Велимир

Нейтралитет
  • Активность

    60
  • Зарегистрирован

  • Последний раз был

  • Выиграл дней

    21

Велимир последняя победа была Октябрь 2 2017

Велимир имеет самый популярный контент!

1 Подписчик

Информация о Велимир

  • Звание
    Бездельник
  • День рождения 14.08.1991

Информация

  • Пол
    Мужчина

Посетители профиля

1 152 просмотров профиля
  1. Велимир, будучи человеком спокойным и рассудительным, решил не спорить с умалишённой эльфкой, называющей его врагом. Хочет так думать - пускай думает, лишь бы прекратила пакости подстраивать. Кажется, всё-таки пошла приводить себя в приличный вид - и это ладно, это хорошо, можно будет потратить немного времени на осмотр помещения и хотя бы минимальное приведение оного в порядок. В частности, свои вещи мужчина деловито распределил, сумку приткнув к стене рядом с очагом, а арбалет - к стене же, но поближе к двери, чтобы был на глазах и под рукой. Спохватившись, пошёл в баню - а ну как эта двинутая по башке кочергою там задохнулась уже или сознание потеряла? Нет, вроде бы, плещется, а дальше предбанника ходить не стоит вовсе, непрактично и неприлично. Развернувшись к двери спиной и немного сдвинувшись к выходу, Велимир задумался о насущных делах, прикидывая, что в какую очередь приводить в порядок и сколько денег на это придётся потратить. Выходило, что начинать надо даже не с дома, а с этой вот... - Совсем охренела?! Сначала был рывок вперёд и ёмкий матерный вопль - и уже потом резкий разворот и закономерный в данной ситуации вопрос. А всё почему? Сложно оставаться благодушным и хладнокровным, когда на тебя внезапно выливают большое количество воды. Первым желанием было надеть этот таз на голову чёртовой бабе и закрепить намертво, чтобы носила во веки вечные. Вторым - поперёк лавки и розгами по заднице. Третьим... нет, до этого не дошло. Кажется, она ещё и возмущалась, чем-то недовольная - и Велимиру пришлось выйти на улицу не из-за уступчивости характера, а чтобы не отдубасить эльфку кочергою прямо там. Разумеется, его лицо при этом нельзя было назвать добрым, но это никого уже не волновало - а вот дверь мужчина закрыл аккуратно и без ожидаемого громкого хлопка. Влекомый необходимостью срочно избавиться от мокрых вещей и привести их в пристойный вид, он устремился в дом, где принялся деловито обустраивать примитивнейшую сушилку в виде бельевой верёвки. Предварительно сняв наиболее пострадавшие от варварской атаки куртку и плащ, к которым присоединилась и не любящая влагу кольчуга, Велимир ловко орудовал руками, изредка подбадривая себя тихими ругательствами, которые стали чуть громче, стоило этому ехидному воплощению мракобесия явиться в помещение. Нет, она ещё и издеваться будет! - Кинуть тебя башкой вниз в колодец, что ли... Это нахальство, это ехидство - несколько минут назад они непременно привели бы к тяжёлым последствиям, но сейчас мужчина поостыл и бранился больше, так сказать, по инерции. Его спросили, как ему водичка - он выразил желание окунуть нахалку в глубокие колодезные недра. Всё нормально, всё закономерно. И её ответ тоже закономерный, ответ обезбашенной мелкой дурёхи. Следом он полетит, ага. Леталка у неё не отросла ещё. - Хочешь проверить? Это было бы интересно - настолько, что можно было даже оторваться от дел насущных и бросить на Аньку беглый взгляд. Хотя куда уж ей - вон, ругнулась и стоит, зыркает, никакого стремления к острым ощущениям, только знай себе воздух сотрясает бранно. Эх, молодёжь пошла нынче странная. Да-да, молодёжь - воспринимать эльфийку иначе было просто невозможно. Ну сколько... четырнадцать зим. Максимум - шестнадцать. Никак не его поколение. - Сделай одолжение, прибери своё железо - хотелось добавить "всё равно ведь ни хрена полезного не делаешь", но он сдержался - И тетиву с лука сними, коль стрелять в меня не собираешься, негоже его постоянно в напряжении держать. По-хорошему, лук бы этот убрать куда подальше, просто для его, Велимирова, душевного спокойствия. Но куда уж тут - с этой язвой, которая не может даже такую простую просьбу выполнить, не опустившись до укола. Ну не будет она стрелять, не будет, раз до того не стала. Нет у неё шансов без этого конкретного мужика... или батальона ей подобных. Но мужик рядом, а батальон в лесу. Если вообще существует. Мужик, к слову, хозяйственный - и верёвку закрепил, и даже сам за собой способен уследить, вещи развешать и кольчужку прибрать, что под плащом валялась. - Ну давай, стреляй уже, коли хочешь, чего лясы-то точить? Не выстрелила, конечно же. Куда ей? Чай, не идиотка полная, у которой вместо разума одна ненависть бешеная тлеет в башке. Шмотки свои повесила сушиться и пошла убирать за собой бардак в виде стрел и прочих железяк. Нет бы сразу так, а то ведь нужно характер показать. Эх, девчонка, девчонка. Прихватив сумку, Велимир неспешно выбрался на улицу, где уже было достаточно светло для его целей. Нехитрая ревизия припасов и содержимого кошеля длилась недолго, всего каких-то минут пять, но за это время, как оказалось, можно вновь нажить себе проблем. И чего вот он не связал чокнутую и не оставил где-нибудь в уголке? Стоило зайти в дом, имея целью прошерстить чердак, так тут же оказываешься под прицелом собственного арбалета. Уф, опостылело-то как уже... - Самой-то не надоело ещё? Особого смысла трепыхаться - не было. Так, понервировать, просто для порядку. Хотя как знать, вдруг сорвётся? И без того руки подрагивают, тяжеловата бандурина оказалась. Ещё бы, это не тростинка мелка, луком именуемая больше по инерции, а серьёзный рабочий инструмент. Между прочим, для смертоубийства. а не для толкания речей про крыс, это можно было сделать и без арбалета. Крыс ей тут много, видите ли. Сама бы стала как крыса, кабы в баню не загнал - такая же грязная и дикая. Впрочем, дикость-то особо никуда не делась - больше интереса ради, чем для конкретной цели, Велимир чуть сместился левее, заставляя чокнутую бабу доворачивать на него всем корпусом. А ей доворачивать не хочется, а она велит на месте стоять. Балда листоухая. - Ну вот и вытрави этих крыс, ты же у нас в ядах разбираешься. На этом, пожалуй, можно - нужно было остановиться, не то пальнёт всё-таки сгоряча. Понятно, что убить не убьёт, но вязать е - в очередной раз - с балластом в виде стрелы в бочине... как-то даже не хотелось. Пускай уже сама ошибается или прекращает этот спектакль, а он подождёт. Поговорит ещё. О кошках на сей раз - зачем бы ему предложенная кошка? Крыс ловить? Нет уж, ничего хорошего с этого не получится. - На кой ляд мне твоя кошка? Сбежит ещё или с голодухи окочурится, не могу же я здесь постоянно обитаться. У него работы невпроворот, а ещё по хозяйству бегать, материалы добывать всякие, работяг подряжать, не самому же этот бардак приводить в пристойный вид, этак до старости можно провозиться. Вообще, листоухая здорово тормозила реализацию всех планов, так что не пора ли её... нет, не пора. Хлопок тетивы был делом привычным, хоть и не совсем ожидаемым. В крысу. Почти в упор. Из мощного арбалета. Чудище лесное дикошарое, воистину... усталое, забитое жизнью чудище. - Яд всё-таки лучше, устанешь каждую отстреливать. Он не сдвинулся с места, хотя логично было бы наброситься и скрутить. Нет уж, пусть будет ещё один шанс самой сообразить, что так вести себя не надо. Один шанс... а там видно будет. Даже столь озлобленное на мир создание можно привести в порядок, чему-нибудь подучить и задействовать в работе. А что, пригодилась бы, с её-то знаниями. Не то, чтобы сам Велимир был полным дубаём в травах и грибах, но здесь явно преимущество не за ним. Он - спец по арбалетам с капканами, она - по лукам и ядам. Кажется, стоит попытаться убедить эльфку, что резать друг друга - глупо. - Ты полезнее кошки будешь. Да и потом, хочешь верь, а хочешь нет, мне всё равно, какой там формы у тебя уши. Давай оставим максимализм для малолеток с засранными мозгами. В общем-то, так оно и было - он всякое повидал, давно понял, что поганцев хватает на каждой стороне конфликта, как и героев... а вот Анна, похоже, до сих пор думала иначе. Ничего, авось да поумнеет. А пока - выкинуть прочь дохлую крысу и прибрать болт, пригодится в хозяйстве. Что? Мясо? Вот это вот - мясо? Нет, ну с голодухи-то даже насекомых жрать можно, но сейчас-то не тот случай. Одичала, одурела, озверела баба. Нет уж, крысу - за борт. Вернее - за порог. - Нет нужды в таком мясе. Иди, отоспись, да надо потом будет сходить до портного и едой запастись на пару дней хотя бы. Выходя на улицу и тем подставляя спину эльфке, Велимир, впрочем, уже не рисковал. Почти не рисковал. Вроде как, они уже сошлись на том, что смертоубийство подождёт, разве ж нет? Подхватив свою верную дорожную сумку, мужчина быстрым шагом вернулся в помещение, чтобы опять втянуться в спор. Чего вот она спорит? Как будто не знает, как надо. Нет, ну иногда-то умные вещи говорит, но только иногда .Ясное дело, что в таком вот виде ей нельзя на улицу. Затем ведь и портной - купить что-то приличное из готового да натянуть как-нибудь. А там видно будет. - Ну сиди и дом сторожи тогда. Запрёшься на все засовы и делай, что хошь. Сумка была аккуратно водружена рядом со столом, арбалет - бегло, но внимательно осмотрен. Кажется, все текущие немедленные дела сделаны, можно приниматься за менее срочные, но от этого не шибко менее важные. Чердак достался ему не пустым, а с каким-то барахлом, которое стоило бы изучить. Искать клад, конечно, преждевременно, но хоть что-то полезное сыщется обязательно. Хотя бы всякие там тряпки-посуда-инструменты, не потащили же это барахло прежние хозяева с собой, в конце концов. - Давай, спи. Так ты хоть никаких фортелей не выкинешь. Вытаскивать из спины нож прямо посреди увлекательнейшего разбора старья - не самая лучшая перспектива, поэтому лучше уж пусть действительно идёт себе спать. Чтобы не заблудилась - можно даже махнуть рукой в сторону ближайшей кровати, пускай уже угомонится хоть на время, а то мелкая такая, а агрессии как в стаде раззадоренных быков. Ещё и взрослой себя считает, ишь ты. - Маленькая ты. Просто взрослеть пытаешься до срока. Не её в том вина, но и продолжать в том же духе не стоило. Если можно жить спокойно, то надо жить спокойно. Без всяких этих терзаний и мщения, ненависти и страха. Хотелось бы верить, что это пройдёт со временем, но особой надежды не было. Слишком глубоко запрятана эта ненависть, слишком болезненным был удар. Ладно, пусть её - и без размышлений о жизни у него хватает работы. Поднимаясь наверх, Велимир почему-то не сомневался, что никто никуда спать не пойдёт. Интуиция - интересная штука, дамы и господа...
  2. - Эльфов в баню. Ответ был дан совершенно невозмутимым тоном, будто речь сейчас шла о лёгкой, умиротворяющей прогулке по цветущему саду. Или о чаепитии. Или ещё о чём-то насквозь мирном, аж до тошноты. Велимир не боялся острой железяки в этих тонких, ловких руках, хоть и заблаговременно отошёл на пару шагов, стоило листоухой как-то недобро завозиться под плащом. Бесстрашие бесстрашием, а лишаться кое-каких важных частей организма не хотелось ну совершенно. Дороги они ему, эти части. Как память. А Анне вот, похоже, на целостность велимирова организма - плевать с высокой колокольни. Ругается, угрожает, железякой грозно водит - как есть одуревшая баба, которую запереть бы в погребе на денёк, так ведь просудится потом, выхаживай ещё её. - А иначе не получалось тебя разбудить. Давай, собирай себя в охапку да иди мыться-стираться, а то совсем уже чумазая. Лукаво глядя на эльфку, мужчина всем своим видом демонстрировал даже не столько спокойствие, сколько пренебрежение очевидной угрозой. Ну вот что она ему сделает-то? Как оказалось, может если не сделать, то попытаться уж точно. Не стоило недооценивать деву, ох не стоило - и хотя по итогам короткий и яростной схватки победителем ожидаемо вышел здоровый мужчина, даже ему слегка досталось. Бодается, зараза, причём чувствительно бодается. Хорошо, нос не расшибла. Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается - вот и нож был благополучно отнят у ловко скрученной бунтарки, чьё слабое сопротивление могло бы раззадорить дюжину маньяков-извращенцев. Впрочем, Велимир, будучи мужиком - относительно! - культурным, ничего этакого по поводу женской натуры Анны и не замышлял. Не до того ему было, ой не до того. Да и потом, каким надо быть альтернативно мыслящим, чтобы позариться на этот ходячий скелет? Нет уж, лучше и дальше гнуть свою линию, пока ещё пытаясь решить дело мирно. Настолько мирно, насколько это вообще возможно. - Вот надо было тебе это затевать? Я ж здоровый мужик, а тебя за жердью спрятать можно. Здоровый мужик в который уже раз отошёл от ненормальной на несколько шагов, рассеянно вертя в руках её нож. Что-то многовато железа в доме валяется теперь, нужно будет прибраться и всё лишнее куда подальше запрятать. Оно так и безопаснее и красивше, как говорится. И потом, сквернословящая эльфка явно не заслуживала права свободно таскать на себе целый ворох оружия, хватит с неё и малой части, просто для самозащиты. Потом, понятное дело, всё это к ней непременно возвернётся, но то же потом, а сейчас пусть не дурит. - Собственно, выбирай. - рассудительно начал мужчина, будто зачитывающий список необходимой снеди для супа - Или ты сама топаешь в баню и приводишь себя в порядок, или я тебя туда самолично утащу и суну в бочку с водой. Компромиссы неприемлемы. Нахватавшийся умных слов деревенский мужик был немедленно записан в старые извращенцы и всячески оскорблён не только словесно, но и свирепыми взглядами. Можно подумать, хотел бы разложить здесь - не разложил бы. А ведь он, балда такая, нож ей возвернуть успел, катнув по полу ногой. Не иначе как для защиты от охальных намерений, выдуманных больной и дурной башкой. Ах да, ещё и нечёсанной. И, возможно, вшивой. Хотя лучше бы она вшивой не была, бодануть же успела, не перелезли ли? - Ну и топай тогда сама, юная и непорочная ты дева. Пока не отмоешься, спать будешь на полу... что, при наличии-то кровати, мракобесие почище свадьбы с кикиморой. Сама же понимаешь, что приходить в себя тебе лучше в пристойных условиях, верно? Мысль о мерзких, ползучих тварях становилась всё навязчивее и навязчивее. Вот они разбредаются по голове, вот готовятся впиться в беззащитную кожу, вот... нет, нет-нет и ещё раз нет. Может, здесь уксус какой сыщется? Говорили мужики тёртые, помогать должен. Где бы его поискать-то... наверное, возле очага, туда мужчина и потопал немного грузновато, вызвав скрип половиц и тихо чертыхнувшись в тон этому скрипу. Так, здесь нет, здесь то... что, серьёзно? Она и в самом деле непорочная дева? Вот так новость, а он-то думал, что в эльфьих боевых отрядах все со всеми топчутся напропалую. Хотя кому какое дело? - Мне... кхм... всё равно, сколько мужиков через тебя прошло и прошло ли вообще. Просто иди и превратись уже из косматого чудища во что-нибудь поприличнее. Не буду я на тебя кидаться. Ни-че-го. Может, перерыть лари, тумбы и всё прочее? Или сунуться в подвал, где точно есть какие-то свои секреты? Хотя секреты секретами, есть ли там нужная бутыль или придётся топать на поклон к старосте? Просто так перетряхивать весь немаленький дом ему точно не улыбалось, особенно при этом вполглаза следя за этим вот мелким и костлявым безобразием, столь беспардонно изничтожившим не так давно всю наличную снедь. А безобразие тем временем боялось. Нет, не насилия как такового, более простой и банальной штуки, жестокой смерти. Кто бы на её месте не боялся? Всё правильно, всё верно, так и должно быть - хотя брови мужчины сами собой подскочили вверх, выражая удивление. Только вот убивать её нельзя, пригодится ещё. Тем более - варить в бане, с которой так долго до этого возился в гордом одиночестве, напрягая спину и устраивая забеги туда-сюда за водой. А уж поиск целой утвари, тот вообще был достоин баллады. - А зачем мне это? Ты ведь мне, как-никак, жизнь спасла. За такое заживо не варят, хотел бы порешить, так ножом по горлу полоснул, оно быстрее выйдет. И не столь мучительно, кстати, что тоже важно. Ну не заслуживала эта поганка волосатая лютой погибели, какие бы грехи на ней ни висели. В конце-то концов, её к этому принудили те же дуралеи, что выжили родственников Велимира из родной деревни. Супротивник-то у них, выходит, общий. И это не армия и даже не король, так, солтыс один, что о себе возомнил всякого. Ну и шайка прихлебателей, куда без них, и этих вот поганцев-то извести будет посложнее хитрого жучары с огромным пузом. Жучары. Жуки. Насекомые. Вши! Ассоциативный ряд сложился как бы сам собой, заставив Велимира вновь обшаривать помещение в поисках заветной бутылочки. Эх, знал бы заранее... но верно говорят про "подстелил солому", такие вещи не предугадаешь. - Совесть я ищу. А к ней смысл жизни... и какую-нибудь бодягу против вшей, просто на всякий случай. Ей было интересно, отчего бы не ответить на столь простой вопрос? Тем более, что скрывать особо нечего, заодно и разговорить можно попытаться. Эвон, даже подхватила нить беседы, упрекнув мужчину в отсутствии этой самой совести, заодно и весь род людской заклеймив позором. Как будто эльфы нынче лучше. Никто не лучше сейчас, все равно подлецы и герои, глядя на кого нарвёшься. Со смыслом жизни тоже, по мнению Анны, всё у них плохо, да и вшей она сама грозилась побороть. Ага, своих. А кто аз его головой присмотрит? нет уж, надо искать дальше, попутно занимаясь разъяснительной работой. - Совесть я твою ищу, между прочим, листоухая. Я так понимаю, даже самые страшные клятвы не убедят тебя в том, что я лишь хотел бы отдать старый должок полностью... и нет у меня времени ждать, когда ты там найдёшь свои травки-муравки, смирись уже с тем, что тебя будут приводить в порядок. В ответ - удар по больному месту, пожарище это клятое. Эх, был бы он там, авось повернулось всё совсем иначе. Нет, конечно, стадный инстинкт - штука серьёзная, но на то в спецотряд и набирают самых "отбитых", чтобы они не велись на простейшие вещи. Едва ли охотник оказался бы в толпе и с факелом, не нужно ему это. Хотя как знать, как знать? Для этого нужно в действительности прожить ту проклятую ночь, а не выйдет уже. Может быть, так даже к лучшему. - Меня там не было, если ты помнишь. Наверное, эти слова звучали подобно жалкой попытке оправдаться. Да и что толку сотрясать воздух дальше? Эхх... ладно, последний шанс. Последний-препоследний, самый-самый. Для этого, правда, требовалось подойти к Анне ближе, а она взяла да и начала назад пятиться, будто ещё ожидая гадости. И ведь встала на ноги так тихо, что могла бы подкрасться и подрезать, кабы всерьёз хотела. Не стала. Значит, не всё ещё потеряно, не всё. Ладно, раз пятится, то надо бы остановиться, а то запнётся обо что-нибудь и упадёт ещё, чего доброго. - Ты моя гостья. В силу твоего паршивого состояния - также и моя подопечная. Так что изволь уж вести себя подобающе, а я тебя не обижу. Не враги мы. Не враги. Запомни это. Убийца заглянул в глаза другому убийце, пытаясь найти там понимание. Они оба пошли на эту войну не по своей доброй воле, так что шанс договориться был, каким бы призрачным он ни казался. Поубивать да поразломать - дело нехитрое, гораздо сложнее восстановить порушенное. В их случае - порушенную даже не то, чтобы дружбу, просто не-вражду. Ему нет дела до дрязг людей и эльфов, ей тоже нет. Ведь когда-то именно так оно и было, пусть в то время уже и не вернуться никогда. Слишком многое изменилось под тяжестью лет и бед.
  3. Она ругалась, он возился с очагом. Она изрыгала проклятья одно страшнее другого, он размышлял о необходимости приготовления полноценного обеда. У новоиспечённого домовладельца были свои, особенные хлопоты, тесно завязанные на наведение порядка во вверенном ему хозяйстве. Однако, кто же наведёт порядок в голове у этой листоухой? И всё-таки, Велимир не был склонен считать её отвратительной, злобной нелюдью, а тем паче - врагом. Возможно, тому виной их общее прошлое, а может быть и тот простой факт, что в этом мире, полном душегубов и мразей всех родов и мастей, простая деревенская девка, вполне заслуженно лютующая из-за тяжких обид, смотрелась гораздо выигрышнее, чем казалось на первый взгляд. Хотя, признаться, желание взять розги и всыпать ей по тощей заднице, разумеется, нет-нет, а проскальзывало. Особенно когда Анна переходила на совсем непотребные словечки. Девчонка... - Ань... ты ж ведь когда-то хорошей бабой была. Чего сейчас-то с ума сходишь? Слова были вполне добрыми, хотя топор в руках Велимира едва ли добавлял их беседе приятных оттенков. Что поделать - приходится добывать щепу, измельчать дрова до пригодного состояния, да и вообще это не оружие. Ну... почти. Во всяком случае - сейчас точно не оружие. Да и не до того, не до того охотнику было, ему бы поскорее тепло обеспечить да топать дальше по всё тем же хозяйственным делам. По большому счёту, никуда это тощее и слабосильное существо не денется. Будет сидеть тут и, кажется, бесконечно ругаться. Эвона как, на бабу обиделась. Чудна-а-ая. Как будто здесь есть что-то этакое, неправильное. - А ты кто, нешь мужик? Извиняй, плохо походишь. Ирония - лучший друг в словесных перепалках с такими вот созданиями. Конечно, раньше подобного реданец не практиковал от слова "совсем", но мозги, как бы Анна ни старалась убедить в обратном, у него всё ещё работали. Если не можешь - или не хочешь - решать проблему грубой силой, старайся приспособиться. Не получать от этого удовольствие, конечно, но и не забивать себе голову детскими обидами. Да-да, детскими. Кто вообще способен обижаться всерьёз на такое вот? Опять же, в пересчёте на человеческий возраст, она же ж ребёнок совсем. И поведение под стать. Обиженный, надутый ребёнок. Уж точно не лихо лесное, каким хочет казаться. - Ешь давай, лихо. Ты дом осмотрела целиком? По правде говоря, обшаривать с пристрастием каждый закуток не хотелось совершенно. Так мало того, что не хотелось - это было простой дуростью в данной ситуации. Всему своё время. Сейчас вот нужно заняться насущным, а уже потом инвента...как там её? В общем, подсчётом полученного вместе с домом имущества. Хотя ножи и стрелы лучше бы прибрать поскорее, а то ещё учинит остроухая пакость какую просто из-за буйного характера. Возись с ней потом, с врединой. Нет, ну как это ещё называть? Он к ней добром, а она... опять гадости. Когда ж надоест-то? Жила она в этом доме, вишь ли. И что? Люди вон, живут столетиями над рассадниками всякой пакости или каждый день топчутся по сокровищу. И что? И ничего, до смерти самой не подозревают, да и после неё едва ли. - Подвал проверяла? Баню? Нет там пакости какой? Здесь сам дурак, конечно. Не надо было давать Анне возможность и отличный повод опять ожалить злым словом, назвав пакостью самого Велимира. Ну-с, милсдарь, сам себе ты дурак, изволь признать это и забыть даже думать о карьере великого дипломата. Да и не больно-то и хотелось. Ладно, примем её слова на веру, тогда поблизости не должно быть неприятных сюрпризов. А значит, всё это потом, потом, потом. Но и при этом - без лишних отлагательств, а то придут местные жители в его отсутствие да сами разберутся с вещичками, по-своему. Нанять кого-нибудь, что ли... или собак купить? - Язва. Я её, понимаешь, кормлю. Уют создать пытаюсь. А она меня вот так вот... эхх, а говорят, что вы, эльфы, ещё и культурная раса. Подначка явно оказалась слишком тонкой - и на лёгкий укол бедолага получил, что называется, кистенем по хлебалу. И халда он деревенская теперь, как оказалось. Вот те раз, поведёшься с этими эльфобабами, такого о себе узнаешь, аж дух заватывает. Ладно, ну её, пускай сквернословит дальше, но без его участия в беседе - и Велимир демонстративно загремел, завозился, захлопотал. В итоге у него даже получилось добыть пресловутый огонь, а потом, что куда важнее, ещё и довести горение до стабильного состояния. Что толку от дров, которые не горят? А от огня, который вмиг тухнет? Вот то-то же. А язва блохастая пусть себе брюхо набивает. Жадничает сейчас, дурно будет потом. Есть здесь какая-то своя справедливость, на так ли? Ладно, огонь есть, с ним есть тепло и свет, пора приниматься за прочее важное. Для начала - баня. Для вот этой вот. Чтобы не сыпала с нечёсаной башки всякой пакостью да не чесалась на каждом шагу. Баня это вода, баня это, опять-таки, огонь. И много, много возни - что свой колодец расчищать, что топать до деревенского, один чёрт это надолго. Но ничего не поделаешь, придётся расстараться, для себя ж оно, по большей части. Приятно, когда в дом приходит порядок, да и кормить собой паразитов как-то не хотелось. А время летело, летело, летело быстрым беспощадным образом, взамен превращая тёмное и угрюмое помещение во вполне подходящее для мытья, да ещё и постепенно прогревшееся и с запасом этой самой воды. Пришлось таскать на горбушке издалека, но ничего не попишешь, в одиночку разбираться со своим колодцем больно уж муторно выходит. Значит - отложить на потом, добавив к длинной веренице дел, терпеливо ждущих своего часа. Вернуться в дом, обозреть комнату, в которой было уже куда тише и спокойнее, ожидаемо найти на полу возле печки спящую Анну - и осторожно попытаться её разбудить. Ножом в горло не хочется ведь, оттого и осторожно. Хм. Не понимает намёков. Придётся посильнее тряхнуть. Во, кажется, зашевелилась, ч-чёртова баба...
  4. Дожили, есть она хочет. То стрелу чуть между лопаток не засадила, теперь кормить её надо, вишь ли. Эхх, странная это штука, совесть. Казалось бы, откуда у головореза с многолетним стажем что-то подобное? Ан нет, придётся вспомнить о том, что если бы не эта вот замухрышка, гнил бы он в земле уже давным-давно. Причём от болячки-то банальной донельзя, вот что самое обидное! Впрочем, ладно. Всё равно советь пищу в грязное, пыльное и тёмное убежище шальной эльфки никто н будет. Пусть вылезает, раз уж ей так охота... - А я хочу на твою сердитую мордаху поглядеть. Сколько зим мы не виделись? Вот то-то же. Вылезай давай, накормлю уж, чем смогу. Не то, чтобы у него было с собой много разнообразной снеди, но ей хватит и этого - на первое время. Закармливать изголодавшуюся беглянку до отказа это верный способ ей навредить, даже не особо сведущий в знахарских делах охотник понимал такие вещи прекрасно. Только вот наружу никто так и не показался. Вишь ли, сил нет у неё. А бегать силы, значит, были? Ругаться? Стрелять? Ой дурёха, ремня б ей всыпать, чтоб неповадно было. А хотя для этого тоже придётся вынимать это бедствие наружу. При этом - не получив на свою одежду и волосы десант злобных паразитов. М-да, задачка та ещё. Издав короткий и тихий смешок, мужчина полез за добычей, без особых затей и церемоний ухватив её покрепче и игнорируя все попытки ворчать и браниться. Не отбивается, и на том спасибо. Впрочем, один-единственный комментарий можно было и позволить себе. Этакая маленькая месть за пережитое когда-то, давным-давно. - Ты мне тоже воли не давала, когда на ноги ставила, так что терпи. Презабавнейшая ситуация, но теперь эти двое поменялись ролями. Конечно, лекарь с Велимира так себе, но и проблема здесь больше в недоедании и усталости, а не в неведомой болячке, сжирающей изнутри. Воистину, пусть уж терпит. И да, да, это месть! Хотя на словах, пожалуй, следовало отрицать подобное... просто ради забавы. И без того всем всё понятно. - Мстить за спасённую шкуру? Нет уж. Я тебя, как в сказках, накормлю, напою, в баню отправлю да спать уложу. А потом уж, когда не будешь напоминать лихо из леса, можно будет и поговорить по челове... кхм... толком. С тем, что она - лихо из леса, даже спорить не хотелось. Даже на "белку" уже не походит, да и сохранился ли у бесшабашной листоухой пресловутый хвост? Едва ли. Между тем, торжественное извлечение за шкирку ворчливого создания - завершилось успешно. И, коль скоро она перешла от бессвязных ругательств к более-менее конструктивному диалогу, грех было не поговорить. В конце концов, они действительно не виделись уже много, очень много лет. Столько иные не живут. - Я уж догадался. Мне местные рассказали страшилку про этот дом - признаюсь, кого угодно ожидал здесь встретить, но не тебя. Так, ладно, целитель, говори давай, что с тобой делать, чтобы ты к завтрему хотя бы ползти быстрее муравья могла. Слова словами, а тащить - или вести - к столу он эльфку не прекращал. В любом случае, пусть расположится чуть поудобнее, хотя бы воды попьёт. Ей, правда, очаг подавай, но это чуть позже, сперва более насущные проблемы. Освободить руки, опять же, тоже нужно, разве нет? - Поправлюсь, опусти чисто хозяйственные моменты. Будет тебе очаг, будет... да всё будет. Лишь бы ты тут ноги не протянула, не хватало ещё по гроб жизни с твоим злобным духом жилище делить. Это была явная ирония, немного странная для "деревенского лаптя", который, надо признать, за эти годы умудрился хоть немного, а поумнеть. Иначе бы и не дожил до своих лет, война, она дураков не щадит. Особенно такая война, где противник свиреп, опытен и нет ему, в общем-то, числа. В ответ он получил, наверное, тоже иронию. Мол, ведьмака позовёшь, чтоб духа выгнал. Интересное предложение, но очень уж невыгодное, да и вообще нечего до такого доводить. - Мне столько не платят, чтобы ведьмака дёргать. Усадив растрёпанное безобразие на лавку, Велимир принялся деловито рыться в своих запасах. Анне нужна была вода. Вода у него, понятное дело, была - но здесь крылась проблема. Две фляги, которые очень легко спутать в темноте да при ощутимом недосыпе. Так уж получилось, что уверенно - ну не признавать же свою слабость! - протянутая листоухой фляга оказалась вовсе не с водой. Ой. Бывает... да и потом, крепкий самогон ей тоже может пойти на пользу, разве нет? Во всяком случае, не повредит. - Ой. Ошибочка вышла. А он и не знал, что воспитанные эльфийские девы умеют так ругаться. Пожалуй, некоторые обороты были внове и для бесхитростного солдафона, который подчас матом с окружающими не ругался, но общался. Совершенно спокойно он заменил флягу на ту, что с водой. Нечего ведь так жадно хлебать-то, могла бы и понюхать сперва! Женщины... фьють! Мимо уха просвистела железяка, которую листоухая покамест умудрялась как-то прятать от его взора, иначе бы отобрал. Благо что охотник был очень уж занят, раскладывая по столу свои нехитрые запасы, но всё равно - неприятно. Требуется впредь быть осторожнее с ней. - Вот видишь, что самогон живительный творит? Сразу силы появились, зря ты недооцениваешь этот чудо-эликсир. Очередная порция брани воспринималась уже без особого удивления. Пусть себе сотрясает воздух, лишь бы хоть как-то в себя пришла и брюхо немного набила. А он займётся очагом - будет посветлее и потеплее, только бы труба не засорилась за это время. Хотя откуда бы ей? Это было бы уже откровенным перебором, и без того почти весь день придётся потратить на хозяйственные нужды. Порядок навести, еды добыть там. Эльфку дикую, опять же, пристроить как-то, не выгонять же. Она без присмотра только опаснее для всех, включая саму себя. Особенно для самой себя.
  5. Гули-гули-гули... Сыскать подходящего тренера по рукопашному бою для гуля - задачка, прямо скажем, невыполнимая. Треклятая бестия скорее сожрёт незадачливого педагога, чем возьмёт на вооружение хоть самый простенький приёмчик. Да и не был Чернморд сильно уж обучаемым - сей альгуль был подчас тупее пробки, что забивают в солидные дубовые бочонки с выдержанным вином. С другой стороны - силищи ему было не занимать, тварь была крупной и отнюдь не вскормленной на диетической спарже. Да и потом - много мозгов для простейшего захвата с попыткой покусать, и не надо. Именно этим и занялся безутешный и бестолковый вдовец - вытянул вперёд лапищи, чтобы сграбастать, подтянуть и рвануть зубами где уж придётся. Сейчас ему было не до кулинарных изысков и выбора особо приглянувшейся части тела. Мразь, например, очень любила ещё тёплые внутренности, а вот Черноморду больше по вкусу приходились кости, которыми можно было так громко хрустеть, раздражая самку. Увы, теперь раздражать некого, да и выжить не факт, что получится.
  6. Велимир, понятное дело, не особо обиделся на брань. Доводилось слышать и похуже, да ещё и слова иной раз дополнялись стрелами - так что это всё мелочи, право слово. Поначалу он вовсе даже смолчал, позволив эльфке совершить выпад относительно безнаказанно - и, уже когда это ничего не решало, беззлобно парировал, неторопливо спускаясь по лестнице отнюдь не без шума. - И тебе того же, листоухая, и тебя туда же. Его познаний эльфийского хватило, чтобы определить брань, но в точности перевести и понять сокровенный смысл, увы, не получилось. Это - дело эльфов, понимать собственную ругань. Хотя так даже лучше, меньше поводов вытаскивать её за шкирку из укрытия и пороть по заднице подвернувшейся хворостиной. Почему-то казалось, что так будет лучше и правильнее, что этого, по сути, ребёнка нужно воспитывать, а не убивать. Куда уж ей до зловещих стариков с глазами убийц и ликами юнцов... - У меня к тебе, в сущности, только один вопрос остался. Ответишь? Всё-таки, несмотря на весь жизненный опыт, хотелось поверить в чудо. В то, что ему не померещилось, и голос не просто кажется знакомым. В деревне её называли, в лучшем случае, сумасшедшей Анной, зачастую предпочитая более хлёсткие выражения, когда были уверены, что злопамятная листоухая не услышит. А потом была весь о погроме. Вот уж не думал Велимир, что и до его сонной деревушки докатится это безобразие - хотя здесь, признаться, насолили больше всего "белки", запалив костёр взаимной ненависти. А ненавидеть, как известно, проще и удобнее, сбившись в злобную толпу, супротив которой у нелюдей просто не было шансов. Конечно, будь они воинами, авось остановили бы одуревших селян, но в том-то и дело, что воины отсиживались в лесу, подставив простых и достаточно мирных тружеников. Брр... а она молчала, между прочим. Молчала, явно не желая выдавать свою позицию. Хотя, конечно же, вечно в укрытии не просидеть. - Молчишь. - его голос звучал почти сочувственно - уже, небось, надумала, как будешь себе горло резать, коль полезу непотребства творить. Для непотребств, правда, её сперва потребуется найти, но это лишь дело времени. Были бы желание... а желания-то и не было. - И всё-таки, как ты пережила погром? Вопрос этот, в общем, можно было смело задать почти любой эльфийке в рядах "белок", так что диким он звучал лишь отчасти. С чего бы такой интерес к почти поверженному врагу? Впрочем, она опять не ответила, предпочитая то ли наблюдать из укрытия, держа на прицеле, то ли просто забиться в самый далёкий угол из возможных. Придётся, пожалуй, потратить время на поиски - второй раз врасплох его не застать. Итак, где же она? Под столом явно нет, под лестницей тоже особо не спрячешься. Шмыгнула на улицу? Нет, он бы услышал. Тогда... ага, вот. За печкой угнездилась, сжавшись и явно готовя какую-нибудь пакость, если он сунется вплотную. Жаль, жаль, вытянуть за ногу и выпороть - идея навязчивая. Но ведь теперь ей можно подать голос, разве не так? Так. Сбежала. Что ж, вот и момент истины, если это просто длинноухая приблуда, то дальнейший диалог с ней будет строиться на полнейшем непонимании ей произнесённых "этим мерзким дхойнэ" слов. Если же он угадал, то... пожалуй, она удивится. Но едва ли, едва ли узнает. Столько времени прошло, людям свойственно меняться. - А мне, значится, из дома писали, что выловили тебя, пропустили разок по кругу да и вздёрнули на сосне без лишних раздумий... Всё-таки - он сомневался. Сомнения отражал голос, да и в целом вид мужика с арбалетом был уже отнюдь не таким воинственным. Опять же, что она ему сделает? Из лука не целит, сулицы какой-нибудь тоже не видать. Можно постоять себе... а нет, лучше пойти к своим вещам, пожалуй. Угадал. Вместо "ты о чём, тупица?" - "ты кто вообще?", что явно говорит о том, что память у него ещё осталась. Сложно забыть девку, которая не дала сдохнуть от поганой хвори... - Знаешь, я думал, что у лекаря должна быть не такая... дырявая память. Хотя столько зим пролетело... Можно было оставить её наедине с мечущимися в голове мыслями и вернуться к своим делам. Разрядить арбалет, убрать от двери пожитки, чтобы какой-нибудь не в меру ретивый мальчуган не спёр, вдруг да наблюдает стайка таких сейчас за битвой неведомого мужлана с нечистью. Пожалуй, эту замухрышку стоило привести в порядок, на неё смотреть больно и ни один развратник не позарится даже спьяну. Ладно, накормить это понятно, а потом... баня? Вроде, колодец здесь не разворотили совсем уж непотребно, да и дрова не спёрли, до того "лиха" боялись. Ай да эльфка сторожевая попалась. А ещё и вещи-то дивные рассказывает - что его, дескать, за дезертирство повесили. Староста так сказал. Молодец староста, хорошо придумал, суч-чий потрох... - А я, значит, деньги шлю семье исправно который уже год, будучи повешенным дезертиром. Ты и вовсе за печкой села вместо того, чтобы на сосне болтаться. Ладно, вылезай, нечего нам с тобой резаться. Будь она трижды, четырежды злобной "белкой", это уже не имело особого значения. Во-первых, шкуру спасла. Во-вторых, хоть какое-то знакомое лицо в данной ситуации вообще как родное воспринималось и эту ненормальную хотелось без затей затискать в объятиях, расспрашивая обо всём, что он успел упустить. Особенно, ясное дело, о денежных махинациях некоего солтыса, который явно прикарманивал его, Велимира, денежки, а сам врал в три короба. Хорошо ведь быть единственным грамотным на селе, никто не разберёт, что за каракули ты отсылаешь во внешний мир. Ладно, его башку прострелить можно потом, сейчас насущная проблема - накормить это тощее и лохматое безобразие. Тьфу, у неё, поди, ещё и блохи со вшами завелись. Нет, в баню, точно - в баню.
  7. Гули-гули-гули... Помирая старой девой, Мразь (она же Загрызла) не думала ни о чём возвышенном, не предавалась скорби о прожитых впустую годах - она просто и без затей сдохла, напоследок успев оцарапать руки ведьмака своими мощными когтями. Овдовевший (а вернее - освободившийся) самец был встречен Знаком где-то за половину удара сердца до столкновения - и просто остановился, приземлившись наземь с откровенно обалдевшим видом, после чего, не вступая в дальнейшие философские и иные дебаты и не анализируя произошедшее, атаковал размашистым ударом правой лапой в район корпуса, намереваясь пробороздить тушу громилы, как следует его заразить всяческими трупными пакостями и распахать от плеча до... куда уж там получится, так далеко альгули не планировали никогда. Он был уже очень близко для работы мечом - хотя кто их, ведьмаков, знает, черти изобретательные...
  8. Гули-гули-гули... К сожалению, среди альгулей не было выдающихся учёных и мыслителей, способных понять глубинную суть слова "инерция". Чего уж там - они были слишком примитивны даже для того, чтобы просто прорычать что-то похожее, не говоря уж о том, чтобы обучать друг дружку простой истине - не лезь на острую железяку со всей дури! Загрызла, разумеется, и подавно не была учёной альгулью. Баба же, дурная опять же. И с характером скверным - кто такую возьмётся учить уму-разуму? Поэтому, налетев на подставленный меч всей своей немалой массушкой, она даже сперва не поняла, что только что окончательно порушила надежды Черноморда на хоть какой-то интим, навеки оставив в месте, Которое потомки называют френд-зоной. Взмахнула лапищами, силясь дотянуться, оцарапать, рвануть - и последние отпущенные ей мгновения озвучило злобное, клокочущее рычание, с которым вмазавшаяся по самую гарду тварь силилась прихватить своего обидчика с собой. Самец, за пару кратких мгновений не успевший сообразить, что обречён заниматься рукоблудием, если переживёт эту схватку, без особых затей атаковал, прыгнув на ведьмака и выставив вперёд когтистые лапы. Его баба, понимаешь ли, там уже почти жрать начала, негоже отставать!
  9. Велимир величественно проигнорировал всё - начиная от выпада про охотников на "белок", заканчивая стрелой, просвистевшей где-то... там. Высоко. Смысл ему дёргаться, если само здание сейчас на стороне охотника? Потолок был помехой не только для солнечных лучей... хотя тот факт, что вокруг всё ещё было довольно темно, не мог не удручать. А ещё он не спал уже целые сутки. И не ел толком чуть меньше. В общем, настроение у Велимира было, откровенно говоря, так себе - и потому он вяло переругивался с эльфкой вместо того, чтобы предпринять более активные действия. - Пустая трата боеприпасов. - на этот раз он усмехался достаточно беззлобно - И знаешь, я как-то не хочу вылезать навстречу твоим стрелам. Неуютно мне. Может, ты соизволишь явиться сюда сама? Бесполезно, заведомо бесполезно было пытаться её уговорить - но это и не было основной целью. Основная цель - уже просто-напросто изучение. Наблюдать не получалось, так хоть послушать - и то ладно. Порой она говорила интересные вещи, пусть и достаточно странные. Велимировская наука, экак звучит-то, повод гордиться неведомым тёзкой. - Не слышал, чтобы мои тёзки занимались какой-то там наукой. Обычно те, кто тратит время на подобную ерунду, носят куда более напыщенные имена с кучей титулов. Кстати... я ведь могу достать тебя за твоим укрытием, так что давай не будем более упражняться в словесных баталиях. В тех дремучих краях, откуда ты родом, слыхали про закон гостеприимства, листоухая? Полезный закон. Трактовали его, конечно, везде по-разному, но общую суть Велимир видел так: в доме между гостем и хозяином никакого кровопролития. Это могло бы стать первым шагом к шаткому перемирию, но увы и увы. Эльфка вновь решила показать зубы, утверждая, что дом - её. Интересно было бы посмотреть, как она доказывает это хоть и тому же старосте. И вообще, кто здесь представитель власти? Правильно, охотник на ведьм. И даже тот факт, что оппонентка пережила резню, её не оправдывает. Резня - вообще дело поганое, но если продолжать её, то недолго и всех на свете перебить. Кто тогда будет жить, зверьё да нечисть? - Давай, отплати за ту резню не тем, кто её устроил, а вообще всем и каждому. Спровоцируй пару новых побоищ. Забавно, но никто не мог просто так остановиться. Эльфы и прочие нелюди мстили за погромы и притеснения. Люди - за загубленные дома и побитую родню. Этому нет конца, а виной всему банальная жадность. Так забавно, что из-за неё теперь приходится сидеть тут и пытаться что-то сделать с дурной бабой. Как вариант - запустить в неё мешочком с перцем, авось попадёт, тогда всё будет просто. Запустил. Кашля не последовало - значит, промазал. А и хрен с ним, с перцем... всё одно девка занята, сама себя накручивает и думает, что её непременно загубят. Нет, конечно, стоило бы - но что толку? Ещё один огонёк ненависти. И потом, это всё ещё его дом нельзя осквернять его таким дурным образом, как смертоубийство. Это во дворе, пожалуй, её можно будет хоть обрюхатить, а потом глотку вскрыть... а хотя вшивая, поди. Ну её. - Не стоит рассуждать о смерти и всём таком прочем. Мне здесь трупы не нужны, да и... больно много чести - виселицу для тебя городить. Сожгут и вся недолга, у дураков нынче огненная казнь в почёте. Ну да, дураков. Кого ж ещё? Будут умные люди толпами смотреть на чужие мучения и радоваться этому вместо того, чтобы работать? Война на пороге, как-никак, а они на казнь глазеют, бестолочи. Как будто не знают, что назавтра могут занять тёплое местечко сожжённого сегодня по пустяковому навету, который даже проверять толком никто не станет. Церковники великолепно умели выставлять виновными во всех бедах кого угодно, но не себя и свою жажду власти. Да-да, охотник на колдуний терпеть не мог бородатых мужиков в ярких платьях, что тут такого? Они ведь и впрямь хуже всяких нильфов, те хотя бы не гробят своё же народ с таким упоением. Скорее бы... - Корма для утопцев сто... или сколько там тебе, набирается хоть век? Он хотел сказать "корма для утопцев столетней выдержки", закономерно реагируя на предположение ушастой о том, что она пойдёт на удобрения. Как же, как же... наивная душа. Пожалуй да, действительно, ей нет даже сотни. Молодая совсем. Потому и дёргается так, наверное - не познала ещё цену спокойствия. В принципе, даже сама эльфка с ним согласилась, назвав подобное явление старухой с телом девочки. Явно неприязненно - не надеется прожить так долго? Хотя с таким-то характером и везением... - Мне тела твоего отсюда не видать, только стрелы над башкой летают, как птицы ранние. Так что может быть, ты и старуха, кто тебя разберёт? Попытка подцепить была, кажется, безуспешной - она просто замолчала. Готовит гадость или так обыденно обиделась? Кто их, баб, разберёт нынче, странные они создания. Хорошо ещё, что эта - не брюхатая, они, молва гласит, вовсе дурные. Особенно когда что-то не так. - Звать-то тебя как, кусачая? а то неудобно выходит, порешим друг друга, даже имён не спросив, как головорезы какие-то. Положим, его имя она уже знает ,как и кое-какие особенности биографии. В свою очередь, Велимир уже совершенно точно понимал, что имеет дело именно со скотоелью, а не просто дурной беженкой, больно та была агрессивной и любила постреливать из укрытия. Он, конечно, и сам не прочь пару раз шмальнуть, но это было бы слишком просто, грязно и кроваво. Имей дело потом с нечистью, она ж вредная, она ж восстанет. А звать эту колкость, оказывается, Анвен. Аккурат как ту единственную толковую эльфийку на его памяти, что не побрезговала вытащить потрёпанную душу охотника с того света. Увы, увы... несколько лет как лежат где-то её кости, зашвырнутые в овраг после того погрома. Хотя голос похож, конечно. Или это просто так кажется? Ладно, пусть себе говорит дальше, авось устанет чуть быстрее. - Ты от погрома бежишь или недобиток с какого-нибудь отряда? Вопрос уже не особо принципиальный, да и не будет она честно отвечать. Какая уже разница, из-за чего горло Велимира стало желанной мишенью для этой бедовой девки? Бедовой и вредной, никак на контакт не идёт, допросом, вишь ли, считает всё это. Ну-ну. - А ты знаешь темы для беседы получше? Изволь. И тут она драпанула. Молча и быстро, явно давая понять, что пресытилась этой беседой. Куда ей бежать? разумеется, в основное помещение, по лестнице. Здесь бы и подстрелить, но... замешкался слегка. Может, и правильно замешкался. Пусть бродит там, отсюда хоть слышно всё из-за дрянного пола. А выскочит за порог - вот тут-то можно и пострелять, хотя теперь уже подсознание твердило, что это будет глупой ошибкой. Разве вести себя так, как она - не глупая ошибка тоже? Хотя, с другой стороны, был ли у девки выбор? - Не надоело ещё, листоухая ты скотоель? В ответ на беззлобный вопрос - предложение отправиться к предкам, то есть распрощаться с этим миром. Злая. Вредная. И очень уставшая, судя по голосу. Скоро уже можно будет брать чуть ли не голыми руками - лишь бы нож где не припрятала, дурёха...
  10. Гули-гули-гули... Надо сказать, что, обладая мозгами среднестатистического кмета после бутылки первака, альгули были, всё же, не настолько тупыми созданиями, как хотелось бы ведьмаку. Причём их не-тупость заключалась не в умении выбрать тактику или согласованности действий. Нет. Всё было гораздо проще - самка неистово заорала, получив сулицу в ступню. Самец, привычно решив, что вот сейчас его будут бить, отшатнулся, тем самым под удар меча не угодив. Это чудовищное подобие брачных игр, больше походившее иногда на многолетний брак мужа-пьяницы с женой-грымзой, сейчас банально спасло Черноморду его чёрную морду, хотя немедленно атаковать он не мог, будучи слегка ошарашенным. Как так, его баба орёт не на него? Тем временем Загрызла продолжила движение - что этой огромной твари повреждение ноги, когда уже захватывает азарт боя? Серебро, конечно, не бодрило и не радовало, но и моментально из строя не вывело, поэтому самка оказалась рядом с ведьмаков достаточно проворно - и кинулась на него без всяких затей, намереваясь протаранить. А там авось и очухавшийся самец подсобит...
  11. Велимир, не подозревавший о наличии прямо над своей головой беглянки с тугим луком и нехорошими мыслями, методично обследовал дом, помещение за помещением. Выходило не слишком тихо - половицы, такое ощущение, были нарочно приведены в безобразное состояние, чтобы издавать как можно больше скрипа при ходьбе. Тут уж старайся, не старайся - всяк засевший здесь уже давно знает о его присутствии. Хоть песни пой, в голосину, хуже уже не будет. Однако, привычка к осторожности давала о себе знать, поэтому он всё ещё передвигался неторопким шагом, тщательно выбирая, куда поставить но...скрррип...проклятые половицы! Первый этаж, по всему, был чист и тих, следовало приниматься за чердак, а там и до подвала недалеко. Логика была простой - сверху на улицу попасть можно, снизу же... нет, ну тоже можно - но шумно и скрипуче. Наверх вела лестница, одним своим видом лишавшая надежд на незаметность и тихий подъём. Хотя зачем бы уже хорониться? Всё одно ведь нашумел. Привычно выцеливая возможную позицию неведомой и лихой жути, охотник принялся покорять подъём, мысленно надеясь не получить сейчас в глаз какой-нибудь непотребный дротик или метательный нож просто потому, что у сидящего там головореза много снарядов и мало терпения. Пока что обошлось. Пока что. Поднявшись, наконец, на чердак, мужчина некоторое время просто стоял, прислушиваясь и привыкая к новым условиям. Было, вроде как, тоже тихо и спокойно - оставалось лишь обойти помещение и убедиться, что здесь тоже безопасно. Потом - в подвал, а там можно и ловушек везде понаставить, чтобы лихо не заявилось опять. От близких к мечтательным раздумий его отвлёк скрип и тихой шорох за спиной, заставляя прекратить начатое перемещение вдоль стены и стремительно юркнуть за ближайшую кучу непонятного хлама. Ну, точнее, не юркнуть - с шумом повалиться, подняв небольшое облачко пыли. Где-то позади просвистела стрела, потом ещё одна воткнулась в импровизированную баррикаду. И - всё. Тишина, прерываемая лишь биением сердца, гулким до неприличия. Велимир лежал на спине, судорожно прижимая к груди заветный арбалет и даже не помышлял о каких-то активных действиях. Не сейчас, этак недолго и нарваться на "подарок" в горло. Нет, сперва - прийти в себя, хотя бы примерно определить, где сидит стрелок, а уж потом что-то делать. Вернее всего - ответить подобным на подобное, молча засадив арбалетную стрелу в организм душегуба, а там уж как повезёт. Меньше всего хотелось начинать новоселье с возни, связанной с трупом. Ещё меньше хотелось быть этим самым трупом. А игра в молчанку тем временем затягивалась до неприличия - чтобы хоть как-то расшевелить оппонента, мужчина наощупь вытянул из кучи хлама что-то деревянное и не шибко габаритное. Возможно, веретено или какой-то схожий инструмент, в этих бабьих премудростях он не особо разбирался. Кинул в сторону, уже прекрасно понимая, что толку не будет. Опять повисла гнетущая тишина. Позиция Велимира, несмотря на укрытие, была заметно хуже, что отбивало желание рисковать просто так. Он был бы прекрасной целью на фоне чердачного окна, да и в целом не особо скрывал своего положения. Противник - был покамест неведом. Одно ясно, он из плоти и крови, а значит, нужно как-то справляться своими силами. Например - аккуратно снять плащ и резко махнуть им, высунув из-за укрытия. Детский трюк, авось да сработает. Нет. Не вышло опять, не желал стрелок принимать это за попытку сменить позицию. Что ж... опять треклятая тишина? Ну уж нет, придётся действовать осторожнее и идти окольными путями. - Долго сидеть-то будем? Буднично, как будто вопрошая о погоде, охотник нарушил молчание, решив хоть что-то узнать о стрелявшем. В конце концов, что он терял-то? Ответ прозвучал столь же буднично - неизвестная особа женского пола, как оказалось, была готова находиться здесь столько сколько потребовалось, чтобы он свалил прочь. Ха. Из своего-то дома? Нет уж... да и что-то с ней было не так. Говорила с некоторым усилием, будто устала. Конечно, Велимир тоже отнюдь не был свеж аки огурчик, но не настолько же. - Не боишься состариться здесь? - в его голосе звучал лёгкий сарказм, вполне уместный при наличии двух упрямцев в одном помещении - Вообще-то, это мой дом, так что сваливать стоило бы тебе, мазила. Пойдя на рискованный шаг и провоцируя противницу неприкрытым оскорблением, охотник получил то, что хотел - вновь раздался её голос. Угроза, разумеется, как же иначе? Так, а теперь, зная её позицию худо-бедно, можно высунуться и уже шмальнуть откуда-нибудь с неожиданной точки, это несложно. Увы, этим планам не суждено было воплотиться в жизнь незамедлительно, треклятая, как выяснилось, эльфийка - начала обзываться в своей привычной манере. Dh'oine, видите ли. Тоже, нашлась расистка... - Очередная "белка"? Предлагать тебе сложить оружие, разумеется, глупо. Отпускать с миром - ещё глупее, а ну как ты завтра меня выследишь и прирежешь ночью. Что делать будем? Сарказм как будто испарился, сменившись усталостью. Нет, эти листоухие борцы за светлое будущее невыносимы, нет им числа, конца и края. В его-то доме, да этакое создание. И ведь теперь всё вмиг осложнилось, убивать-то её тоже не хотелось бы. Вдруг да из чистой эльфей вредности восстанет какой-нибудь паскудиной и будет ночью на грудь давить, воздуха лишая? М-да, беда...
  12. Что ж, пора было возвращаться в деревню. Близость ведьмачки давала какие-никакие, а гарантии отсутствия под боком нечистой силы - да и мельницу теперь бесполезно проверять, там если и был кто, уже порублен на куски. А его ждал "нехороший" дом, зачистка которого грозила превратиться в заварушку, какой не было уже давно. И ладно бы там какой-нибудь беглый висельник, ему-то кишки пустить недолго, этому их хорошо учили. А ну как нечистая сила? Что толку полосовать ножом, допустим, одуревшее привидение, что радостно кинется душить незваного гостя? А ведь бывали твари и похуже, много хуже. Хотя ладно, была-не была, нужно сперва проверить самому, а уж потом решать, нужны ли услуги ведьмака или не особо. Топать на своих двоих пришлось достаточно долго - это только в сказках положительные герои при помощи волшебной обуви перескакивают через всяческие буераки, не замарав штанов. Велимир, во-первых, был героем насквозь унылым, скучным и отрицательным, а во-вторых - обувь носил вполне себе обычную, под стать скучному образу. Разве что подошва мягкая, да материал добротнее чем то, что могли себе позволить кметы, но это не сильно помогало во время долгих переходов даже и по дороге, что тянулась отнюдь не по прямой до самой калитки. Итак, дом. Точнее, не совсем так. Вот - дом. Одна штука. Строение рядом. Одна штука. В стороне явно колодец. Тоже одна штука. К дому пристрой, сараюшка или что-то такое. Тоже одна штука. М-да, зажиточно здесь жили. И ведь впрямь какое-то лихо завестись могло, иначе ушлые крестьяне хозяйственно растащили бы здесь всё по самый фундамент, оставив после себя лишь котлован да яму от колодца. Время тяжёлое, всё в дело идёт. Пожалуй, с ними придётся подружиться, а то и впрямь так поступят, пока на охоте будет... и даже множество ловушек делу не сильно помогут. Обойдя основное здание несколько раз, охотник явно колебался, борясь с сильнейшим нежеланием лезть внутрь. Поморщившись, решил, что таки - лезть. Только сперва - кольчугу поддеть, а то мало ли, вдруг от каких когтей спасёт или заточки в спину. Ну и арбалет снарядить - особой стрелой для особых случаев. Двимиритовый наконечник - и никак иначе, исключать наличие здесь мага тоже было нельзя, а в случае чего стрела в пузо она стрела в пузо и есть, успокоит и обычного подонка. Так, арбалет наготове, нож под рукой, топор... топор пока не нужен, в стеснённом пространстве от него только вред будет. Сумку тоже, понятное дело, с собой не стоит брать - но её можно аккуратно снять и оставить внутри. Ах, да... перец. Небольшой мешочек тоже будет под рукой, метнуть в лицо или морду, авось и поможет. Боится нечисть перца? Хм. Чеснока иная боится. Соли. А вот перца? Хотя это можно будет проверить - но надо уже... ай, решайся уже, трусливая бестолочь! Навыдумывал себе сказок про потустороннее, боишься, как баба дурная. С этими безрадостными мыслями реданец быстро - пока не передумал и не пошёл за ведьмаком - достиг добротной на вид двери. Едва ли за ней кто-то хорошо ухаживал всё это время, так что петли явно будут скрипеть, но мы ведь осторожненько, мы ведь... ага, не заперто. Это хорошо, через окно лезть шумно, через окно в случае чего придётся быстро уходить. Теперь, проскользнув в проём - тихо положить в сторонке сумку, рядом примостить топор. Если у кого хватит ума воспользоваться этим дивным оружием - что ж, тем лучше, особенно учитывая, что в темноте попасть с уверенностью можно лишь себе по коленке или ещё куда. Призраков, трупоедов и прочей нечисти, кажется, не было видно - пора идти дальше. Аккуратно и тихо.
  13. Гули-гули-гули... Их было двое - самец по кличке Черноморд, обладатель стойкого нордического характера и уродливой обгоревшей хари, сопровождал самку, ласково именуемую местными не иначе как Мразью. А ещё Загрызлой, Паскудой, Падлюкой и множеством других ласковых имён, от обилия которых создавалось впечатление, будто альгулей в округе не меньше полуроты. Но - нет. Двое. Пара альгулей в период размножения, как известно, представляет смертельную опасность даже для тренированных охотников, не говоря уж о простых крестьянах или горожанах, а если добавить сюда скверный характер самки, помножить на вынужденное воздержание самца, которому она банально отказывалась давать из-за отсутствия толкового логова и терпела лишь по причине отсутствия же других особей - результат выходит поразительный, омерзительный и донельзя чудовищный. Прервавший пожирание трупов очередных горе-путников ведьмак был сочтён всего лишь большим куском мяса, что следовало немедленно повалить на землю и разорвать в стремлении добраться до лакомых внутренностей - поэтому они метнулись к цели яростно, как будто ведомые одной зловещей волей. Голод - не тётка, а у них не было сладкого чувства насыщения уже очень очень давно, многочисленные растерзанные путники лишь разжигали с новой силой желание жрать, жрать и ещё раз жрать. Будучи по своей натуре более спокойным и даже немного хитрым, самец постепенно поотстал, планируя обойти потенциальную жертву и напасть с неожиданной стороны. Это обычно работало, когда глупые люди были вооружены слабым оружием и пытались дать отпор. Обычно. Работало. Сейчас же его немного беспокоил тусклый блеск серебра - не встречавший в своей жизни ведьмаков, тем не менее, трупоед подсознательно опасался этого металла, хотя в его тупой башке ещё не сформировалось очевидное стремление удрать куда подальше. Что до самки - она была озабочена лишь собственным насыщением, поэтому продолжала нестись во весь опор. Сейчас. Уже скоро. Можно будет прыгнуть, подминая под себя ходячий кусок мяса, исполосовать его мощными когтями, оставляя в крови трупный яд - и, жадно вырывая куски плоти из ещё живого тела, начать пир...
  14. Ведьмачьи дела. Очень обобщённо - но его ли это дело? Если запретить магичить ещё и ведьмакам, то монстры попросту расплодятся и сожрут всех без исключения. Иерарх будет лишь кем-то вроде десерта, как бы ни надеялся он отсидеться в безопасности за бесчисленными цепями и заслонами стражи. Что ж, ладно, пусть себе делает то, что делает, лишь бы монстров губила при этом. - Ты ведь знаешь, молва причисляет мельников к колдунам, вот я и решил посмотреть, что да как. Кстати... эта же молва утверждает, что на Кривоуховых топях обитают непомерно злокозненные и могучие ведьмы. Мне там делать нечего, а тебе - просто чтобы знала. Охотник на ведьм недвусмысленно давал понять, что бодаться с такой лихой нечистью не собирается, да и вообще лезть туда не советовал бы. В конце концов, ведьмаков мало, сожрут эту без особых сантиментов там, а от такого беды простых людей только умножатся. Мутанты или нет, эти создания были полезны. - Будешь неподалёку - заглядывай, я здесь домишком разжился. Домишко, правда, нужно было ещё зачистить и обжить, а делить шкуру неубитого лиха явно не стоило - но охотник считал, что справится с этой бедой сам. Что-то ему подсказывало, что не всё в этой деревеньке так просто, и у текущего обитателя дома просто есть какие-то свои причины не появляться на публике. Беглых каторжников и прочего весёлого люда здесь хватало. Приняв свою награду как должное, Велимир деловито прибрал листки в свою дорожную сумку - пригодятся, авось чего нового узнает. Слегка поколебавшись, выудил из этой же сумки небольшой тубус и протянул его ведьмачке. Он-то как-нибудь проживёт без подорожной, имея под рукой грамоту получше. А вот ей в прифронтовых землях пригодилось бы. - Держи, это подорожная. Я новую раздобуду, а к тебе меньше глупых вопросов будет. Что-то подсказывало ему, что ведьмачка ходит по грани, как и он сам - и может сорваться из-за какой-нибудь мелочи вроде приставучих солдат на посту или дурных охотников. Бумаги помогут, не зря неведомый писец так старательно их выводил - хотя самому охотнику они уже давненько не пригождались, он предпочитал попросту обходить посты, если те мешали или вызывали подозрения. До зимы так будет даже проще.
  15. Вот что Велимир ожидал меньше всего, так это магического удара. Судите сами, дамы и господа - откуда у затрапезной мельницы рядом с затрапезной деревушкой, осенённой заревом новиградских костров, кто-то со способностями чародея? Ладно бы контрабандист... или там сектант, благо что культов развелось как блох на бродячем кабысдохе. Ну заговорщик или шпион. Но чтобы магия... впрочем, эти мысли пронеслись в его голове с такой скоростью, что ухватиться за них не получилось. Мужчина банально и скучно улетел назад, кубарем прокатившись по дороге и ухитрившись каким-то чудом не потерять заветное оружие. Шансов теперь, понятное дело, мало - шмальнуть по лошади если только, причём даже не поднимаясь на ноги, также используя элемент внезапности. Шмальнуть - и обратно в кусты, хоть это и выглядело бы как трусливое бегство от опасности. А что поделать? Его учили думать, анализировать и не лезть на рожон. Сейчас - силы явно неравны, этакую напасть лучше бороть из засады, а уж устроить засаду это дело... так, стоп. Ведьмачка, Вейопатис её отлюби?! Пожалуй, да. Ведьмачка. Та самая. Загадочная любительница чародеев, что-то разнюхивает в здешних краях. Ну или просто работу ищет, выживать-то надо. Издав тихий вздох, охотник опустил оружие, вместо этого предприняв попытку подняться на ноги. Пожалуй, стоило в следующий раз выйти без дорожной сумки, этак недолго и раздавить своей тушей содержимое, а оно ж денег стоит. - Знаешь, мне когда-то говорили, что нужно сперва стрельнуть, а потом вопросы задавать, если останется, кому. Хорошо ведь, что не послушал... Это ворчание было беззлобно-будничным, совершенно, казалось бы, неуместным в данной ситуации. И, вместе с тем - вполне себе преследовало определённую цель. Прежде всего - успокоить. А то за этим их толкающим чудодейством прилетит и огненное, а это уже совершенно ни к чему. Пусть хотя бы вспомнит, что они не враги - да и вообще, с каких пор ведьмаки и люди друг другу просто так кровь портили? Хотя нет. Люди-то как раз не прочь эту самую кровь попортить, чего греха таить? - Впрочем, ладно, не убили друг друга, это хорошо. Но, раз уж ты здесь, сразу имею тебе сообщить, что твоего дружка в наших застенках нет и отродясь не водилось. Если появится - со временем узнаю. А у тебя здесь работа или как? Нечисть завелась недалече? С некоторым усилием удалось подняться. Как-никак, даже крепкий мужик вроде Велимира не сразу и не вдруг может оклематься после такого вот полёта. Не учили их такому, как не учили и, например, от дракона ополоумевшего бегать. Всё приходилось и придётся постигать на своей шкуре. И если сейчас он просто полетал, в другой раз, чтобы остаться боеспособным, следует держаться от любой подозрительной цели подальше, пусть это и затруднит прицеливание. Ближе точно нельзя - говаривают, они и камни могут крошить своими "знаками"...