Адда

Королевства Севера
  • Активность

    1 312
  • Зарегистрирован

  • Последний раз был

  • Выиграл дней

    73

Адда последняя победа была Декабрь 7 2017

Адда имеет самый популярный контент!

4 Подписчика

Информация о Адда

  • Звание
    Застрелись из катапульты
  • День рождения Декабрь 11

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Город
    Вызима

Посетители профиля

6 310 просмотров профиля
  1. Лоренсо Фернини - Как давно вы живете здесь, в Новиграде? - спросил Фернини, дивясь, с какой легкостью Астарда выпроводила "слугу закона". Ему с друзьями уже приходилось как-то натыкаться на охотников в дороге, приходилось прятать взгляд, скрываться, убегать, и всякий раз им везло: приходили за кем-то другим. - Я недавно обосновался в Застенье, но даже там мне не по себе, - Лоренсо никогда не считал себя смелым и потому поведение хозяйки салона, демонстрировавшей чудеса самообладания, вызывало у него еще большее недоумение. Его все никак не оставляла мысль, что в этом салоне случилось что-то нехорошее. "Здесь точно кого-то убили, - размышлял низушек. - Потому-то и закрыты в будний день, и ставят решетки. И охотник чего-то разыскивает. Следы? Похоже на то, что хозяйка прячет что-то посерьезнее, чем кровавые пятна. И девушку напоили специально, чтобы... Чтобы... Зачем?" Закончить мысль Фернини так и не удалось - в зал с грохотом спустилась вышеупомянутая леди, заставив его подскочить от неожиданности. Кузнец тут же принялся поднимать девушку, а Лоренсо, дабы не беспокоить ее лишний раз, вжался в спинку дивана, стараясь сделаться настолько незаметным, насколько это вообще возможно для низушка. - Сейчас я тружусь на Вивальди, - объяснил он Астарде. - Не скажу, конечно, что финансы - мое призвание, но, надеюсь, окажусь ему полезен. А то в последнее время пришлось много поездить со своей труппой, пора бы уже где-то и осесть, - сказав это, низушек осекся, понимая, что если та сущность из ожерелья от него не отцепится, осядет он в лучшем случае где-нибудь на мутном дне канала.
  2. Лоренсо Фернини - Человек с кошачьими глазами? - низушек удивленно поднял брови. На его кошмар это было мало похоже, стало быть, все обошлось. Однако, не успел он облегченно выдохнуть, как в мысли закрались новые подозрения. - Но что же он сделал?. Кхм... - Фернини кашлянул в кулак, запоздало сообразив, что последний вопрос скорее всего был лишним. Возможно даже, личным. Наверняка не следовало его вот так просто задавать. - Я в том смысле... Как мне отыскать его? - проговорил он, особо не надеясь, что Астарда сумеет ему ответить. Когда раздался негромкий, но требовательный стук в окно, низушек всего какое-то мгновение тешил себя мыслью, что это мог бы оказаться тот самый ведьмак, что недавно неполадил с Акирой. Но, к несчастью, в дверях появился вовсе не охотник на чудовищ, а охотник на ведьм. От теплой и расслабленной обстановки мигом не осталось ни следа. Даже казалось, что слабый запах алкоголя исчез, неприятный сквозняк всколыхнул шторы, сопровождая вошедшего "посетителя". Пока тот что-то выспрашивал у хозяйки салона, Фернини судорожно вспоминал, не было ли за ним каких-нибудь грешков и проблем с законом. Конечно, являясь представителем "нелюдей", Лоренсо старался лишний раз не нарываться и вести себя как подобает. "Ну, разумеется, нынешняя ночь не в счет", - убеждал он самого себя, понимая, что пытаться пробраться в город до открытия ворот было очень плохой и, конечно же, провальной идеей. С одной стороны, ему повезло - всего-то полдня под арестом, тогда как иные и годы коротают в темницах, но, все-таки, шут их знает, этих "охотников". Поди догадайся, чего им в голову взбредет, к любой ерунде ведь могут придраться. Корчить из себя покупателся было бы совершенно неубедительно и крайне бесполезно и потому Фернини краем уха слушал диалог хозяйки с охотником и все больше бледнел от каждой услышанной фразы. "Здесь кого-то убили." Пустая кружка выскользнула из вспотевших рук и схарактерным стуком покатилась по полу. - Прошу прощения, - Фернини забормотал слова извинения, медленно отступая подальше от дивана, на котором, по его мнению и свершилось преступление. - Я так неосторожен, - прошептал он и не проронил более ни слова, пока Астарда выпроваживала "гостя". Дело пахло очень скверно. - Лучше б вам было не злить его, госпожа Астарда. У них очень хорошая память.
  3. Лоренсо Фернини - Вильгефорц. Вильгефорц роггевеенский, - сразу же догадался низушек, услышав, как описывала карту Астарда, а после, сам не зная, для чего, добавил: - Ныне покойный. Не успел Фернини поразмыслить о трагичной судьбе совершенно безразличного ему чародея, как Астарда своим предположением подлила еще масла в огонь и без того разросшейся паники. - Неет... - тихо протянул он и вдруг резко соскочил с дивана и, поднявшись на носочки, выглянул в окно. Он словно ожидал, что это нечто явится за ним прямо сюда, в салон, среди дня. - Нет-нет. Жизнь - это слишком высокая цена, ни одно украшение во всем мире столько не стоит, - заверил низушек и себя, и свою собеседницу. - Хотя... Знаете, я слышал, как однажды одного парня зарезали за карту Филиппы Эльхарт. Представляете? Чего уж там говорить о золоте... Приняв кружку из рук хозяйки салона, низушек стал потихоньку успокаиваться. Похоже, та и в самом деле пытается ему чем-то да помочь, а значит, шансы протянутя подольше, чем семь дней, все-таки есть. - Карты? - неуверенно переспросил Лоренсо и на его лице впервые промелькнуло подобие улыбки. Низушек узкой ладошкой хлопнул мебя по лбу: - Это же гениально! Леди Астарда, - низушек поднял кружку в честь девушки. - Как же так? Мне даже не пришло это в голову. Ну, что это могут быть вовсе не деньги. Так и сделаю, - без тени сомнения решил он, хоть и хорошие колоды стоили немало. Лоренсо задумался, прикидывая в уме убытки от потери карт и возможную прибыль от продажи уже расколдованного ожерелья, но размышления не успели прийти к какому-либо выводу, ведь Астарда вновь заговорила о своем ювелире. - То есть, она в порядке? - неуверенно поинтересовался Фернини. - В смысле, если на нее никто не нападал, то что тогда с ней? Я боялся, что тот дух решит, будто я подарил ожерелье ей, и сделает ей... какое-то зло. Но, хвала богам, это не так!
  4. Лоренсо Фернини - Пятнадцать лет?! - взвизгнул низушек и схатился за голову и тут же одернул себя - надлежало бы проявлять поменьше эмоций, а не то, чего доброго, пес очнется. Кто жнает, чего ему вздумается? Зверь-то сторожевой, такой и пополам перекусить сможет. - У меня нет столько времени, леди Астарда, - обреченно признался Фернини. - Всего лишь три ночи... вернее, их было семь. Было дано. Но теперь времени почти не осталось. Стоило низушку поймать на себе не понимающий взгляд Астарды, как он, наконец, сообразил, что для посторонних ушей его нервные реплики звучат по меньшей мере странно и настойчиво требуют хоть какого-то объяснения. И потому, вновь вскарабкавшись на краешек дивана, Фернини начал издалека: - Едва ли история моего приобретения вас заинтересует. Я не получил эту вещь в наследство от знатных предков и не отыскал клад в заброшенном склепе. Я просто играл в гвинт. В юности я здорово поднаторел в этой игре и время от времени мне, скажем так, сильно везло. Но, все же, каким бы ни был выигрыш, я считаю это не самым достойным занятием для мужчины. И тогда, решив бросить это дело, я перебрался сюда, в Новиград, получил должность в банке Вивальди. И, не знаю, что нашло на меня, решил видать, попрощаться с прошлым, ноги сами принесли меня туда... Лоренсо живо представил себе тот вечер: темный проулок, двое стражников в нарядных масках стерегут вход, а за ним - просторный и пропахший табачным дымом зал, полный самого разного люда. - И мне снова везло, - продолжал рассказ Фернини. - Обыгрывал одного соперника за другим, пока не появился один здоровяк и не бросил на стол то самое ожерелье и оценил его в полторы сотни крон. Эх, надо было еще тогда сообразить, что дело-то нечистое, - сокрушался низушек. - Ну, откуда у такого мужлана могла быть та вещь? Но я был так увлечен, что с радостью согласился сыграть с ним. Я победил, все было честно, а тот, похоже и не расстроился вовсе, пил весь вечер и горланил солдатские песни. В ту ночь я не вернулся к себе, а скоротал время в таверне под трели незнакомого мне барда, который безбожно фальшивил. А когда под утро, мне послышался чей-то голос, я решил, что просто задремал и мне почудилось. Во вторую ночь, мне казалось, я схожу с ума. Он словно издевался, насылал кошмары, не твердил - требовал: заплати справедливую цену. И я не придумал ничего лучше, чем бросить полторы сотни крон в воду. Уж не знаю, почему, но меня настойчиво влекло к реке. - Наверно, глупо было надеяться, что наваждение уйдет, но мне этого очень хотелось. Но и следующей ночью оно вернулось ко мне, твердило, что я ошибся, угрожало, страшило. И снова одни и те же слова: "справедливую цену." Что мне было делать? Позабыв про жадность, я выбросил весь свой выигрыш, но ему и этого было мало. Это просто какой-то кошмар - уже в который раз тот же сон, тот же голос, те же слова. Оставалась одна надежда - на вас и на госпожу ювелира. Кто может по достоинству оценить украшение, если не тот, кто их сам делает? Но, к несчастью, госпоже ювелиру протребовалось больше времени, чем было у меня в запасе, и потому вчера я выбросил в реку сумму, в которую у вас оценивалась похожая работа, - низушек указал на одну из витрин, где на темной ткани сверкало другое, не менеее изящное, украшение. - Все обернулось только еще хуже, - дрожащим голосом пробормотал он. - Мне не следовало оставлять ее. Оно разгневалось. Оно накинулось на меня, стало бить и душить, - низушек одернул широкие рукава, словно опасаясь, что Астарда разглядит синяки на запястьях, что оставил ему тот голос, вдруг ставший осязаемым. - Боюсь, новой ошибки оно мне не простит.
  5. Лоренсо Фернини - Не оставляй ее. Низушек тяжело вздохнул, проводив взглядом островитянина, уносившего на руках Акиру. Бедняжка, похоже была так слаба, что и слова то вымолвить не смогла бы. Фернини, словно бы и сам онемел, погрузившись в свои беспокойные мысли, и потому не сразу сообразил, что хозяйка салона обращается к нему. - А? Прошу прощения, госпожа. Мое имя Лоренсо Фернини, - низушек поклонился и, несмотря на его подавленное состояние, поклон вышел на удивление отработанным. - Я не местный и почти никого не знаю в городе. Взобравшись на диван, низушек присел рядом с хозяйкой так, что босые ноги почти дотягивались до пола. Он помолчал какое-то время, обхватив руками голову. "Ну, не говорить же, в самом деле, что какая-то чертовщина из украшения пытается меня убить?" - Вы не ошиблись, миледи, - снова заговорил он, собравшись с мыслями. - Это я посетил ваш салон вчера и попросил госпожу ювелира оценить ожерелье. Дело в том, что... Мне просто не к кому было пойти. А она... Она пообещала, что сегодня сможет назвать справедливую цену. Поймите, это очень важно, я уже ошибся трижды! - тут голос Фернини сорвался на фальцет и низушек, спрыгнув на пол, шустро подошел к окну и, так же резво развернувшись, зашагал обратно. - Это не простое ожерелье, - упавшим голосом пробормотал он. - В нем словно... словно какое-то зло. Я не шучу, оно реально. Прошу вас, не оставляйте ее одну, - низушек взглядом указал на лпстницу, где скрылись Акира и кузнец.
  6. Поэтому, опасайтесь напиваться с вампирами
  7. Лоренсо Фернини - Как, нездоровится? - низушек совсем обомлел. Ювелир была для него последним шансом, ведь времени осиавалось все меньше и, страшно подумать, что будет, если Акира так и не сумеет дать ему ответ. - Да, мы договорились с ней о встрече сегодня, - торопливо проговорил он, коротко поклонившись незнакомцу-островитянину и в тот же миг сердце его пропустило удар. С Акирой явно было что-то не так. Девушка, которая еще вчера ему приветливо улыбалась, принимая заказ, и заверяла, что справится в срок, без чувств лежала на диване, поддерживаемая другой женщиной. А он что? Так трусливо и так эгоистично дрожит за собственную шкуру, тогда как сам подверг риску невинных людей. - Что с ней? - севшим голоcом прошептал Фернини. Он резво приблизился и, взяв в ладонь пальцы ювелира, всмотрелся в лицо девушки. - Ты не ранена? Ты что-то видела? Ни синяков, ни следов борьбы он не увидел, но та выглядела невероятно слабой и измученной. - Ох, матушка Верна... Это моя вина. И зачем я только оставил ее?
  8. Вот именно, умеете. А я все еще не прошла каменные сердца(
  9. грустные вы какие-то: как заинтриговали и как начали целый месяц молчать
  10. Лоренсо Фернини Очередной день вновь пробудил на улицах Новиграда привычный муравейник. Мужчины и женщины, люди и краснолюды торопились по своим делам, беучастные к чужим заботам, а низушек Лоренсо Фернини спешил к ювелирной лавке, беспорядочно всматриваясь в лица прохожих, словно ища кого-то среди них. Вид у него был несколько взъерошенный и помятый, не самый дешевый наряд был испачкан, а волосы влажные. Очевидно, далеко не лучшим образом сказались на нем несколько последних неприятных часов, проведенных в тюремной камере. Конечно, ему, Лоренсо, сильно повезло, что предъявленное ему обвинение оказалось не таким уж и суровым, и его вскоре выпустили под залог. Что было довольно слабым утешением, ведь столько драгоценных часов было потеряно напрасно. Наконец, преодолев добрых пол города, низушек остановился у дверей ювелирной лавки и сердце его упало в колени: "Закрыто". "Неужели опоздал?" Неуверенно он отступил на несколько шагов назад и его внимание привлекли тяжелые кованные решетки на окнах салона. "Зачем они здесь? Что-то случилось. Наверняка, она узнала, " - испугался Фернини и решительно постучал в дверь. Изнутри доносился какой-то шум. - Госпожа ювелир?
  11. Отряд дезертиров и Гариетта - Так, кто знает скеллигский диалект? - капитан обвел взглядом товарищей. Все они неуверенно переглядывались и только один Эдмар, широко улыбнувшись, хлопнул себя кулаком в грудь. Как и всегда, немой не упустил возможности посмеяться над собой, вероятно, то была одна из причин, почему он так и не тронулся рассудком. - Хм, неплохо, - кивнул ему Матье. - Но это нам вряд ли поможет. Кто еще? Друзья молчали, и тут, ко всеобщему удивлению, сделал шаг вперед Ирвин. - Не так давно мне довелось посетить острова, так что, думаю, подражать местному диалекту мне не составит труда. - Ага, а лицо ты тоже без труда поменяешь? Да из всех нас мы двое меньше всего похожи на суровых островитян, - перебил его Тедор, пряча черные кудри под повязкой. - Так что, как бы ты ни чирикал, для местных ты был и останешься южанином. - Подумаешь, вот беда, - фыркнул Ирвин, уперев руки в бока. - Значит, скормлю им трогательную историю о пирате клана Друммонд и полонянке из Нильфгаарда. Спорим, половина таверны будет рыдать? Тедор собирался, что-то возразить, но его опередил Френсис: - Берите-ка лучше пример с Эдмара. Оба. А то, чего доброго, стража услышит. Проводив ведьмачку, отряд разделился: большинство во главе с Матье расположилось небольшим лагерем на окраине поселения подальше от любопытных глаз, а Гариетта, прихватив себе в помощь Тедора, отправилась по поручению Вивьен. Дезертир шел чуть в стороне от Гари, ни на миг не упуская ее из виду, готовый прийти ей на помощь в любой момент. А девушка шагала вперед, ругая Вивьен всеми мыслимыми и немыслимыми словами и особо не понимая, куда надо идти. - Да, чтоб его... ее с этими шмотками! Легко ли отыскать приличную одежду в лагере беженцев? Здесь тебе не город - деревня, и лавка портного тут вряд ли отыщется. Каждая крестьянка, что в этом селении, что в любом другом, сама ткала и шила на себя и на всю семью. Гари и сама умела, хоть и никогда не любила это занятие. Вот охота - другое дело. Позволяет протянуть подольше будучи в бегах. За время общения с дезертирами девушка успела освоить два основных способа получить желаемое: мародерство и грабеж. В свое время они добыли немало приличных вещей и обуви, просто обирая трупы, но здесь все же не тракт, не лес и даже не поле боя. А грабить крестьян было не столько некрасиво, сколько бессмымленно - у них и взять то нечего, да и, в конце концов, не напялит же Легранд на себя юбку? Гари, расхохоталась, представив себе такую картину и, в четвертый раз вспоминая Легранда по матери, едва не угодила под лошадь. - Куда прешь, дылда?! - заголосил с козел невысокий коренастый парень, приписывая Гари все мыслимые грехи. - Глаза разуй, дубина! И пасть закрой! - выпалила в ответ лучница в неудачной попытке подняться с земли. Неосторожно ступив на травмированную ногу, она скривилась и вновь рухнула на дорогу. - Вот же дрянь! - Прошу простить моего брата, - раздался приятный ласковый голос. Из крытой повозки выглянула молодая девушка с тугой черной косой. Она ловко спрыгнула на землю и, приблизившись к Гари, протянула ей руку. - Как твое имя? - Гайя... Кх- кхе... - солгала дезертирка и зашлась глухим кашлем, наглотавшись дорожной пыли. Оперевшись на протянутую руку, она снова попыталась встать и опять сморщилась от боли. - Вил, гаденыш ты мелкий, что ж ты наделал? - запричитала девушка, косясь на брата. - Не стой столбом, помоги ей! Общими усилиями эти двое кое-как подняли лучницу и перенесли в повозку, а она, надо заметить, не была малышкой. Напоследок Гари, словно невзначай, бросила едва заметный знак дезертиру, наблюдавшему из-за прохудившейся изгороди, одно лишь движение пальцев, и тот, безусловно, знал, что следует делать. - Гайя... Мне очень неловко, что так вышло, - извиняясь пробормотала девушка, а ее братец недовольно фыркнул, усевшись на длинный ящик у края повозки. - Твоя нога... это наша вина, мы слишком торопились. - Еще бы мы медлили, - недовольно бросил Вил. - С такой очередью мы хрен в город попадем до заката. А будем останавливаться и подбирать всякого, кто кинется под лошадь, и за неделю не доберемся. - Остынь! - шикнула на него сестра, а после обратилась к Гари. - Мы действительно торопимся в Новиград. Опустошили отцовский склад под Яворником, чтоб старик хоть здесь успел продать все это. А то там же отнимут, сами знаете, да ведь? - девушка с опаской глянула на Гари. Та кивнула, осматривая нагромождение сундуков, ящиков, мешков и свертков, задаваясь вопросом, не везут ли брат с сестрой то, что она искала? И тут ее внимание привлек смутно знакомый символ, что значился практически на каждом ящике, сопровождая ряды цифр: двойная буква "Б" в квадрате с лучиками. - И чем торгуете? - заитересовалась Гари. - Не твоего ума дело, овца! - Вил! - негодующе взвизгнула девица. - Не сердись на него, он с детства такой злой. Нет-нет, не вставай, тебе нельзя, - остановила она попытку Гари подняться. - Я бы осмотрела твою ногу, но, боюсь, ничего не смыслю в медицине. Может, пусть Вил сбегает, отыщет лекаря? На ее предложение запротестовали оба собеседника. Вил заявил, что не слвинется и с места ради какой-то там оборванки, а Гари заверила, что ей помогут друзья, надо до них добраться. - Так давай мы подбросим тебя, где они? - Да тут в двух шагах корчма, они... кх- кхе... - Гари снова закашлялась. - Воды дай? Девушка, не раздумывая отцепила от пояса флягу, протянула ее Гари и в тот же миг почувствовала холодное лещвие ножа у шеи. Ошарашенный Вил хотел, было, броситься на помощь к сестре, но тут ему на плечо плашмя легло лезвие короткого меча. Позади него, незаметно подкравшись, оказался Тедор со своей неизменной ехидной ухмылочкой. - Стражу звать не советую, - вполголоса заговорила Гари. - Так уж вышло, что мне знаком хозяин этого скалада, старина Бен из Яворника, и я что-то не припоминаю, чтобы у него были сыновья или дочери. Вы ограбили его, - все еще держа нож у горла несчастной, Гари поднялась на ноги уже без притворной боли. - Страже будет очень любопытно, я полагаю. Но я вас не выдам, если отдадите мне то, что я попрошу. Идет? Вил судорожно закивал, а егосестра даже пошевелиться от страха не могла. - Вот и чудно, - улыбнулась Гари. - Отдайте мне самую лучшую одежду, что отыщется в ваших сундуках. А если не отыщется, ты, девочка, снимешь ее с себя.