Белизар

Нейтралитет
  • Активность

    313
  • Зарегистрирован

  • Последний раз был

  • Выиграл дней

    55

Белизар последняя победа была Декабрь 15 2017

Белизар имеет самый популярный контент!

5 Подписчиков

Информация о Белизар

  • Звание
    Безраздельное веселье
  • День рождения 06.01.1994

Информация

  • Пол
    Мужчина

Посетители профиля

1 470 просмотров профиля
  1. Холод пробирал плоть, чередой молний взбираясь по позвоночнику. Сила, с которой соприкоснулся вампир пьянила и напомнила ему о треклятом дыхании смерти. Той самой банальной девы с косой, что стоит за плечом каждого копейщика и ратника, но до нынешней поры лишь улыбалась многоликому шуту издалека. Сознание, сплетенное с демонесой и насыщенное чужеродной магией было ошарашено потоком чувств, эмоций и количества... Масок. Саван вампира был искусно вышитым полотном из человеческих лиц без глаз и зубов, искривляющихся в неумолимом и болезненном хоре воплей, страха, страданий. Сущности, что спали в необычной душе, наконец нашли выход. Священник, плотник, рыцарь, торговец и плут, десятки и сотни его жизней вернулись в кратком миге, ударив новоиспеченного мага всем, что было. - Ах... Фигура чудища согнулась ровно в тот миг, когда по залу разнесся крик человеческого ребенка. Тишина после длилась лишь мгновение, но она была куда тяжелее всего, о чем говорил Белизар за последние десять лет. Подчиненные железной волей шута бестии застыли в ожидании приказа, связанные уже не только его волей и старшинством, но и неуловимыми узами магии. В отдаленных уголках разума, мужчина ощущал каждое движение зверей, каждый выдох и вдох. По полу залы, в узком кругу экимм пробежались молнии. В воздух ударило свежестью, дополняющей легкий холод и полумрак. Мужчина медленно выпрямился, словно оправляясь от физического повреждения. Монстры, словно по команде, опустились на колени, склонив головы. Шут изучал собственные ладони, словно и не слыша восклицаний вампирши. Лишь когда человеческое дитя перестало кричать и с любопытством, смешанным со страхом, вперилось взглядом в седовласого, что - то изменилось. - Ты привела ее, так будь добра, проследи, чтобы ребенок был сыт и здоров. Час поздний. А мне пригодится ученица. - Голос был приглушен и тих, но все, кто находился в комнате прекрасно слышали каждое слово и кожей ощущали исходящие от чудища волны магии. Безликой, не предвзятой, дожидающейся своего часа. - Иллюзии лишь маскировка. Все спишут на Гон. С этими всадниками ничто не сравнится в искусстве устрашать. Может быть, присоединишься к полуночной охоте? Мне надоело...Скрываться в тенях.
  2. умеем, знаем, практикуем.
  3. >>> Окрестности Оксенфурта По прибытии к логову, вампир стянул с лошади сумки, напоил ее водой. После небольшого отдыха кобылка вернется в город к своим изначальным хозяевам - животное было куда умнее, чем казалось на первый взгляд. Да и пара таких случаев уже происходили, когда вампир отпускал лошадь домой, а та успешно добиралась, ничуть не пострадав. Белизар давал ей имя, но уже совсем его не помнил. Ха. Из - за покрова тьмы доносилось множество незнакомых запахов. Очевидно, Милен справилась с некоторыми из поставленных задач. Встретили высшего настороженные взгляды, всхрипы и одна вполне разумная пара глаз. Экиммы и катакан? Или носферат? Он займется ими чуть позже. Сперва нужно привести мысли в порядок. - С инструментами, значит, немного знаком? Найди келью попросторнее и помещение с воздуховодом на поверхность, одно такое я точно встречал. Если захламлено - приберись, со временем переделаем в твою мастерскую и кузню. Будет тяжело, но сделаем потихоньку. - мужчина заметно вздрогнул, едва шут похлопал его по плечу. Сам Белизар тоже замечал прежде, но теперь был уверен - от него самого веяло другими запахами. Запахами, которые даже травы могли не отбить. Все потом. После отдыха в неприглядном уголке старого чародея, вампир взялся за дело. Перед ним стояла задача, задача непосильная, трудоемкая, требующая пристального внимания и избытка свободного времени. Единственное, что было готов к выполнению немедленно – магическая составляющая сложного, но обязательного лабиринта. Белизар очертил набросок карты, сделанный чуть раньше Милен. Преддверие храма и многочисленные кельи станут убежищем для младших вампиров, экимм, катаканов, носфератов и других. Помещения под мастерские тоже имелись – под них подходили как библиотека, так и несколько комнат, где вели работу над оккультными трудами. Лаборатории еще предстояло тщательным образом изучить, обыскать каждый угол, каждую пядь, но вопрос безопасности стоял куда выше утомительных поисков. Мужчина изучил заметки Альзура, всячески критиковавшего иллюзии, но тем не менее, подробно их описывающего в своих трудах. Маг отличался дотошностью наравне с прославленной дикцией. Эгоцентризмом он блистал не менее сильно. Многие заклинания имели временный эффект или же не давали требуемых свойств. Зато нашлись сразу две разновидности, способные пригодиться в нынешнем нелегком деле. Историку пришлось изрядно перекопать мастерскую чародея на предмет довольно обычного реагента – прозрачного камня – сферы, что мог быть выполнен, как и из обычного стекла, так и из краснолюдского хрусталя. Материал не имел особого значения. В сумку так же отправились и инструмент по работе с камнем. Первым местом для экспериментов стал внешний мост, ведущий к защитному кругу с големами. Вампир не рискнул лезть в вязь рун круга, принявшись за работу у зева пещеры. Он без труда отыскал небольшую нишу, что могла бы стать гнездом для реагента. Потратил прорву времени на отделку и шлифовку, добиваясь едва ли не идеального результата. Плотный контакт с сферой был необходим, иначе заклинание постоянно бы сбоило, проявляя то, что предначертано скрыть. Убедившись, что снаружи озорство было неприметно, мужчина расчетливыми движениями принялся покрывать необходимый участок одной и той же руной. В последствии, символ тоже окажется скрыт, накопив достаточно магии. Биться над произношением пришлось недолго – демон услужливо подсказало необходимый слог, звук, тон. Лишь разобравшись, чего именно хочет от собственной гортани, мужчина зачерпнул силу из реки и горных истоков, провел через себя, а затем – насытил хаосом реагент. Действие это оказалось чрезвычайно неприятным и сложным – кожа монстра наполнилась ощущением слизи, в которой тот барахтался с каждым жестом, а само естество – ускользающим и неуловимой депрессией. По какой – то причине, поток магии и уходящая физическая выносливость изрядно напомнили вампиру его собственные естественные способности. Протянуть нить между сферой и всеми символами было все равно, что вдевать в игольное ушко тонкую, разветвляющуюся во все стороны непослушную нить. Даже закончив, чудище не мог отделаться от ощущения, что все его потуги и действия неестественно бесполезны. Прозрачная сфера на мгновение засияла голубым омутом в стене, а позже – стала ее частью. Ниша исчезла, за ней начали пропадать руны. А после исчез мост. Белизар сокрушенно покачал головой, толкнул небольшой камешек навстречу пропасти и с удовольствием пронаблюдал, как тот растворился в воздухе, не упав и не издав ни звука. Любой, попытавшийся проверить обнаружит тоже самое. Шут аккуратно убедился в наличии моста и отправился в глубь пещер, постоянно прислушиваясь к окружению. У него еще была одна дверь, не терпящая отлагательств. Попутно все ощущения монстра были направлены на изучение горных вод. Его поражала проделанная неизвестным магом работа – русла были искусственно и весьма искусно перенаправлены, чтобы вода не попадала в туннели, но шла неподалеку от них. Чтобы любой, мало-мальски знающий подмастерье мог ворожить по пути в крепость. Отбиться от подземных жителей, если придется. На бумаге обретал форму список дел. Нужны были металлические колья, чем больше, тем лучше. Деревянные не подойдут – иногда какой – нибудь спешившийся всадник в тяжелом доспехе такую ловушку способен пережить. А под конного было достаточно увеличить размер охотничьих ям. Животинку, конечно, жалко, но выбора нет. Следом шли сами ямы. Подробные размеры и количество, вокруг главного входа. Единственное животное, что могло бы влететь в подобную ловушку должно быть больно или безумно – аура, отгоняющая все живое от спуска, никуда не исчезла. Вместо навеса из листвы можно было навести те же иллюзии, да так, что и самый опытный охотник не отличит от естественного покрытия. Значит нужны еще болванки из стекла. Банальные шарики из обычного бесцветного стекла были нужны для каждой устойчивой иллюзии. Итого почти десяток – как и число ям. Плюс несколько проходов в подземельях, чтобы запутать возможных вторженцев. Два десятка. Дальше расположились в списке стальные решетки. Несколько боковых ответвлений можно было смело перекрыть именно этим способом – такие ветки вели из ниоткуда в никуда и были скорее результатом работ падальщиков и им подобных. Стальные рамки. Каждую яму придется обделывать сталью или хотя бы дешевым металлом, заодно сделав крепление под сферы. Так, чтобы со временем не сместилась почва. Понятно, что любая дрожь пластов легко могла порушить скромные защитные сооружения, однако дерево быстро сгниет или поддастся естественной эрозии. Главная решетка. Возможно даже отдельный коридор. По бокам могут быть отверстия для копий или других орудий, через которые незваные гости не смогли бы пробраться. Сталь и укрепленные бревна. Возможно имело смысл огораживать подобным образом одно из помещений преддверия храма, чтобы проверить на прочность нервы врага и стянуть всех союзников к месту столкновения. Металлический чеснок. В местах возможной погони, как в лабиринтах, так и в коридорах кроме этих маленьких бестий вполне могли быть самого разного рода небольшие ловушки. Впрочем, такие оголовья имели низкий приоритет – латные сапоги вполне могли защитить даже от плотного покрова. Обсидиан. Достаточное количество сырья для дальнейших экспериментов. В записях чародея был способ создавать из этого материала сердца для магических созданий. Кандалы для пленников. Если вампир собирался изучать некоторые аспекты магии, ему понадобятся подопытные мышки. Долгосрочным проектом можно было назвать разводной мост, ведущий уже напрямую к лаборатории. Любого помощника придется переносить на ту сторону самостоятельно, существующий мост придется конфигурировать или изучить в подробностях, чтобы понять, будет ли нанесен урон магическим построениям подземелий. Механический рычаг или цепь, что должна была приводить мост в движение. Опять же, кто – то постоянно должен находиться в крепости, но на эту роль можно выставить и одного из низших демонов, которых вампир собирался призывать в довольно больших количествах. Впрочем, к этому он вернется. В голове внезапно зародились сомнения. Там, когда вампир искал заклятий и различных форм одного и того же, там, когда его мысли были полны вызова демонов, там, где разум шута искал самые разные, сложные и простые, исковерканные и подробные речетативы и формулы заклинаний. Книга раскрывалась тогда, повинуясь минутным желаниям. Она отыскала страницу и теперь, едва шут захотел создать требуемое. Сразу. Там, где нужно, где – то в центре перипетий страниц. Каждый раз, когда Белизар листал книгу, ей не было конца. И почему же он замечает столь важные детали лишь теперь, мчась куда – то, сломя голову, вновь охваченный эмоциями. Новая иллюзия встала на место дверного проема, в самом начале подземелья, у наиболее очевидного входа, ведущего от помещения с фресками. Дотошность и точность действий, а также довольно долгая подготовка перед произнесением заклинания позволили мужчине собраться с мыслями и силами. Новая часть общей картины ужасов и содомии, творимой магами, вписалась как нельзя лучше. Жуткая разинутая пасть, несущаяся на встречу с безликой, паникующей толпой. Неисчислимые клыки, размером в человеческую фигуру, зловонные пары, рвущиеся из чрева чудовища и глаза, выкатывающиеся из орбит. Шут был доволен произведением, громко хмыкнув вставшей в проеме иллюзии. Затем пришел черед продолжения изысканий. Путь обратно был скучен и долго, вампир не мог позволить себе тратить силы понапрасну. Легкая слабость и так давала о себе знать. Повторное изучение гриммуара доказало догадку вампира. Как бы он ни пытался открыть книгу в ее начале и конце, каждый раз ладонь буквально соскальзывала и открывала по центру. Перед взором монстра раскрылись секреты становления ведьмаков, как результата жутких, нечеловеческих экспериментов. Шут старался не запоминать незнакомых формул, погружаясь глубже в историю изысканий древних чародеев. В то, как отбирали детей. В неудачные случаи и ошибки, не имевшие прецедентов. В многочисленные таблицы, где каждый номер – чья – то жизнь. Большинство, к слову, было зачеркнуто. Наспех, так, чтобы текст оставался виден. Узнал он и то, как учили будущих охотников за чудищами магии. Какие знаки перебирались чародеями, перестроенные из более сложной категории, иногда и вовсе имевшие корни в древнем, чужом волшебстве. Сколько сложных и опасных для жизни тренировок каждому приходилось пройти, чтобы какой – то старик зачел мальчишек в качестве «временного успеха». Их силы и слабости менялись с каждым изменением формулы, но общий итог оказался приблизительно один. Нашел он в этих записях и нечто куда более ценное. Альзур был поистине параноиком, психопатом и безумцем, но его ум часто поражал историка. Презренные среди магической челяди знаки, которые ныне именуют не иначе, как низшей формой магии, знаки, которыми было так удобно пользоваться в настоящем ближнем бою, старый чародей использовал в качестве кода. Ключа, что открыл бы его личные двери в этой лаборатории. Вампир попытался унять детский восторг. Слабое преклонение, что начинало проклевываться перед чужим, изощрённым, извращенным, но могущественным разумом. И не мог. Альзур поступал точно так же, как поступал бы Белизар. Таким же образом устраивал мелкие интрижки и войны между княжествами, так же легко проворачивал никому неизвестные аферы, крутил окружающим миром, как пожелает. А еще создавал нечто новое. Все последние записи, касающиеся закрытых дверей, обрывались на некоем объекте с номерным символом. Заплавленная оболочка, хрупкость и странные, непонятные пока чудищу термины. Вампир знал, куда ему нужно идти и как попасть в хранилище. Чтобы там ни находилось, он должен увидеть своими глазами. Ведь это нечто было предметом. Возможно, артефактом. Но уж точно не живой тварью. Люк оказался спрятан за скрытым механизмом. В глубине небольшого фонтана у стены был вырезан сигиль, тут же зажженный требуемым знаком. Шифровка была известна только старому чародею, а потому Белизар не боялся внезапных вторжений магов или ведьмаков. Каменная плита в противоположном конце зала, между кабинетом чародея и другим закрытым помещением, подалась не сразу. Плюнув на осторожность, мужчина поднял ее с помощью телекинеза, оставив прослойку недалеко от спуска по лестнице. К слову, лестница вела глубоко. Достаточно глубоко, чтобы зажжённые в зале огни не достигали ее окончания. После небольших проблем с темнотой, Белизар добрался до очередной каменной двери. Очевидно, древний маг был помешан на секретности и защищал свои владения всем, чем только можно. В чем пришлось убедиться, едва левый сапог опустился на нажимную плиту. Справа в лицо и ноздри дыхнуло жаром, воздух резко затрещал, затем появилось и пламя. Монстр едва успел заслониться рукой, скорее инстинктивно, нежели из опасений. В ловушке не было ни капли магии, зато была горючая субстанция, прекрасно сжигающая обыкновенные рубахи. Плащ, сумки и книгу седовласый оставил в кабинете, не желая идти нагруженным. Волосы и радужка глаз не пострадали, потому вампир ступал дальше, сильно нахмурившись. Подобные сюрпризы – часть его жизни, пусть и весьма неприятная. Темное нынче время. Узкий коридор остался позади. Круглая комната почти без мебели, лишь два слабых огонька у входа озаряли помещение. У дальней стены расположился пьедестал, к которому со всех сторон подключены были неизвестного назначения трубочки, металлические и прозрачные нити, а с потолка на некий предмет огромным зевом смотрела труба, выделяющая какой – то газ или субстанцию. Воздух оказался внутри холодным, едва ли не промозглым – людям было бы неприятно без теплых одежд. Стены покрыты налетом инея, снега и льда. Легкий хруст под ногами. Единственный источник тепла в комнате – труд деятельности старого чародея. Металлический короткий тубус с загруженными окончаниями и вставками для крепления. Размер предмета вполне позволял его носить на поясе, без каких-либо проблем. Вампир попытался нащупать это нечто магией. Фон, исходящий от демона сверху перебивал почти все ощущения, однако седовласый понял, что именно происходит в комнате. Излишки магии, исходящие из лаборатории, скапливались и отправлялись сюда, странным образом направленные на предмет. Затем исчезали, словно что – то их всасывало, поглощало, питалось объедками с барского стола. Пришлось приблизиться. Русалка отвернулась. Ее ослепляло содержимое, женщина недовольно скривилась, не желая делиться большим. Монстр коснулся тубуса, провел пальцем по металлическим поверхностям, отдавшись магическому зрению. Да, количество силы слепило, даже обжигало. Металл был защищен столькими заклинаниями, что никто попросту не смог бы увидеть содержимое, оставшись в живых. Нельзя было и уничтожить предмет – слишком много магии вложено в сосуд. Той же магии и на тот же манер, что и найденный шутом меч. - Что же ты такое? Инкубатор? Или же… Резкое сияние исчезло, как и поток хаоса. Теперь шут прекрасно видел крошечную сферу, размером с верхнюю фалангу мизинца. Укутанную в шелка и бархат, да так плотно, что внутри цилиндра не было никакого движения. Слабый разряд кольнул в руку. Мужчина попытался понять, сколько же сил потрачено на этот маленький кусок материи и с головой утонул в чужой мощи. Он ни за что не смог бы сопротивляться, если бы демон, чьей эссенцией был запитан предмет, не признал его как союзника. Даже русалка не смогла бы помочь. Ощущение никчемности, слабости и легкого беспокойства ушли. Чем бы ни был артефакт Альзура, теперь он принадлежал вампиру. Потоки хаоса текли безмятежно, подпитывая физическое тело, насыщая Ундину и Белизара. Магия, копившаяся столетиями, не знала границ, но и способа высвободить все разом не существовало. Осознание того, что в руках находится настоящая бомба, способная разворотить не только подземелье, но и все окрестности Оксенфурта с городом, слегка тревожили. Лишь самую малость. Тубус расположился за поясом, так, чтобы ножны или меч не имели никакого контакта с сосудом. После небольшого изучения, вампир убедился, что кровь Демона в бутылке продолжала реагировать. После последнего перерыва - все больше, даже направление теперь было шуту известно. Историк оставил лишние вещи, взяв с собой лишь сумку с бутылью, оружие и другую маску, напоминавшую больше чей - то череп. Кожаный капюшон плотно обхватил края, после чего мужчине пришлось слегка повысить голос. Он собрал с десяток экимм, оставив остальных с выводком молодых чудовищ. Круг монстров сбился плотно вокруг высшего. - Мы идем на охоту. Мое слово этой ночью - закон. - говорить с низшими вампирами было лишним, однако Белизар до сих пор не мог взять себя в руки. Бездна на поясе пугала его ничуть не меньше, чем вечный сон. Они расположились в помещении с фресками, где шут разместил новоприобретенных союзников в правильный круг. Когда - то он уже использовал этот трюк, однако теперь его магию питала не только природа древнего рода. Хаос и холод нашли переплетение с мастерской, устойчивой иллюзией, отработанной столетиями на поле брани. Седовласый ни за что никому не расскажет, откуда появился образ, но после тщательной подготовки перед ним стояли куда более жуткого вида создания. Чудища выглядели так, словно их вывернули наизнанку - мышцы, кости, сухожилия, жуткого вида черепа и пасти. Множество лишних когтей и зубов. Торчащие из всех частей тела арбалетные болты, остовы копий и разнообразного проржавевшего сломанного оружия. Запах охотников скрылся за пустотой, а от тел шел слабый холод. Сам мужчина теперь больше был похож на восставшего из мертвых призрака - плащ и капюшон обратились жутким саваном из человеческой плоти и останков, воздух вокруг слегка подрагивал от насыщения магией хаоса. Полнолуние начиналось совсем скоро.
  4. Совместно с Адда <<< Окрестности Новиграда Вампир выбрался к окрестностям Оксенфурта уже к вечеру. В дороге ему повстречалась довольно приятная пара путешественников – молодожены, обвенчавшиеся совсем недавно и решившее уехать в путешествие. Мужчина был высок и статен, простые, но элегантные одежды выдавали в нем дворянина средней руки, а красивые острые скулы выгодно подчеркивали широко распахнутые синие глаза. Девушка же отличалась нарядом типичной охотницы, закаленной в долгом отрешении от благ цивилизации. Короткая прическа едва перекрывала крохотные ушки каштановой пеленой. Зелень ее глаз могла бы потягаться даже с изумрудами шута. Элена и Реанор отнеслись к историку весьма положительно, стоило тому разбавить напряженное молчание одной из простых, но добрых историй. Увы, пара и не замечала, как приблизившееся чудовище незатейливо прикасалось то к девушке, то к мужчине плечом, коленом, рукой. Дружеское похлопывание по спине, узкая дорога, слегка непослушные лошади. Помогло и то, что травы в котомке вампира подсохли, часть из них потеряла сильные ароматы, перебивающие легкий запах монстра. Белизар не хотел так обходиться с попутчиками, но он обещал кое – что ведьме. И не собирался от своего слова отступать. Сложный, медленный, тактильный гипноз, помноженный на мелодичный, вводящий в транс голос. Молодые люди были слишком ослеплены своим собственным счастьем, посчитали одинокого путника, выезжавшего вместе с ними из Новиграда недостаточной угрозой. Какая жалость. Покосившаяся хижина показалась из – за очередные скопления хвойных. Вампир спешился, заставил Реаонора остаться с лошадьми, а девушке и ее животному приказал отправиться к хижине. Для полноты представления не хватало лишь маленькой детали. Крохотная белка не вовремя попалась под властный взгляд изумрудов. Так и вышло. В хижину одновременно забрался комочек рыжего, слегка грязного меха, через распахнутые ставни заглянула лошадь, а в остатки трухлявой двери вошла охотница. За ней, почти беззвучно, проплыл и невидимый силуэт. Открывшееся зрелище оставляло желать лучшего. - Я пришел, как и обещал, ведьма. – Женщиной, зверем и тварью земной. Твой срок вышел. - Что за дела? - раздался молодой встревоженный голос. Незнакомый высокий юноша рывком вскочил со скамьи. В тот же миг топор, что он держал на коленях, с негромким лязгом соскользнул на пол. Паренек резво подобрал оружие и остановился, загородив собой лежанку, где в куче тряпья угадывался силуэт ведьмы. - Кто вы? Что вам нужно? - громко вопросил он, озираясь по сторонам в поисках говорившего. Слушаясь прикосновения шута, охотница медленно попятилась к двери, остановившись неподалеку от входа. Седовласый молча перебирал варианты, размышляя над ситуацией. Кое – что все же пришло в голову монстра. К счастью, вампир мог бы даже отбить оружие, если мальчишка метнет его. Но не защитить девушку – слишком тесно было в хижинке. Засветились изумруды, появляясь из воздуха, но не открывая ничего иного. От голоса вампира расходились волны убеждения, обычно подкрепляемые чародейками их необыкновенной косметикой. Здесь же монстру оставалось лишь хорошо сыграть свою роль. - Мы призваны этой женщиной. И не можем уйти, пока не будет снято злое слово, что держит нас. Причиняет боль. Давит. Раздражает. Она просила…Глаз. Но не сказала каких. - Боюсь, вы опоздали, - скорбно произнес незнакомец, опуская оружие. Уловив магические колебания, исходившие от голоса, он догадался, что имеет дело с силой еще незнакомой ему и, наверняка, могущественной. А пойти на незнакомую сущность только с топором мог бы лишь глупец. Щелчком пальцев одну за другой юноша зажег три длинных лучины по сторонам комнаты, осветив помещение. Простенький фокус произвел бы впечатление на толпу крестьян базарный день, но не здесь. Неровный свет огоньков на какой-то момент вырвал из полумрака бледное веснушчатое лицо, кудри цвета молока и алые глаза, обрамленные серебром ресниц, а после юноша, бросая пляшущие тени на голые стены, вновь отступил в единственный неосвещенный угол, где находилась лежанка. Явленное на свет помещение сильно отличалось от того, каким вампир оставил его в прошлый раз. На полу больше не было слоя пыли и мусора, по углам не висели нити паутины, пахло теперь не плесенью и гнилью, а свежим деревом. Исчезли все склянки и ящички с непонятным содержимым, не было больше уродливого котла над очагом, их место теперь занимали тонкие веточки осины. - Она уже ничем тебе не поможет, кем бы ты ни был. Уже не поможет никому более. Сегодня она уйдет, и я займу ее место, - ровным тоном произнес новый хозяин, искренне веря в свои слова. Он верил, что долгие годы обучения не могли пройти напрасно. Он останется здесь до самого конца и заберет у ведьмы ее последний дар. - Истинный порядок вещей. Змей Уроборос, что поглощает свой собственный хвост в вечности. Да, я вижу это. Все так. – Искрящие зеленым пламенем глаза закрылись на мгновение, пока вампир держал драматическую паузу и продолжал искать выход, способный устроить всех. - Уйди, дева. Езжайте с мужем дальше. Нет нужды держать вас в разлуке. Скрытое за пеленой движение, последний отданный приказ. Элена, все еще будучи под гипнозом, удалилась. Спокойные шаги вскоре перешли в поспешную трусцу, за девушкой поспешила и лошадь. Одинокая белочка забралась на стол, с любопытством рассматривая собеседников. Похоже, животное совсем не боялось запаха чудища в этом доме. - Тебе я не враг, ведьм. Но и уйти не могу. Разреши дождаться с тобой исхода, ведь с даром перейти может и слово. Злое ли, доброе ли, но с чуждым местом и волей всегда преследуют нас чуждые заботы. Вот, так будет проще. Не все из вас могут спокойно говорить, не видя, к кому обращаются. Могучая фигура шута, обрамленная плащом, маской и мечом, появилась из – за дымки небытия. Вампир отступил на шаг, присматриваясь к помещению снова. Очевидно, разум привязанных к дому отражался на всем, что было внутри и вокруг. Белизар сжал на мгновение руки, закованные в латы. Никаких изменений не было, зуд продолжался. Дрожал ведьмачий медальон за шеей. Мужчина чувствовал себя давно уставшим и очень старым, по сравнению с этим вечно сменяющимся циклом жизни. - Останься, - согласился юноша, хоть и не мог знать, сколько времени займет процесс. Узрев, наконец, обличье собеседника, он даже не пытался скрыть удивление, столь странным оказался нежданный им гость и столь же чуждой была исходящая от него магия. Колдунья уходила тихо и без страданий, тогда как иные сильные чародеи заканчивали жизни в муках, корчась на кострах или под инструментом дознавателя. Огоньки лучин горели неровно и беспокойно плясали из стороны в сторону, а за окнами с громкими криками слетались стаи и стаи птиц. Молодой ворожей ожидал терпеливо. Он потерял счет времени. Опустившись на колени, он сжимал в пальцах свое нехитрое оружие и внешне выглядел бы совершенно спокойным и даже отстраненным, если бы не стекала струйка крови, что побежала от носа к подбородку. Напряжение казалось невероятным, магия пульсировала, исходя набегающими волнами одна за одной, и, будь она осязаемой, то была бы подобна ударам множества плетей по голой спине. Ворожей мог бы кричать от боли, но не мог пропустить ни одной обжигающей волны, не дать пропасть ни единой капле, столь драгоценным и столь тяжелым был последний дар ведьмы, что безучастно расставалась с силой и с жизнью. Все оборвалось внезапно: и голоса птиц за окном, и дыхание ведьмы, и крики ее ученика. С трудом он поднялся на ноги, опираясь на топор и проговорил: - Пора. Бледные дрожащие пальцы высекли еще несколько искр, поджигая осиновые ветки по всем сторонам помещения. - Уходим, - сказал юноша и выплеснул в огонь содержимое небольшого пузырька, извлеченного из поясной сумки. Пламя тут же стало малиновым и взвилось столбом до потолка. Спустя несколько мгновений огонь охватил уже все жилище колдуньи, ставшее ей погребальным костром. Огненный столп необычно высокий и яркий при должной погоде был бы виден и из Оксенфурта, но, на удачу, как раз опустился неприятный и плотный туман. - Когда мне было восемь, она предсказала себе, что погибнет от собственной руки, - сказал молодой ворожей, когда пламя прогорело. Среди быстро остывающих углей он отыскал крупную бусину из черного блестящего камня, что не обгорела и не оплавилась. - Тогда мне казалось, она должна сойти с ума и убить себя, а выходит, меч предназначения занес ты? - предположил он, вплетая в пояс со множеством узелков свою находку. Вампир был в полном восторге от происходящего. Его с самого начала пьянило собственное могущество, интересовали мельчайшие подробности нынешнего процесса. Передача сил происходила в степенной связи между двумя людьми, крепко связанными между друг другом. Такую связь можно было разорвать, мужчина мог убить мальчишку, мог попытаться поглотить остатки, идущие от ослабленного тела. Но не стал. Подобные странные встречи бывали и прежде, и историк каждый раз неистово пытался остаться человеком. Не забредать еще дальше по дорожке безумия. Пусть иногда и выбора у него не оставалось. - Я. – короткое слово не было окрашено ни виной, ни попытками оправдаться. Шут с блестящим взглядом наблюдал за языками пламени, неспешно пожирающими ветхий домик. Наблюдал и медленно, спокойно строил гипотезы, требовавшие тщательного изучения и проверки. Он и раньше задумывался о таких вещах, однако после встречи лицом к лицу, что – то изменилось. - Надеюсь, она не всегда была такой, как в нашу встречу. Надеюсь, что это была старость. Болезнь. Время. У людей его слишком мало. – седовласый покачал головой, не в силах оторвать глаза от пепелища. В голове, в его собственной, едва начатой книге, появилось несколько новых пунктов, требовавших внимания. Сейчас ему не было дела до экспериментов над людьми, но кто знает, что будет позже? Когда приблизиться его век отсутствия разума? Когда люди окажутся настолько опасны, что места вечному роду ночи просто не останется? - Мне нужно идти. Со стороны Новиграда кто – то идет следом, стряхнуть его у меня не получиться. Конь и добрая дорога выиграли время до полуночи. До полной луны. Тогда их и встречу. – Белизар резко отвернулся, не желая больше предаваться размышлениям. Слишком много еще дел впереди. Нужно было разобраться с новоприбывшими вампирами, если Милен справилась с задачей. Подготовиться. Успокоиться. - Как тебя найти, если вдруг старому монстру захочется кампании? - Может и не всегда, но я запомнил ее именно такой, - признался юноша, все еще дрожа в попытке оттереть запекшуюся кровь с лица. - А что до времени, его никогда не бывает много. Но у меня еще есть в запасе. Все еще стоя среди углей он опустился на корточки, чтобы собрать в мешочек еще теплый пепел костра. - Старому монстру? - слабо улыбнулся ворожей. - К востоку отсюда есть сосновый лес, вверх по реке не больше мили. Там я и обосновался. А сюда больше не вернусь, - с ноткой отвращения проговорил он и на прощание добавил: - Спасибо, что не препятствовал, Монстр. - Недалеко от моих владений. Но достаточно далеко, чтобы не попасть под руку младшим. Запомнил. - Шут кивнул и начал седлать лошадь. Багровая жидкость в бутылке больше не разрывалась на две равные части, но волны крови до сих пор ходили ходуном. Времени действительно было лишь до ночи, если преследователь будет двигаться с той же скоростью. Уже потеряв фигурку ведьма из виду, мужчина ненадолго остановил животное. Короткий привал был вполне оправдан - Белизар решил пополнить торбу с травами свежим набором. Пусть, не все удастся собрать, но с этим он мог разобраться и позже. >>> Покинутый храм
  5. <<< Новиград Вампир спешил удалиться от стен города как можно быстрее. Реакция крови Войтека говорила вполне четко - кто - то знает об этом способе поиска демона и уже вышел следом. Сам чудак наверняка сейчас развлекается в какой - нибудь заварушке или и впрямь ушел на поиски доступных чародеек. Так или иначе, Белизар закончил все дела в Новиграде, убедился, что Темерская принцесса цела, достал для Милен страховочное украшение, что вполне могло бы спасти их от потери времени. Контактный телепорт через камни из одной гряды - отличный запасной план, пусть самостоятельно вампирша к нему прибегнуть и не сможет. - А вот и случай. - привычная ухмылка тронула губы под маской. На одном с ним тракте шла пара путников, неизменно повторяя маршрут шута. У чудовища на них тут же появились далеко идущие планы, а потому мужчина не терял попутчиков из виду. Ровно до тех пор, пока не представится шанс подъехать поближе и завести дружескую беседу. Вечер приближался стремительно, насыщая воздух загадочностью и легким пробирающим ознобом. Полная луна уже совсем скоро выйдет в ночное небо, воспевая время магии и нечисти. Лошадь недовольно фыркнула, обходя поваленную повозку без колес. Ведь честной народ никогда не упустит возможности поживится за чужой счет. >>> Окрестности Оксенфурта
  6. - О, следующая полная луна меня вполне устроит. Впрочем, место нужно выбрать тихое, как можно дальше от Новиграда. Не думаю, что нашему другу понравятся осточертевшие городские виды. – Изумруды на мгновение сверкнули, почти физически ощутимо для наблюдателя. Подобное предложение как нельзя кстати подходило вампиру, учитывая множество затруднений, с которым пришлось столкнуться – как ни крути, тело не приспособилось. Возможно, так и не сможет. Беспокойства по этому поводу шут не испытывал, прекрасно понимая все безрассудство спешки и скоротечных выводов. На его памяти ни один из сородичей никогда не прибегал к подобным средствам. Быть может, раньше, в их собственном мире, солнца которого он так и не увидел. Сама суккуба его все же забавляла – сказывался голод, что прохаживался по позвоночнику окованной сталью плеткой. Но недостаток времени имел место быть– ощущение тревоги, что гнало вампира куда – то еще на протяжении столетий, вернулось. В ногах задрожала сумка с вещами, открыв которую, шут убедился в необходимости отбытия. Последняя начатая бутылка опустела, монстр разом собрался, снарядился, простился с дамами, кивнул на прощание местному кузнецу и удалился восвояси. В конце концов, где это видано, чтобы кровь демона разделялась на две части и пыталась разорвать свой сосуд пополам? Время не терпит. Особенно мои мелкие проволочки и неутешительные обстоятельства. Седовласый скрылся меж улиц, совсем скоро посетив посольство, забрав собственную лошадь и передав послу и принцессе наилучшие пожелания. Шут отбыл из города. >>> Новиград - Окрестности
  7. Тоттшлегер Мужчина в балахоне закашлялся в кулак, отвернувшись при упоминании демона. Тихо, сухо, сотрясаясь всем телом. Катц жестом предложил проследовать в следующее помещение, прихватив по пути часть засвидетельствованных показаний. Шаг дознавателя был скор и упруг, что вовсе не вязалось с сомнительным состоянием здоровья. Новое помещение оказалось временным хранилищем, где складировались записи всех характеров. Позже их рассортируют и определят в архив, суд, канцелярию или Вечный Огонь знает куда. - Добрый мой юноша, тише пожалуйста. В наше неспокойное время слишком многие способны соблазниться звоном монет, продавая не только малейшие упоминания о недозволенном, но и всем тем, кто мог бы воспользоваться полученным знанием. Что же, дай мне немного подумать - голова уже совсем не та, что в молодые годы. - пока пожилой инквизитор раскладывал рабочий материал, Тотт был предоставлен самому себе. Впрочем, ожидание не продлилось и десяти минут. Знакомый перестук шагов вернулся в помещение, очевидно, Катц куда - то уходил через другой дверной проем. - В наших записях упоминаются лишь несколько активных демонов. Столетиями орден наблюдает за их деятельностью, но не способен вмешаться - информация доходит к нам слишком поздно. Когда в месте событий лишь мертвые и пепелище. Одним из таких созданий является существо не раз замеченное на поле брани. Его случай особенный, но единственное, что удалось узнать - способ его поиска. Нужна кровь. Чем больше его крови, тем лучше - достаточно лишь провести через эту проклятую влагу искру магии, чтобы получить ответ. Капли потянутся к носителю или другим каплям, ровно до тех пор, пока не иссякнет изначальный заряд. Скорее всего, специфика положения демона, но подтверждения нет. Прошлая попытка поимки...Сорок три года назад. Окончилась смертью братьев, без свидетелей. Скромный блокнот с истрепанными страницами, но обновленной обложкой, закрылся. Мужчина смерил Тотта взглядом, о чем - то размышляя. - Попытайся, юноша. Собери людей. Иди туда не на смерть, иди в попытке узнать хоть что - то. Однажды это знание спасет жизни. Если тебе нужна помощь с магией - у меня где - то был амулет со слабым зарядом. Возьми в складах хотя бы пару двемеритовых наконечников, убедись, что вы сможете их использовать. Проследи за этим.
  8. Тоттшлегер Дорога к подвалам больше напоминала коридоры крепостных укреплений - узко, затхло, не комфортно. Единственным достоверным сравнением могла быть разве что любая замызганная сторожка, в которой по карманам торгашей и любых вооруженных прохожих шарилась стража. Наевшись бобовых или доброй капустки. Кто же откажется? Хмурый страж у металлической тяжелой двери на засове поприветствовал Тотта лишь не менее пасмурным наклоном головы. Этот субъект, как и несколько особо ретивых блюстителей веры, знал всех если не в лицо, то уж точно по отзвуку шагов. В конце концов, ему даже смотреть в сторону очередного посетителя не пришлось, чтобы принять решение и открыть проход. Чем глубже инквизитор спускался, тем отчетливее были разносившиеся крики. Глухие ко всему стены удерживали все под землей. Все. Стенания, жалобы, плач, истерику, хохот сумасшедших, неистовые признания во всех смертных грехах, обещания продать даже родную кумушку за лишнюю минуту без боли. Никто не разбирался лучше охотников и их дознавателей в физических истязаниях. Узкие камеры, в которых были разбросаны наименее ценные нарушители покоя, были забиты до отказа. Чернь, избитые путники, покрытые синяками женщины, исхудавшие старики. Еще живые теснились к углам, лишь бы оказаться подальше от двери. Может сегодня не вызовут? Может удастся избежать кнута? Может не будет больше этих жутких пальцев, этих сухих щелчков механизма? Вот показалось и первое помещение, разросшееся хотя бы до размеров комнаты. Безучастный кривоносый мужчина что - то чертил на пергаменте, мимо полуэльфа пронесли обработанного пленника. Их всех ждала одна судьба - допросы, еще допросы, из раза в раз, пока не наступит последний час. Невиновных в камерах не было. Так утверждала их вера.
  9. Украшение перекочевало к Руби, а реакция девушек была вполне однозначной. Очевидно, что для них это не просто браслет. Вампир не стал комментировать ситуацию дальше, удосужившись просто замолчать. Иногда так было лучше. Мужчина едва заметил, как суккуба вложила в его латную перчатку свою ладонь. Увы, через пропитанные спиртом бинты, плотную кожаную перчатку и слой стали плоть он почуствовать ну никак не мог. А на молчаливый взгляд покачал головой. Не сегодня. - Он мне нужен не сейчас. Хочу лишь знать, как передать весточку, если мне удастся найти способ помочь. К сожалению, недавнее путешествие и последние события не позволили мне изучить находки моих поисков подробнее. Древние записи не так уж просто перебрать - многое из найденного в плохом состоянии, а все остальное к Гневу никак не относится. - шут убедился, что его не услышит никто, находящийся вне помещения, сильно понизив голос. Ничего претенциозного, однако их кампания итак заболталась на темы, граничащие с местным понятием ереси. - Так как наше пари ни к чему не привело, предлагая повторить на иных условиях при следующей встрече. Боюсь, через час мне нужно выдвигаться - слишком много дел, а дорога не терпит отлагательств. - историк отсалютовал очередной допитой бутылкой мастеру - ювелиру, угощаясь попутно фруктами. К нему возвращалось постепенно хорошее расположение духа, а до вечера еще было время.
  10. - И вам не хворать. - Бутылка в руке взлетела вверх, в знак приветствия. Вошедший вампира почти не заинтересовал - рабочий люд не так уж и часто отличался интересными собеседниками. Исключением, как ни странно, были краснолюды - простые как гвоздь, с богатым жизненным опытом, сравнимым даже с долголетием чудища. Разговорный стиль речи скрывал за собой не только годы, но и множество самых разнообразных поучительных историй, каждая из которых могла бы быть потенциальным материалом для историка. - Чародеек трахать собрался? Ну, жук, знает же, что не поможет. Ни одна эльфийская ведунья, не говоря уже о человеческих улитках, не обладает достаточной боевой мощью. Балка Альзура может разве что сердце перезапустить Гневу, тут нужно нечто огромной магической силы и, желательно, в форме огня. Раскаленного, состоящего лишь из магии. Да так, чтобы воздух разрывало от ее напора. - Мужчина заметно поморщился, проделав довольно неприличный жест рукой в пространство. Его мнение по поводу демона и удивительно не разрешаемой проблемы было довольно скептическим. Вплоть до того, что хотелось отправить демона к воротам вампирского народа, навстречу со Скрытым. Пусть веселятся два старика. - Потом, так потом. Я не спешу. - шут скорее ворчал, нежели действительно проявлял недовольство. Суккуба принесла дивное украшение, по возвращении коснувшись вампира бедром. Мужчина отчетливо почувствовал, как усиливается иллюзия, но объяснять пока, почему она не подействует, не стал. Сапфиры озорным росчерком прошлись по хозяйке салона, а сама русалка показал девушке язык, прекрасно понимая, что ей ничего за это не грозит. Чем бы дитя не тешилось. Седовласый аккуратно достал браслет из коробки, постаравшись сохранить ту в целости. Изделие действительно заслуживало внимания, хоть Белизар и сразу усомнился в естественном происхождении предметов, оказавшихся в янтаре. Тонкие пальцы прошлись по камням, пока чудище тщился понять, есть ли в работе хоть капля магии. - Инклюзы - явление не такое уж и частое. И если наблюдать насекомых и мелких животных в янтаре мы можем в каждой сотне камней, то застывший цветок - уже редкость. Сам камень изначально был без пустот, об этом можно судить по степени прозрачности. На трех инклюзах есть слабые, затухшие следы магии. Думаю, упомянутый ранее чародей специализировался в использовании сил земли. Достаточно искусный чаровник способен размягчить на время тот или иной минерал, по вязкости сравнимо с водой. Имея тонкие щипцы или же иной инструмент, создать подобное творение не сложно. Впрочем, требуется изрядное терпение. Маги им не славятся совершенно. Было забавно наблюдать за женщиной удвоенной парой глаз. С одной стороны - неестественная, слегка отталкивающая но сильная иллюзия, с другой - все та же Астарда, что и раньше. Тон вампира больше напоминал тон взрослого, объясняющего вещи элементарные, но от того не менее важные. Среди сородичей шута это встречалось часто - будь то опыт или же привычка, но многие вампиры со временем считали необходимым поделиться своими знаниями.
  11. - Без свидетелей - конечно. Но злоупотреблять не стоит, несмотря на сильный фон, частое применение магии все равно заинтересует инквизицию. У них огромные ресурсы. - Седовласый приложил палец к губам, на мгновение закрыв глаза. Сейчас он размышлял о том, чем будет заниматься после отъезда из Новиграда. Оставаться в городе резона не было, его подопечную сейчас окружало слишком много лишних и способных помешать планам вампира людей. - Я отбуду сегодня, в худшем случае - завтра. Вернусь через неделю, не раньше. Если принцесса уедет куда - то еще, могу и задержаться. К слову, Гнев оставил что либо значимое? Рассказал как связаться? С этой бутылкой я мог бы попробовать, но результат наверняка окажется плачевным. - шут развел в сторону руками, отмечая собственное бессилие в данном вопросе. А затем ввернул обращение к Руби, подчеркнув фразу нейтральностью тона и голоса: - Алкоголь на меня не действует. Возможно, стоило сказать об этом раньше. Затем зашумели у входа в салон. Мужчина быстро рассеял заклинание против прослушки, не желая выдавать свое присутствие, будь то очередной инквизитор или банальный магик. Что ни говори, они прятались не только на нейтральных территориях - заклинателей и волхвов, приспособившихся, мимикрировавших, хватало везде. Кто - то жил обычной мирной жизнью, кто слегка баловался с собственными талантами, кто - то ушел в научные труды с головой. Ты соображаешь быстрее, чем смертные. Впрочем, столетия опыта не пропить. - Колец несколько больше, чем для большинства. Впрочем, ваши сомнения были бы развеяны, присутствуй вы на утреннем представлении. - Историк перевел взгляд в пустоту очищенного магической манипуляцией потолка, не обращаясь далее ни к кому конкретно: - Как - то невежливо не представляться тем, кто не преминул прибегнуть к банальным правилам вежливости.
  12. - Ты не понимаешь. Гнев не мил, необычен или интересен. Он несчастен. На нашу встречу он не явился, да и решения этой проблемы там не нашлось. Боюсь, даже в полную луну я не смог бы даровать малышу его просьбы. Тот, кто шил оболочку очень, ну очень старался. Жизнь свою, ха - ха, вложил. Я покажу. - Вампир положил свою сумку на стол, опустошил остатки алкоголя и поставил бутылку туда же. Кинжал сверкнул из - за пояса шута, небольшой срез ткани с кровью демона был брошен в горлышко бутылки. Иллюзорная принцесса исчезла, расплывшись туманом, затем и пустотой. Глубокий вздох и выдох позволили провести через пятно засохшей крови частичку чужой магии. Всего лишь каплю к капле. Реакция не заставила себя ожидать. Закапало. С потолка и с дивана. Багряная жидкость выходила из ткани и материи, собиралась в маленькие озерца, затем реки, после - моря. Потолок совсем скоро приобрел свои девственные тона, а на пути красных потоков не оставалось и пятна. Подобное стремилось к подобному. Вскоре, едва ли не четверть сосуда была полна. Мужчина с удовлетворением закупорил бутыль, слегка взболтав содержимое. А затем его голос покрылся инеем. - Этот дурак убил призвавшего, не разобравшись в том, что происходит. Оболочка была покрыта рунами на крови. Смерть закрепила их работу на манер сильного проклятия, а приказа, что мог бы их отменить не последовало. - Седовласый наложил поверхностное заклинание от прослушки, не надеясь особо на шум города. Предыдущие темы его не волновали на предмет опасений. - Что до принцессы...Не думаю, что она объявится здесь. Хотя, нет, уверен, что заглянет. Стоило мне уйти из замка, девица ушла охотиться на зачарованного вепря, проснувшегося недавно в округе. Ушла с мелким отрядом, калекой - ведьмаком, ничего не зная о враге. А перед моим возвращением и вовсе - смылась в Новиград. Я не просился приглядывать за маленьким ребенком, лишь собирался медленно вбивать знания и собственный опыт. Теперь же она узник собственной неосмотрительности - в город вошла сотня конных, исключительно для безопасности девочки. От вашего заведения разит магией. Может это ее и привлечет, хоть принцесса и не исток. - ловкие руки спрятали бутыль с кровью в сумку, а историк же поморщился, рыская по салону взглядом, будто что - то искал. - Извините, дамы, где у вас отхожее место? Весь этот алкоголь неприятно давит на отвыкшее тело. - получив направление, монстр скоро вернулся, успев поразмыслить над ответом. Мужчина весьма грациозно опустился на прежнее место, почти не издавая шума. - Пари - удел заключивших. Если, конечно, дама не имеет ничего против разглашения. - тон чудовища потеплел, вновь взыграла насмешка и веселье. Седовласый улыбался девушкам, впрочем все еще пряча зубы. Нет ничего на свете веселее людей. Социума и его секретов.
  13. - Несомненно я помогу вашей красавице, особенно если проиграю пари. А пока... - Вампир очаровательно улыбнулся сохатой, с удовольствием подмечая, что на него не действуют ее чары на расстоянии даже в пару метров. При физическом - контакте кто знает? Короткая фраза на Старшей речи и легкое покачивание амулета за спиной обозначили применение телекинеза. Бутылки, недавно разбросанные повсюду вокруг стола плавно поднялись и поплыли в сторону уже опустевшего ящика, из которого и вышли. Мужчина прекрасно помнил расположение предметов в комнате, а потому заботился лишь о контроле - в недавних упражнениях он уже обнаружил сильный недостаток магии в собственном теле, а потому направлял энергию, едва ли не сочившуюся из верхнего этажа, перемешанную в стихиях и природе сил. По сравнению с этим бардаком, его маленькие шалости не идут ни в какое сравнение. - Дорога выдалась неспокойной. Попал в грозу, а после - едва не нарвался на конный отряд. Пришлось сойти с тракта, пока не пройдут мимо, а судя по шуму, ругани и молодым голосам, то вполне могла быть какая нибудь шайка из юных сорванцов ищущих приключений. Горячая кровь проливается быстро, увы. Уверен, раз уж вы успели познакомиться с Гневом, что недавно обливал один из ваших диванов излишним багрянцем, мои слова вполне понятны. - чудище забавлялось, продолжая свою скромную игру. Стеклянные сосуды стройным рядом, без эксцессев, выстроились в ящике. Очередная бутылка медленно подходила к концу, пока седовласый внимательно изучал девиц заведующих ювелирным. Быть может, в будущем, они ему сгодятся. Не для постельных утех, но даже для банальной беседы или в качестве источника информации. А может? - В данный момент времени меня ласково окрестили Белизаром. Имя, разумеется, не настоящее, но на публике известно именно оно. Официально - королевский шут Редании, на деле - личный слуга короля. Боюсь, подготовка к войне сейчас отвлекает меня от прямых обязанностей, но все же есть небольшая личная просьба. Если каким - то чудом к вам попадет рыжеволосая девушка с плотными кожаными перчатками на руках, да еще и очень похожая на Темерскую принцессу - помогите девочке. Если за ней погоня - спрячьте. Привяжется излишне заботливая стража - отвлеките. Останется голодна или в холоде - накормите и отогрейте. Не верю в судьбу или случайности, но малышку тянет на самые непонятные, опасные и странные места. - не оставаясь голословным, мужчина показал суккубе и Руби небольшую фигуру Адды, вполне узнаваемую в интерпретации вампира. Иллюзия, достаточно похожая на оригинал, закружилась в закрытом темном вечернем платье, достаточно красочно олицетворив образ принцессы. Крошечной, перепорхнувшей из ладоней на стол, закружившей в необычном и замирающем танце.
  14. Вампир лишь молча пожал плечами. Чтобы там ни было, он сможет для себя решить все и сам, едва взглянет на хозяйку росчерком изумрудов и сапфиров. Терпкий дух магии в здании сначала навел его на мысли о демоне, но тот не упоминал ни о чем, кроме телепортации и властью над металлом. Чародейка? Монстр? Не суть. Шут добил остатки очередного сосуда, присоединив пустую бутыль к стройному ряду собратьев. После они отправились за добавкой. Вампиру нравилось наблюдать, как в такт движению раскачивались бедра девушки. Мужчина осторожно подхватил два ящика, непонятно каким образом поставив один на другой - высота каждой бутылки была едва ли не индивидуальна, но веса монстр почти не почувствовал. Конечно, пришлось приправить процесс слегка утяжеленным дыханием и неспешными, бережными и выверенными движениями - пронесись он во всю скорость, несомненно попал бы под подозрение. Открылась и закрылась дверь. Седовласый нахмурился, но из - за ящиков Руби его лица видеть не могла. Четкий слух подсказал, что посетитель никуда не смылся, прихватив вещи мужчины или множество украшений по пути. - Входную не закрыли. Я, конечно, тоже хорош, снаряжение все бросил. - тихий голос шута не выдавал в нем ни капли алкоголя. А так хотелось... Беспокойство быстро ушло - судя по женским окликам идущим из помещения, вернулась хозяйка салона. Наконец - то его вопросы найдут свое разрешение, заодно прояснив и странную головоломку с демоном. Когда же вампир расположил два ящика рядышком, уже у главного стола, его глаза во всех подробностях изучили вошедшую. А русалка,слегка дремавшая в стороне, переливчато расхохоталась. Взору мужчину открылись рога и копыта, заодно с терпким запахом магии. Магии Войтека, очевидно, все еще находившейся в ее теле. Старый вояка решил попробовать даже такой нестандартный способ свести счеты с ненавистным существованием. Хорош, чертяга, виртуоз. Стоило бы им собраться необычной и яркой компанией за одним столом, да разделить чертов мир смертных на части. Жаль лишь, что никто на это не пойдет. - Мессир Гордыня не ожидал увидеть в захудалом Новиграде госпожу Похоть. Уверен, нам будет...Что обсудить. - в бархатном раскате Белизара была явно слышна и насмешка и радость. Шут был счастлив тому, что загадка самопровозглашенного гения войны разрешилась сама собой. Оставалось лишь узнать, сможет ли заблудший суккуб почуять в нем монстра или демонессу за плечом. Откупорилась новая бутылка. Его пьянка продолжалась и никаких помех историк не потерпит.