful...
Perfect...
Venture..."


Dark Moor – When The Sun Is Gone



Им нужно было отдохнуть. Впереди их ждал долгий путь. Это было глупостью. Это было как минимум неуважительно по отношению к павшим. Но, всё едино, это происходило, именно сейчас, когда, казалось, нужно было горевать и искать силы для мщения, а не предаваться утехам. Впрочем, Коты всегда были не от мира сего, как в логике своей, так и в подходе к жизни. Их кредо заключалось в полном отрешении от морали и цинично-рациональном взгляде на жизнь. Не все поддавались именно подобному воспитанию, но большинство было всё же именно такими. Эгоистичными и злобными, аморальными уродами, видящими лишь выгоду себе и своей Школе, без сомнений использующих любое оружие и орудие, что попадало в их руки.
Они были далеко не лучшими людьми. Эльфы из них тоже вышли бы отменно мерзкими. Да и любой другой народ не принял бы их в свои ряды. Поэтому, всегда, у Котов были лишь другие Коты. И целый мир, который хоть и давал им шанс заработать и стать сильнее, но и презирал их. А раз так, то какого ещё осуждения им бояться? Какого суда? Кому есть до них дело, а главное, до кому есть дело им? Да будь Feannewenn даже родной сестрой Шила, и будь они обе двумя частями сферы, что поглотила бы мир в хаотическом буране хлада и ночи, едва они коснулись бы друг друга, Шершетта бы не сильно задумывалась об этом сейчас.
 
Услышат же... - Она шептала эти бессмысленные слова на ухо эльфке, более не из за боязни быть услышанной, но для того, чтобы ощутить, как вздрогнула при этом её... Её Кошка. Так же, как она вздрогнула, когда пальцы Шила коснулись её чуть ранее, вызывая этот стон. Ей нравилось ощущать, как Искра реагирует на неё, как легко сбилось её дыхание, которое нельзя было свести до подобного состояния и парой лиг бега. Она наслаждалась этим, и даже не заметила, как упустила момент, упустила своё призрачное лидерство, и упустила Feannewenn, сбежавшую от неё вглубь медвежьей шкуры, что служила сейчас явно не той цели, для чего была добыта когда-то. 
В первый момент она даже не осознала происходящего, ощутив лишь трение тела эльфки по её телу, но затем, более самими ощущениями, чем всё ещё отвергающей подобные мысли головой, поняла, чем ей это грозит. И, ещё до того, как губы Искры коснулись её, лишь ощутив на себе её дыхание и касание ладоней, обнимающих её спину, Шершетта Ван Дрейк, примерная ведьмачка-Кошка, резко подняла ладони, чтобы закрыть ими свой рот, или хотя бы закусить палец, но слегка опоздала, позволив звонкому стону её пронзить тишину штольни, заставляя её залиться краской и запрокинуть голову, слегка выползая из тепла и жара на холод, но не ощущая этого, одной рукой продолжая зажимать свой рот, который не сдержал этого предательского полустона-полувскрика, другую опуская вниз, нащупывая голову эльфки, запуская пальцы в её волосы. 
Она могла бы лгать и ей, и себе. что это грязно и не должно происходить, но это было бы ужасным самообманом. Ей хотелось большего, хотелось ещё и ещё ощущать свою Feannewenn, всю её, даже если в этот миг она и была способна лишь эгоистично получать наслаждение за её счёт.
Но она "отомстит".

Девушка протянула ранее зажимавшую её рот руку в сторону кошёля, ощущая уже совсем лёгкое покалывание обожжённой кожи, покрывшейся слоем залеченного эпидермиса, и выудила из него Белую Чайку, совсем маленький пузырёк этого средства, который она тут же чуть и не разбила, вздрогнув всем телом, едва успевая вновь закрыть себе рот, точнее, сжав зубами свой палец, осознавая, что её подруга уже слишком свыклась со своей ролью, и начинает попросту наглеть, заставляя её извиваться и стонать всё чаще. Нужно было это изменить. Она хотела, чтобы эта наглая эльфка сама затыкала свой наглый рот. Хотела поймать своими губами её не менее наглый язык и укусить его за то, что он был столь беспардонен. Но, сначала, она вынула пробку из флакона, и выпила его, точнее, залила содержимое себе в рот, затем лишь, крепко сжав губы, увела руки вниз. беря Искру за подбородок и за плечо, и буквально вытащила её обратно, к себе, спасаясь от валом накатывающих на неё ощущений... Которые она хотела бы разделить с ней, а не испытывать одна.
 
 - Feannewenn.. - Она не смогла произнести её имя внятно, с щиплющей нёбо и язык Белой Чайкой во рту, потому лишь забавно промычала его, без сомнений обнимая эльфку и целуя её, заставляя пить эликсир, разделяя его с ней. Просто так. Чтобы они были счастливее. Чтобы им было лучше. Чтобы ощутить, как это - пить что-то вместе с кем-то. Теперь она могла бы сделать то же, что и её подруга, так же жестоко истязать её своим языком, но она выбрала иной путь. Для начала, она всё же легко сжала зубами её язык, с хитрым прищуром глядя в её глаза. А затем отправилась вниз по её телу, одаривая её кожу виляющей дорожкой мокрых от слюны и эликсира поцелуев, языком вычерчивая по её телу змееподобный узор, наслаждаясь вкусом её кожи и её пота.

Медленно, по ходу этого пути, лаская её тело пальцами там, где этот путь должен был завершиться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Жар. Пот. Близость их тел. Единение. Искра чувствовала её плоть, чувствовала её вкус, чувствовала, как извивается разгоряченное тело Шершетты под напором эльфки. Она хотела быть с ней. И она была. Она была в ней. Она слышала еле сдерживаемые стоны наслаждения и экстаза. Они вспотели. Было невероятно жарко, но девушку это не останавливало. Она продолжала напирать, используя свой язык, чтобы доставить подруге наслаждение. Но подруге ли теперь? Нет, не просто подруге. Они были чем-то большим. Она чувствовала это, обнимая её за талию, прижимая к себе, водя своим языком по нижней части её тела, она понимала это, чувствуя  соленый вкус пота. Её пота. И девушка вдруг поняла, что не чувствовала ничего прекраснее. Шершетта вцепилась ей в волосы, не в силах сдержать наслаждение. Да и нужно ли было сдерживаться? Нет, не нужно. Они и не сдерживались, предаваясь плотским утехам. Что бы сказал на это мир? Плевать. Пусть катится в пекло. Сейчас важно лишь одно — Шершетта. Лишь она. Лишь её сладкий голосок, её еле сдерживаемые стоны, её бледная кожа, смешанная с потом. Лишь это имело значение. 

Вдруг, эльфка почувствовала руки. Нежные но настойчивые, они тянули её вверх. Искра увидела её лицо. Её мокрое от пота лицо. И ей захотелось впиться в её губы своими, она хотела чувствовать её каждую секунду. Завтра не наступит. Её мокрые волосы липли к лицу, делая его еще прекраснее, её сбивчивое дыхание и рот, наполненный эликсиром. Эликсиром, который Шершетта разделила с ней. Девушка чувствовала её язык, чувствовала, в горло вливается Белая Чайка, смешанная с её слюной. Казалось, поцелуй длился вечность. Она утопала в ней, она не хотела отпускать её. Искре казалось, что если она отпустит её, то потеряет навсегда. Искра почувствовала, как Шершетта укусила её за язык, увидела её хитрый прищур, и поняла, что все только начинается, что она никуда не денется, она останется с ней. Она останется в ней. И в подтверждение своих мыслей, удовлетворении своих желаний, она ощутила её пальцы. Они двигались с неистовой силой, даруя невообразимое удовольствие. Эльфка вскрикнула. Это был не приглушенный стон, скрываемый ото всех, это был крик наслаждения, эхом разносящийся по пещере. Шершетта и не думала останавливаться. Она все наращивала темп, будто мстя за то, что Искра была такой эгоисткой. За то, что Искра не позволила подарить такое же наслаждение и ей. Это был дар. И месть. Это было неистовство. Искра закричала вновь. Закричала и выгнула спину, разрываемая потоками ощущений, переполняемая спектром эмоций. Ей казалось, будто она бежала. Бежала очень далеко и быстро. Впереди была она, сероволосая ведьмачка, а позади было все и ничего. Все и ничего. И она бежала что есть сил, стараясь нагнать её. Стон... Наслаждение. В голове гремели молнии, завывал буран. И было ничего. Она бежала. Стон. Сильнее предыдущего. Она нагнала её. Руки непроизвольно вцепились в её короткие волосы, сжали что было сил... Она наконец нагнала её.

После этого девушки лишь лежали, обнявшись, под теплой шкурой. Они уснули почти мгновенно. И это не мудрено, ведь сегодня столько всего произошло. Так пусть отдохнут.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

До рассвета было ещё очень далеко, когда Шило проснулась. Она не ощущала себя отдохнувшей, не ощущала себя бодрой, она совершенно ничего не могла сказать об ощущениях своего тела в этот момент, кроме того, что ей было очень жарко. И что было очень мокро. Сплетённые телами девушки под тяжёлой, тёплой медвежьей шкурой создали область самого что ни на есть горячего жара, и это было совершенно блаженным ощущением, на фоне явно ощущающегося вокруг холода. И капающей сверху воды.

Вот, что разбудило её. Капля, рухнувшая на лоб, когда, наверное, Шило высунула голову из-под шкуры, в попытке надышаться свежим воздухом. Обычная, холодная, склизкая капля, разбившаяся на несколько частей и скатившаяся почти полностью по её лбу, собирая в себя лёгкую испарину пота. Столь сильно контрастирующая со всеми иными ощущениями Шершетты, что она отвлекла на себя всё внимание Кошки, не сразу позволив ей заметить сутуловатой выглядящую фигуру, замершую на границе видимости от алеющих углей. Фигуру, которая могла быть кем и чем угодно, но, вероятнее всего, была одним из ведьмаков-новичков, решившим то ли выбраться к выходу из штольни, то ли просто прошмыгнуть мимо них.

Одним из тех, кто явно слышал всё, что происходило. И видел, поди, тоже. Хотя, перед кем они должны были оправдываться?

 

 - Будь тише, Котёнок. Как скоро рассвет? - Она прошептала эти слова на слегка пониженном тоне, не желая будить Искру, которая так тепло грела её сейчас. Впрочем, она же не желала и пугать молодняк, который вряд ли был столь же спокоен, как они с полуэльфкой, и желал крови и мести. В любом случае, он не получил бы желаемого, а раз так, то главной целью Шершетты должна была стать забота о том, чтобы юнец не убил себя в попытках. Да и... На его месте, в его возрасте, сама Шершетта бы первым делом стащила меч и побежала бы причинять правосудие и наносить справедливость всем врагам подряд. и была бы тут же убита.

 

 - Через пять часов. Или четыре. Ши... Миледи Ван Дрейк, я... - Парень выглядел таким потерянным и сосредоточенным одновременно... Девушка фыркнула, едва успев заткнуться и не рассмеяться в голос, и, усмехнувшись, приложила палец к губам. Пускай учится молчать. И понимать, что он - Кот, а не увидевший лишнего пастушонок. Если кому и нужно было стыдиться, так это ей и Искре. А они явно стыдиться отказывались. 

 

 - Я знаю, Котёнок. Ты не задумал ничего плохого, просто решил выбраться отсюда. И взял... Мой меч. Сделал это тихо, молодец. А теперь, положи его на место, и иди сюда. - Она могла бы и выбить этот меч из его рук, и её бы не остановило то, что она была не одета. Но, мальчишке нужно было дать шанс. И, к удивлению Шила, севшей, сгружая часть шкуры, до того прикрывавшую большую часть верхней половины её тела, он всё же подошёл к ней, и передал клинок. И даже не пялился на неё, что было отдельным мысленным плюсом в личное его дело. Стеснительный, милый Котёнок... Сколько таких же убили там, наверху? И сколько из тех, кто выжил, так и не выйдут на Путь? Наверное, выжившие, сейчас посапывающие в коридорах шахты вокруг, последний выпуск Школы Кота. И каждый из них выживет. Шершетта была готова поклясться всем богам сразу, что доведёт их хотя бы до Лан-Эксетера или Порт-Ваниса, и отправит прочь, подальше от тех, кто может ещё добраться до них.

 

 - Ты не должен рисковать собой, Котёнок. Мы - всё, что осталось от Школы. Последние. И тебя, как и всех нас, выбрал Шредингер. Поэтому... Давай-ка мне мою одежду. Она у костра. И иди за дровами. А если обернёшься, пока я буду одеваться, и я это замечу, то... Тебе лучше даже не знать, как я рассержусь. - Шило ухмыльнулась, подмигнув пареньку, и указала ему на свою одежду. Всё же. заснуть вновь она точно не сможет, а так - хоть разберётся с тем, что предстояло ещё сделать до пробуждения остальных. Чтобы затем сразу же пойти, сначала на север, потом на юг, по перевалу, в долины Повисса, прячась от конных разъездов и солдатских отрядов...

 

 

Костерок весело потрескивал новыми поленьями, под пристальным взглядом Котёнка, которого без разницы как звали ранее. Сейчас, для Шила, все эти молокососы были именно котятами, которых она, никогда не бывшая образцовой Кошкой, должна была спасти и вывести к свободе. И самым ужасным среди этих котят была Искра. Feannewenn. Невоспитанная, наглая полуэльфка, которая должна Шершетте ещё тысячу таких же ночей. Как минимум. За каждый момент, когда Шило могла её потерять. И за каждый момент, вроде этого, когда ей приходилось. глядя в пламя, судорожно думать, как вообще вывести их всех из этой спасительной шахты, которая при малейшем промедлении станет ловушкой.

Она не могла сделать всё это одна. И надеяться она могла лишь на Искру, на её бессмертный оптимизм и безбашенную ухмылку истинной дочери Школы Кота. Ох, как бы сейчас она хотела просто забыть обо всём, оказавшись где угодно, вдали отсюда, лишь с ней...

 

 - Котёнок, буди всех. Через полчаса мы выходим. Одевайте всё, что у вас есть. Режьте лишнее на обмотки. - Без разницы, что было вчера и что было ночью, сейчас они должны были двигаться, дальше и вперёд. И им нужно было быть во всеоружии, чтобы противостоять Повисским морозам.

 

Как только бегущий ведьмачонок скрылся в одной из штолен, Шило соскользнула с камня, на котором сидела, и, сдёрнув беспардонно с Искры скрывавшую её шкуру, укусила ту за ухо, тут же, не давая особо опомниться, прося у неё прощения за эту побудку долгим поцелуем, невзирая на алкогольно-похмельный, неприятный вкус, который они, впрочем, разделяли сейчас. 

 

 - Просыпайся, Feannewenn. У тебя полчаса, иначе я оставлю тебя в этой пещере. - Разумеется, это было дурацкой шуткой, но чего сейчас Шилу точно не хватало - так этой самой возможности по-дурацки шутить, даже если это и было очередной их с Искрой попыткой отдалиться от жуткого факта их одиночества, того, что они - последние из выживших сегодня в крепости Котов.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Ей не снилось ничего, лишь вязкая, непроглядная тьма. То, что и должно сниться насмерть уставшей эльфийке. Возможно, это было и к лучшему. Возможно, тьма - лучше, чем кошмары. Так она смогла хоть немного выспаться. Проснулась она от того, что почувствовала, как её укусили за ухо. Спросонья она не поняла, что это было, но потом все встало на свои места - она почувствовала долгий, страстный поцелуй, смешанный с остатками алкоголя и галлюцинагена. Это была Шершетта. Еще ни разу, за, довольно таки продолжительную жизнь, Искру не будили подобным образом. Честно сказать, ей понравилось. И укус, и поцелуй.

- Просыпайся, Feannewenn. У тебя полчаса, иначе я оставлю тебя в этой пещере, — и она честно попыталась.

Через силу Искра привела свое тело из положения “лежа” в положение “сидя”, и тут же пожалела об этом. В голову будто ударила молния, раскалывая ту на миллиард частиц, которые и не думали собираться вместе. И хоть эльфка и откинула шкуру прочь, она все еще ощущала жар, который постепенно сменялся холодом – ведь на дворе было далеко не лето, да и школа находилась высоко в горах Повисса. В холодных и мёрзлых горах.
Прежде чем Искра успела прийти в себя и встать, в лицо ей прилетел ком ткани – это была её одежда. По крайней мере, небольшая её часть. Эльфка поймала его, и уставилась на того, кто кинул её – это была Шершетта. Она стояла возле тлеющих углей, и нагло ухмылялась, разглядывая еще не одетое, мокрое от пота, тело Искры. В её глазах читалось желание. И в этот момент эльфка поклялась себе, что удовлетворит её желание. Но позже, сейчас же нужно было убираться из этой проклятой пещеры, что так любезно приютила ведьмаков, и не беспокоила их, и без того беспокойный, сон.

— Если оставишь меня здесь, то продолжения не жди, — запоздало съехидничала Искра.

Она встала, наспех надела брошенную одежду, и пошла к костру – там, рядом с углями, лежала остальная её часть. Пока она занималась одеждой, из примыкающих к пещере проходов стали появляться остальные выжившие. Заспанные и недовольные. Тем временем девушка опорожнила торбу с эликсирами, по крайней мере с тем, что от них осталось, потому что эту дурно-пахнущую мешанину назвать эликсирами никак язык не поворачивался. Следом она закрепила перевязь с мечами, проверила, как плавно выходит и входит меч в ножны, удовлетворенно хмыкнула, и встала рядом с Шершеттой, которая во всеоружии дожидалась остальных.

— Вперед и с песней, сосунки, — Искра не хотела их оскорбить, но им нужно было прийти в себя. А в хвалебных и поддерживающих речах она была не сильна.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

"How could I be condemned
for the things that I`ve done,
If my intentions were good?
I guess I`ll never know.
Some things under the sun
Can never be understood"

Kamelot – Soul Society

 

 

У вас когда-нибудь появлялось желание, накрыв ладонью лицо, долгим "Ммм..." выразить всё своё смятение непобедимым и ипичным поступкам людей? Особенно тех. кто близок вам, и делает вещи, которые иначе, как их именами, не назвать? Так вот, Искра сейчас поступила настолько по-своему, настолько одновременно печально и забавно, что Шило едва умудрилась не выразить всё своё отношение к этому панибратски-воодушевляющему обращению к выглядящим как минимум побитыми и совершенно не готовыми к грядущему пути котятам. Да она же и сама, несмотря на свой возраст, была тем ещё ребёнком. Особенно с точки зрения эльфов, одним из которых, хоть и наполовину, она и была. Что, кстати, в обоих моментах ни разу не делало их наивно-дикую связь оправданнее.

Да, Шило уже винила себя в случившемся. Точнее, не могла отказаться от мысли о том, что это было слишком... Слишком резко для обдуманного решения. Откровенность с самими собой была вещью чертовски хорошей, как хороши были и проведённые вместе минуты, но это не делало их менее виноватыми перед теми, кого они сейчас должны были защищать и спасать.

Подумать только, что сказал бы Шрёдингер, узнав, что избранные им для опеки молодняка и их спасения ведьмачки, лучшие из тех, кто был в крепости в этот тёмный час, вместо того, чтобы посвятить всё своё время исполнению обязанности, предпочтут трахаться, послав к чёрту всё и вся. Точнее, вряд ли кто-то из ведьмаков, нередко бросавших заинтересованные взгляды на более чем приятно глазу сложенную Искру, провожая нередко по-доброму завистливым взглядом её и её избранников, или же оказывался один на один с Шилом, вкушая её огненного темперамента и зарабатывая десяток-другой царапин и укусов, обвинил бы их в этом, но, всё же, это было не профессионально. Вообще, мало какая приятная штука в этой жизни была одобрена обществом.

 

 - В общем-то, да. Только петь будем про себя. Двигаться быстро. Те, что повыносливее, впереди, пробивая колею в снегу. Устанете - уходите назад, пропуская других. - Шило одела более крупную, чем её, оставленная в крепости, шерстяную куртку, мужского кроя, тяжеловатую, но от того не менее тёплую. Её ей оставил тот самый Котёнок, что сейчас, разумеется, вызовется идти первым, в другой, стащенной из одной из келий, куртке. Только вот при этом смотреть он будет не на Шило, а на Искру, ожидая именно её оценки его "героизму". Коварный маленький ублюдок, предпочитающий быть полезным всем, кто главнее, при том не спуская глаз с главной цели. Настоящий Кот. - Привал будет только вечером, поэтому не геройствуйте, котята. - Никогда бы она не подумала, что это слово будет ей даже и нравиться. Редко когда Шило оказывалась в положении нянчащейся с молодняком ведьмачки, то обычно доставалось более старым Котам, которые и научить их могли чему-то полезному, а не тысяче и одному навыку зарабатывать деньги не самыми честными путями. А вот, гляди-ка, это было вполне... Забавно.

 

Кивнув самой себе и обведя взглядом их малочисленную, но явно уже более готовую двигаться братию, Шершетта, избегая особых отвлечений, обернулась и отправилась к выходу из шахты. Идти до него ещё было где-то с три-четыре сотни метров, по выдолбленным в скале коридорам и лестницам. Лучшее время, чтобы проверить, как сидят/висят/держатся все части одежды, и насколько всё плохо относительно обычной грации с координацией её движений и не до конца всё же зажившими ожогами на плечах. А также, подумать о том, куда вообще они пойдут, и как лучше будет добираться до нужной точки. Либо через долину близ горы, что дольше, но вернее, либо же по "подошве" склона, что побыстрее, но и посложнее будет.

Вернон Роше понравилось это

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Весь оставшийся путь до выхода из пещеры они прошли в тишине. В тишине и раздумьях о том, что им делать дальше. Думала об этом и Искра. Она вспоминала лица убитых, вспоминала, с какой ненавистью в глазах солдаты убивали ведьмаков, разрывая тех на части, словно они были виноваты во всех бедах людских. Они пылали праведным гневом, они жаждали наказать нечестивцев, неугодных богу мутантов, словно обезумевшие животные, они рвали и кусали. И им было всё равно, старик или ребенок, они убивали всех, кого встречали в крепости. Искра вспоминала своих павших наставников, умерщвленных учеников, что только ступили на путь ведьмака, чародеев, убитых с особой жестокостью. Она вспоминала, но не чувствовала сожаления или же грусти в той мере, в которой должно. Искра пыталась насильно вызвать это чувство. Чувство утраты, потери. Она пыталась заставить себя почувствовать горечь. Но не чувствовала ничего. Ей было наплевать на тех, кто умер в крепости. Ей наплевать и на тех, кто шел сейчас рядом с ней. Она бы без зазрения совести оставила бы умирать паренька, что поглядывал на неё, и тут же в застенчивости отводил взгляд, стоило ей это заметить. 

"Мутант! Монстр!" — Может они были и правы, выкрикивая это. Может она действительно была монстром. Ведь в ситуации подобной этой, нормальный человек должен испытывать нечто большее, чем небольшую досаду разочарование. И уж тем более нормальный человек не будет чувствовать радость и благодарность. Да, она была благодарна. Не солдатам, но обстоятельству, которое позволило сблизиться с Шершеттой. Она не чувствовала ничего, вспоминая мертвые лица ведьмаков, но чувствовала, что единственная, кто её заботит - это та, что вышагивала сейчас рядом с ней. Сероволосая ведьмачка. Может она и правда была чем-то дьявольским, нечеловеческим, чем-то, что в глазах простого люда не должно существовать. Может она действительно был им. Монстром. Но осознание подобного не холодило ей душу, не заставляло биться в припадке, проклиная всех на свете и в первую очередь тех, кто повинен в том, что её сделали такой. А может она такой и была? Но ей было всё равно. Это было не ледяное отрешение, это было скорее... Принятие своей сущности. Она та, кто она есть, и нечего смотреть назад. 

Искра поежилась, когда холодный ветер со свистом пронесся мимо их угрюмой процессии. Выход недалеко.

" Надоело мёрзнуть. Как всё закончится, свалю куда-нибудь подальше. Куда-нибудь, где тепло. Чертова зима, будь ты неладна". 

Весь оставшийся путь до заваленного снегом выхода, Искра провела в мечтах о дальних странах, где не будет этого пробирающего до костей, несмотря на теплые одежды, холода. 

"В Офир. Или Зангвебар."


— Я пойду первым, — это был тот самый паренек, что встречал их у прогнившей насквозь лестницы. Тот самый, что бросал на неё робкие, полные надежды, взгляды. Тот самый, что бросает взгляды и сейчас, думает, она оценит его героизм и самоотверженность. Искра лишь фыркнула, но парень этого уже не заметил, он пробивался сквозь толщу снега. "Робкий" как окрестила его Искра, повел процессию вперед. И стоит отдать ему должное, он был вынослив. Он вёл их до поворота и дальше, пока не выдохся окончательно. Следом бы еще один. У него на щеке красовался свежий шрам, пересекающий нос и щёку. Тот, как и предыдущий, шел с бараньим упорством, продираясь через белое препятствие. Они все были злы. Они хотели если не отомстить сейчас, то отомстить позже. Но Искре было абсолютно насрать на всё, она просто шла вперед, разглядывая заснеженную долину. Разглядывала до тех пор, пока не настала её очередь, и они не дошли до очередного поворота, ознаменовающего, что спуск близко.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

"Мораль проста и она такова:
Готовься нормально в поход,
К экзамену тоже, а то кто-нибудь
Тебя за жопу возьмёт"

Infornal Fuckъ – Конунг Олаф Моржовый Хер

 

 

Как ни странно, путь был... Вполне обычным. Пускай Коты и были на редкость злыми до попыток идти вперёд всех, они постепенно повыдохлись, точнее, перешли на темп, который более способствовал размышлениям и сосредоточенности, чем глупым порывам показать себя самыми-самыми мстителями и победителями, которым всё нипочём и только дай шанс перебить всех тех, из за кого сейчас, над ними, на недостижимой для них высоте, догорала их Школа. Уже не в первый раз, впрочем, на памяти Шила это место было в подобном состоянии. Пускай первый раз и застал её в куда менее подготовленном к этому состоянии. Если подумать, и тут ей не изменила её вечная неудачливость. Никто, кроме неё и, пожалуй, стариков вроде Шрёдингера не оказывался дважды в Школе в дни её падений. Вот уж повод признать, что прозвище ей досталось отнюдь не зря.

Снаружи было холодно и порядком-таки мерзко. Вывший всю ночь ветер поутих, оставляя свободно почти от облаков небо и огромные наметённые сугробы по всему пути делегации бездомных Котов, которым предстоял чертовски невесёлый путь. Фактически, теперь не было разницы совершенно, где идти. Точнее, внизу они бы продирались через ещё более огромные сугробы, а идя по верхней части подошвы горы хотя бы могли найти обходные тоннели, прорытые ещё в годы использования этих земель для добычи руды. В них заодно и передохнуть можно будет.

 

 - Тихо! - Рванувшийся вести их парнишка оказался вполне-таки жёстко остановлен Шилом. Ей нужно было сказать ещё кое-что. - Идёшь передо мной, никуда не сворачивая. Поворачиваешь туда, куда я скажу. Это касается всех, кто будет идти первым. Кто не будет послушен, тот будет трупом на скалах под нами. Понятно? - Котёнок кивнул, явно не осознавая, что Шершетта не шутила и стремясь побыть первым и самым гордым из всех остальных, вошёл в первый сугроб, создавая колею для всех. Храбрый же парнишка, этого у него не отнять. Главное теперь, чтобы Шило как-нибудь справилась с управлением им и теми, кто будет его заменять на протяжении их пути. А то будет и правда печально слышать их вопли, коль они переживут падение, сорвавшись с сокрытой под снегами кошачьей тропы.

 

Путь был напряжен и нервен, если не для всех, то хотя бы для Шила, вынужденной постоянно вспоминать эту тропу, каждый её поворот и изгиб, ведя перед собой одних из самых неконтролируемых личностей в округе. То и дело вперёд идущим доставалось нелестное наименование и хороший подзатыльник, с которым девушка указывала им правильный путь, который не дошёл до них словами. Всё же, как бы ни было забавно наблюдать за котятами в их обычной среде обитания, здесь и сейчас каждый из этих малолетних идиотов был подобен очередной ложке, которую беспощадно вонзали в её терпение, раздирая его на части и пожирая постепенно.

А более всего с этим самым терпением и спокойствием играли медленно появлявшиеся из за северных гор мрачные, тяжёлые тучи, предвещающие ещё один буран. который лишь из за области высокого давления воздушного над "их" долиной не хлынул ещё с вершин вниз, выбрасывая на них весь холод и вихревый ветер, что в нём был заключён. А заодно, как раз когда Шило остановилась, глубоко дыша и глядя на эти самые облака, мимо неё прошла Искра, заменяя собой предыдущего путника. Только вот пройти мимо ей не было суждено, так как Шило, повернувшись к ней, крепко взяла её за плечо.

 

 - Ты помнишь Тропу? Если да, то веди всех вперёд. Быстрее. Привала не будет, иначе эта буря нас тут похоронит. Как и похоронит... - Шило оглядела лица остановившихся и тяжело дышащих котят. - ...Других. - Обман её был не слишком искусен. Других не будет. Будут лишь вещи, которые они должны найти. Пускай даже этот вариант и казался шилу идиотизмом. Зачем бы Шредингеру жертвовать собой? Но, этот вопрос решится уже позже. Сейчас нужно было быть очень, очень убедительной. И выглядеть предельно жёстко. Котята и так побаивались их, несмотря ни на что, прекрасно помня, как на тренировках ещё ведьмачки беспощадно раскидывали их по двое-трое-четверо, вооружённых тренировочными мечами.

 - Коты! Сейчас вы все отправитесь за Искрой. Так быстро, как только сможете. Без привалов. Без передышек. Эта - последняя. А я пойду за вами. Увижу кого на земле - добью. Это всё, что я вам могу обещать. - Посмотрев на Искру и незаметно подмигнув ей, ведьмачка сложила руки на груди, ожидая. - Отдых закончился. Встали и побежали. Двадцать минут форы. Время пошло. - Момент важно было не прошляпить. Всё же, дальше идти таким же унылым шагом они с таким же успехом могли и в руки к солдатам. А так, может до этих идиотов и дойдёт, что стоит поторопиться.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Грядет буря. Эльфийка видела черные тучи, сгущающиеся над долиной. Будет неловко, если буран застанет их ровно на середине пути. Искре не хотелось умирать похороненной под толщей снега или же на скалах далеко внизу. Очень не хотелось. Она вышла вперед, заменяя собой впереди идущего, но была остановлена Шершеттой, которая, как и она сама, заметила подступающую напасть. 

— ...веди всех вперёд. Быстрее.

Тропа... Да, она помнила. Помнила, что эта узкая дорога, по которой они с таким трудом придвигались, уходила дальше, огибая горный хребет. Но им нужно было дойти всего-лишь до поворота, там будет спуск вниз. Спуск и пещера, старая каменоломня, где они смогут укрыться от беспощадной погоды Ковира. Только проблема в том, что до поворота еще как минимум половина пути. Но умирать не хотелось никому, и потому они шли. С жутким упорством, без отдыха, мокрые от снега, обдуваемые ледяным ветром, они шли вперед. Шли до тех пор, пока стихия не настигла их. 

Неожиданностью она не была, но даже так, никто не был готов. Видимость ухудшилась в тот момент, когда они спускались с гор по узенькой тропинке. Стихия настигла их. 
Неистовый ветер подул с севера, так и норовя скинуть путников с, и так небезопасного, пути.
Искра шла первой, высматривая в круговороте снега безопасный путь. Шершетта замыкала, приглядывая за остальными. Но даже так, она не смогла сделать абсолютно ничего, когда в очередной раз их чуть было не скинуло потоком ледяного ветра. Искре, как и большинству остальных, повезло. А вот парень в центре стоял на ногах не столь крепко, чтобы не упасть в пропасть. С криком ужаса он завалился на бок, увлекая в пропасть и стоящего перед ним. Вероятно, он пытался спастись, ухватившись за друга. Искра этого не видела, слышала лишь крик, а когда обернулась, то видела, как два тела падают вниз. 


— Им уже ничем не поможешь! — Выкрикнула Искра, стараясь перекричать воющий ветер, — Нужно двигаться дальше!

И она пошла. Больше не оборачиваясь, она шла вперед, потому что знала - они идут за ней. А что им оставалось делать? Можно было вечно стоять и смотреть вниз, пытаясь взглядом отыскать два бездыханных тела, дожидаясь очередного порыва ветра, который сбросит и остальных, или стиснув зубы, двигаться дальше, к подножию горы, к каменоломне и безопасности. 

"Ненавижу эти чертовы горы, ненавижу этот чертов холод... Блять, как же я это все ненавижу..."

Она спускалась все ниже, пока, наконец, не достигла безопасной земли, где один неверный шаг не стоил жизни. Она первой ступила на землю, и выдохнула с облегчением, когда увидела, как Шершетта сделала тоже самое. 

Теперь дело за малым — в этой непроглядной белизне нужно было найти путь к пещере. Всего-то.  Искра вспоминала, как ходила тут раньше. Да... Пещера была слева, она это помнила отчетливо. 

— За мной! — Вновь крикнула она, и двинулась в ту сторону, где по её памяти и находилась каменоломня. 

И действительно, память её не подвела. Она была именно там, где она и запомнила. Только кое-что было не так: Уже на подступах она увидела свет костра. Эльфийка напряглась. Это могли быть как друзья, так и враги, решившие укрыться от непогоды. Она остановилась, вытащила клинок. Остальные без слов поняли что от них требуется и последовали её примеру. Звон десятка клинков заглушил бушующий ветер. Осторожно, стараясь не выдать себя, — хотя в таком буране это было не трудно — она пошла к свету. Заглянув внутрь, она выдохнула с облегчением, и давая знак остальным, вошла в пещеру.

— А вот и вы, — услышала она знакомый голос.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

  Холодно и сыро, под пронизывающим ветром и в ожидании грозящего бурана, который сметёт молодых Котов и оставит Шило и Искру с теми из них, кто умудрится не погибнуть сразу, но тут же станет обузой. Хотя, сами они тоже станут обузой, для себя же. Уставшие, голодные и злые, вооружённые как отбросы, снаряжённые не лучше, они станут вереницей трупов у подножия скалы, где и будут всю зиму вмерзать в шапки ледников, чтобы лишь к середине следующего лета нормально сгнить. Если ещё повезёт. В конце то концов, там, наверху, на вершинах ближайших гор, было не менее полусотни Котов, которые замерзли долгие, долгие годы назад, и всё ещё сидят или лежат там. Как живые, пытающиеся согреться или отдохнуть. Только холодные, слегка занесённые снегом и мёртвые.

 Ведьмачка терпеливо ждала обещанное ею время, устроившись в расселине, сквозь которую проходила их Тропа. Вряд ли она имела шанс догнать тех, кто ушёл первыми, но если ей кто-то и встретится по пути, можно будет смело добивать несчастного. Главное, чтобы это не была Искра. Ведь, всё же... Это будет слишком. Для этого дня. Для этого года. Для этой жизни. 

 Но вот котят жалеть не было никакого желания. Как ни крути, в их нынешней ситуации жалость была куда преступнее, чем бессердечное следование приказу и чрезмерная жёсткость действий, которые единственно и могли обеспечить маленькой команде Шила выживание. А если быть честными, то лишь из за этих самых команд ведьмачка и была всё ещё с этим сборищем смертников. Иначе она бы уже давно смылась прочь, на юг, спасаясь от бурана и от всех других опасностей. И сделала бы это ещё до того, как... Её и без того чрезмерно странная дружба с Feannewenn стала проблемой.

 "Проблема... Проблема. И ведь иначе не назовёшь."

 Ведьмачка, бесшумно проговорившая эти мысли губами, поёжилась, поймав себя на ощущении лёгкой сонливости, и тут же выскочила из столь вроде бы гостеприимного своего укрытия в холоде. Ошибка, проблема или что ещё это было, один чёрт, нужно было двигаться вперёд. Хоть не прошло и пяти минут. В любом случае, про треть часа она загнула уж чрезмерно сильно, с такими запросами можно было бы и замерзать насмерть. Так что, проверив тщательно шнуровку ботинок и то, что все ремни затянуты достаточно прочно, Шило, помедлив ещё немного, задумчиво покачиваясь в ощущении приходящего к ней лёгкого транса тренировки на Тропе, мысленно разрубила все лишние рассуждения клинком собственного разума, оставляя их обрезки на будущее, для уже дальнейших рассуждений, и, напоследок закрыла ещё на секунду глаза, собираясь со всеми нужными ощущениями, глубоко вдыхая морозный воздух, попадая дыханием в такт порывов ветра, несущего снежную крошку.

 А через миг ведьмачка уже бежала, оставив весь мир где-то за периферией своего внимания, цепко глядя на тропу перед собой и готовясь увидеть на ней кого-нибудь из котят, кто не смог. Чего, к её вящему удовольствию, ей увидеть так и не довелось. Впрочем, ещё же не вечер.

---

 Пропустить мимо глаз взгляд Искры, выдерживая спокойное выражение лица. В момент, когда все котята потянулись за мечами, приостановиться, пропуская остальных вперёд, прекрасно помня главное правило Кота, "Своя рубашка ближе к телу". Неловко оступиться, услышав голос, донёсшийся до неё слишком тихо, чтобы можно было точно его узнать, но уже через миг расталкивать замерших в неуверенности котят, продираясь к источнику голоса.
А секунду спустя ведьмачка уже повисла на шее старого Кота, с тихим, полупридушенным стоном выражая всё презрение своё к его скрытности и мерзопакостности. Вдыхая запах старой кожи и недавнего боя, ровно как и дух натруженного тела, ощущая, как от встретившего их ведьмака веет теплом и с детства привязавшимся к Шилу ощущением уюта и спокойствия. Кажется, никто из Котов не был так близок Шершетте, как этот подлый и злобный старикан, которого хотелось сейчас как хорошенько приложить по его явно же обыденно довольной ухмылке, так и обнять ещё крепче, хотя бы этим выражая ту смесь кипучих эмоций, которая сейчас чуть ли не выжимала слёзы из глаз Шила. Всё же...
Лишь это существо она могла называть отцом. Особенно сейчас, когда она едва уже не позволила себе сомкнуться в холодную клетку признания его смерти, как смерти и всех других.

 - Какого чёрта?! Тебе сколько лет, недоумок? Всё играешься в свои тайны, строишь свои планы... Я же думала, что тебя убили... - Другие ведьмаки остались без капли внимания. Возможно, они были возмущены, возможно, это всё было чрезмерно по-панибратски, но, как бы то ни было, Шило пока что никто не отвлекал, и она могла наслаждаться тем, что этот самый седой уже дуралей, который, вероятно, куда больше знал о жизни и о вопросах доверия, чем его ученица, был жив, и был тут. А заодно, пытаться не слишком явно всхлипывать. Всё же, сейчас ей было можно. А кто думает иначе, может смело засунуть своё мнение себе в задницу и молчать, если не желает, чтобы в ней оказалось не его мнение, а меч Шила.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Создайте учетную запись или войдите, чтобы комментировать

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу