Белизар

Нейтралитет
  • Активность

    319
  • Зарегистрирован

  • Последний раз был

  • Выиграл дней

    70

Белизар последняя победа была Апрель 6

Белизар имеет самый популярный контент!

5 Подписчиков

Информация о Белизар

Информация

  • Пол
    Мужчина

Посетители профиля

1 627 просмотров профиля
  1. Мрак и тени, окружавшие Белизара напитывались окружающей влагой, жадно лакая кровь, остатки тумана и то, что спрятано от глаз в воздухе. Вампир терпеливо и расчетливо готовил свой следующий шаг. Сил на задуманное требуется немного, но терять концентрацию нельзя. - Если твои оковы остались целы, я бы хотел взглянуть. Завтра или, когда тебе будет угодно. Есть кое – что, что меня интересует в этом металле. Фигура в плаще продолжала медленно раздуваться, увеличиваясь в размерах. Одежда беззвучно улеглась в котомку у ног. Седовласый чувствовал, как наливаются силой бугры мышц и плоти. За иллюзией одеяния он скрыл метаморфозу, не желая делиться своей внешностью с магом. Даже по меркам его рода, белоснежная шкура среди вурдалаков – редкость. Отец вампира и Белизар – странное исключение из правил. Широкие, прочные крылья – отростки с величайшей охотой растянулись в стороны. Когтистые лапы потянулись, тело вспоминало забытую суть. Давненько он не перекидывался… - Сколько же ты, ведьм, был в заточении? Нет больше тех, кто ищет истоков в Редании, кроме инквизиции и костров. Маги бежали без оглядки, единицы оставшихся – скрываются. Впрочем, ты все увидишь сам, со временем. А что до девочки… Учить ее будем. Я – тому что знаю, ты – тому что можешь. Тени потянулись навстречу человеку, как только тот закончил с приготовлениями. Недавний плащ, туман, окружающий лес – все заволокло грозовым облаком, нарождающимся с неумолимым упорством. А в голове чародея разливался голос вампира: - Для начала выслушаем мои милую пташку. Захочет – сделаем все, чтобы возродить ее родной дом. Не захочет – найдем себе другую цель. Я лишь ищу союзников и жду, когда мои силы придут к равновесию. Обилие чуждого хаоса – непривычная и тяжелая ноша. Впрочем, остаться со мной или идти своим путем – решать вам. Сумка вместила в себя одежду и, вместе с перевязью оружия, зависла на плече монстра. Как только вампир убедился, что ориентируется в пространстве правильно и без огреха рассчитывает свои силы, его руки потянулись навстречу собеседнику. - Летим. Скажу обернуться – превратишься. Так будет легче ориентироваться. Крылья ударили по воздуху, отрывая парочку от земли. Вампиру не было нужды видеть через собственное заклинание, жидкость облака была наполнена его магией. В конце концов, иллюзия имеющая в себе достаточное количество реальности – уже и не иллюзия вовсе. - Красивая. И запах у нее родной. Гхм. >>> Новиград - Реданское посольство.
  2. Тихий смех залил воздух. - К сожалению, приглашать тебя к трапезе уже поздно. Да и малышня делиться не захочет – пришлось бы приструнить поводок. Вампир размышлял. Волшебник серьезно изменился за время их расставания – зачарованный и отстраненный от происходящего человек собрался и относительно нормально реагировал на происходящее. Похоже, у ведьмы он был под каким – то колпаком из чар или даже проклятий, другого объяснения шут не видел. Латная перчатка легонька прошлась по часто вздымающимся бокам зверя. Никаких ран, способных угрожать жизни не оказалось. Все остальное бестия возьмет природой – останутся шрамы. - Я боялся, что тебя повредили. Исковеркали или сломали. Прокляли, в конце концов. - Но это не так. Мне столько всего нужно тебе поведать, чародей. – мысли вампира коснулись чужого разума, полные трепета и скрытой радости. Белизар прекрасно сознавал, что задуманное в одиночку не исполнить. - В моем «логове» недавно появилась маленькая человеческая девочка. Не инициированный исток с предрасположенностью к стихии воздуха. Я хочу, чтобы ты взглянул на нее ведьм, но это подождет до утра. Мужчина указал раскрытой ладонью на уходящую луну. - Время на исходе. Сейчас мне понадобится немного помощи – в Новиграде оказалась запертой в золотую клетку птица. Ее свобода куда важнее моих изысканий, а к следующей луне встречи уже не будет. Шут почувствовал легкий укол совести, зазывая малознакомого человека в подобную авантюру. Как и сказал ведьм, на помощь он не звал, значит и долга не было. Зато можно попробовать изучить собеседника получше. - У меня есть три возможности, которыми ты мог бы воспользоваться взамен на продолжительное взаимное сотрудничество. Магические фолианты и гриммуары забили битком книжные полки в убежище. Позволить их вынести я не могу, но и оставить книги пылиться - тоже. – седовласый загнул палец на левой перчатке, продолжив: - Сокровища, ингредиенты и лаборатории, алхимические и магические. Туда же можно отнести подчинение демона, но не знаю, как ты к этому отнесешься. - Наконец, почти вечная жизнь и охота, подобные моей. Но, как и во втором варианте – есть риски. Речь идет вовсе не о ваших зельях омоложения. А прежде, чем я смогу это реализовать, понадобятся тесты. Превращать тебя в подопытную свинку – верх неблагодарности. Мужчина свел три оттопыренных пальца в кулак, произнеся негромко заклинание. Саван из кожи мертвецов изменился и перестроился, окутав силуэт вампира. Маска – череп исчезла за темнотой, обернувшейся настоящим матовым плащом. Капюшон теперь скрывал лицо говорившего полностью. Полы плаща исходили темным туманом, вбирая в себя окружающие тени. - Ваша братия не любит подобных мне. Не хочу даже представлять, что будет, когда они узнают о существовании вампира – чародея. Судьба же свела нас, не смотря на различия – в иной ситуации это вызвало бы лишь улыбку. Белизар не стал объяснять, что ведьм интересовал щута ничуть не меньше, той же самой принцессы. Настоящих учеников, перед которыми у седовласого не было секретов – не много и все они давно сгинули в земле. Тех, кого он учил мечу и уму разуму, тоже не было – человеческая жизнь мимолетна. Оставалось лишь начинать все сначала, надеясь на многочисленных союзников, которых вампир собирался призвать на свою сторону. Ведь даже от реданцев есть возможность отмахнуться королевской печатью – Радовид примет его действия, как следствие обещания. Взамен же, монстры не станут преграждать путь войскам, если до этого дойдет.
  3. Застывший между древесной кроны вампир с любопытством наблюдал за вышедшей фигурой мага. В том, что мужчина - маг, сомнений не было никаких. Шут уловил в нем странные, знакомые нотки, распознал со временем и слегка нечеловеческие движения, оставшиеся ненадолго, после трансформы. Не знай Белизар о многочисленных и часто, уникальных талантах, дарованных хаосом магам, списал бы на их причуды. К слову, Альзур довольно подробно описывал одного из своих старших учеников, способного обернуться крошеным светляком, приправив все невероятными параноидальными нотками. Вглядываясь в силуэт волшебника, Белизар простодушно проворонил бросок одного из низших. Лишь когда момент узнавания прокрался в яркие зеленые глаза, по ночному простору разнесся жуткий и разъяренный вопль. Учуявший свободу зверь не слышал команды, бестрепетно перенес сильный удар молнии, хлестанувшей в лицо из под собственных ног. Зеленая дымка шута метнулась вперед, насыщенная вступившим в силу наговором. Не будь в небе полной луны, чудовище, возможно, осталось бы под контролем высшего. Туман, сопровождавшийся сухими разрядами, настиг свою цель лишь за несколько метров до прыжка. Вампир не разменивался на мелочи или сказочные выходы, не было времени и даже на привычное и горячо любимое им представление. Приземление на макушку вышедшей из под контроля бестии, практически впечатало жуткую морду в землю. Наговор, которым шут ограничил своих союзников изначально, бил животное без пощады, но и не на насмерть - паралич сковал низшего болью и потерей сознания. Мужчина, полностью воплотившись в своем монструозном облачении, спустился с ослабевшей туши на землю, лицом к магу. Из под маски - черепа сияли зеленые, наполненные силой и хаосом глаза. - Боюсь, не такой я представлял нашу вторую встречу, ведьм. Не такую. - сухой и переливающийся пережитым гневом голос разлился по воздуху, чем - то напоминая недавнюю густую дымку. Веди их домой. Или продолжайте охоту, но не на север - там несомненно побывал Гон. Эту особь я заберу сам. - вновь раздалось в голове вампирши. Мысли шута отдавали легкой обидой на себя самого.
  4. Все закончилось так же стремительно, как и началось. Остатки людей орошили багряным землю, пленные остались в сторонке, экипаж ни чем не смог заинтересовать шута. Пара запечатанных писем и небольшой кошель с золотыми монетами. Вампир пожал плечами и сгреб все в сумку, направляясь к захваченным людям. Если верить записям Альзура, полнолуние - единственная ночь для задуманного. Бестии были довольны и сыты. Ненадолго их голод отступил, но седовласый чувствовал, что охотничий азарт все же не исчез. Зеленая дымка обернулась жуткой фигурой чудовища, ловкие пальцы уже тянули из сумы умело исполненную маску из золота. Поверхность металла облупилась, покрылась трещинами, но вскоре все изменится. Мужчина привел в сознание захваченных, добившись от них пусть ни удовлетворительной речи, но уже осмысленных и испуганных взглядов. Вампир силком надел на разбойника инструмент старого мага, туго затянув кожаные ремни. Лучи отраженного полной луной света с радостью устремились к маске. На помутневшем от времени золоте застыли отражения шута и мелькавших позади низших. Не произнеся ни слова, Белизар приблизил лицо охранника экипажа к металлу, вскрывая ему горло одним движением. Запрокинутая голова человека вздрогнула, зашлась хрипом и захлебывающимся кашлем, кровь охотно хлынула наружу. Этого мало. Шут поморщился, наблюдая за тем, как багрянец исчезает на золотом. Несколько трещин затянулось, но обычные люди мало интересовали предмет. В ход пошла бутылка с кровью Войтека. Силой удерживая голову разбойника, вампир следил, чтобы на землю не упало ни капли. Обескровленное тело охранника уже лежало в сторонке. Позади, где осталось поле боя, ярко полыхнуло. Языки чужого пламени столкнулись с зеленой дымкой, быстро закрывая происходящее плотным слоем пара. Вскоре поверхность маски вернулась к своему изначальному виду - жизненная сила демона была куда ценнее даже магических тварей, на которых охотятся ведьмаки. Редкое, изысканное лакомство. Туша разбойника безвольно осела, цвет кожи изменился на серый. Как и ожидал шут, носитель для маски нужен был особый. Мужик умер, глаза впали, тело сильно исхудало, появились следы стремительного старения. Золотая полоска металла вернулась в сумку, показав чародею интересную картину. Теперь в отражении была и русалка - размытый силуэт с хвостом нежно обнимал седовласого за шею. - Отходим к лесу. Выждем и посмотрим, кто зажег пламя. - Обратился он к Милен.
  5. Седовласый вновь погрузился в океаны Хаоса. Всецветие магии, что покоилось на поясе, соприкасалось с внешним миром, стягивало на себя каналы сил, одержимое лишь собственной безграничной пустотой. Вампир не имел ни малейшей догадки о том, где чародей прошлого смог раздобыть подобный предмет, но что - то подсказывало Белизару - небольшая сфера являлась последней надеждой мага на продление собственной жизни. Тяжело быть стервятником на чужих трудах, выуживать крупицы информации лишь по результатам и зачарованному дневнику - слишком многое остается непонятным. Вампир потянул на себя. Осторожно, вдыхая прохладный ночной воздух и прикрыв глаза. Монстр четко ощущал биения множества сердец. На крыше кортежа застыл мальчишка, держа в руках небольшую железную трость с навершием из прозрачного камня. Недоучка - ренегат, подавшийся в наемники. Метает небольшие шаровые молнии и едва - едва умудряется отводить от себя шальные стрелы разбойников. Три человека сдерживают натиск вдвое большего отряда, в центре столкновения - звон стали, крики и брань. Нападавшие не отличались хорошим снаряжением, ни одного арбалета или добротного доспеха, вооружены тоже кто чем. Два лучника засевшие слева и справа от остановившегося экипажа. Полная луна улыбалась своим детям, рожденным в войне и кровопролитии. Время примерить на себя регалии забирающего жизни вновь пришло. Шут резко свел разведенные в стороны ладони, беззвучно произнеся заклинание. Поток хаоса слился с неудержимой и кровожадной вампирской иллюзией, как уже происходило во множестве битв. Пролитая кровь питала силы чудища уже многие столетия, как и страх, ненависть и человеческая жажда убийства. Белизар же пил чужие силы и эмоции без зазрения. Легкая дымка тумана наполнялась новой жизнью. Зеленая завеса стремительно поднималась, закрывая собой все поле боя, подавляя звуки. Лишь человеческие крики разносились все так же четко - сначала полные недоумения и не угасшей ярости, а затем наполняющиеся отчаянием. Под чутким руководством высшего, пустились на охоту бестии. Они кротко ожидали своего часа и подчинились молча - связывающая магия была сильнее инстинктов, дополненная беспрекословным подчинением перед их вожаком. Шут направлял удары, позволяя охотникам заполнять пробелы их собственным охотничьим азартом. Первым закричал один из лучников. Густая завеса исторгла из себя череду отвратительных щупалец, выхвативших сначала ногу несчастного, а затем и голову - фонтан крови выбился даже из пределов магической преграды. Белизар умело отводил глаза людям, не позволяя даже увидеть нападавших. Его же подопечные прекрасно чувствовали добычу и без зрения - обострившийся слух и нюх вели оголодавших хищников вперед. С помощью иллюзий он увел все еще бившихся друг с другом людей подальше от экипажа и волшебника, забившегося как можно глубже в кабину. Жуткие образы быстро набегающих тварей и чудовищ быстро прекратили свору людей, заставив тех встать спина к спине. Для острастки ощущений, вампир позволил подопечным выхватить у одного из разбойников приличный кусок мяса из плеча. Мне нужны двое живых. Один разбойник, другой - охранник транспорта. Второго лучника не забудьте. Волшебник - мой. - прозвучало в голове Милен. Кровосос растворился в магической дымке, за несколько мгновений добравшись до своей цели. Латная перчатка без труда пробила затянутые тканью стены кортежа, выхватывая из укрытия мальчишку. При ближайшем рассмотрении тот и правда был еще слишком молод - не больше двух десятков. Сопротивления уже не было, но застарелая ненависть к магам вышла наружу. Монстр зарычал, всю его фигуру окутало зловещее синее сияние. Левая рука сошлась на лице мага, сжимая теплую трепещущую плоть. Искра молнии метнулась от пояса к сжимающемуся кулаку металла, озарив туман яркой вспышкой. Беспомощный крик мальчишки сотряс воздух. Пальцы прошли сквозь плоть, вмиг разошедшуюся белым гноем и отвратительным запахом гниения. Оголившийся череп растаял с той же охотой - живую ткань больше ничего не сдерживало. Вампир отпустил опадающее тело, эйфория утоленного голода застала врасплох. Океан хаоса обзавелся небольшим основанием из белоснежных чешуек в самом своем сердце. Первый волшебник пал на безмолвный жертвенник. Нет, не вампиров вам стоило бояться - вам же подобные куда более бесчеловечные звери. На левой перчатке сияла безжалостным огоньком многолучевая крошечная звезда. Приятный магический холодок прошелся от кончиков пальцев до основания позвоночника. Ночь еще только начинается.
  6. <<< Окрестности Оксенфурта По небу неспешно плыли редкие темно - серые тучи, время от времени скрывая за пушистой пеленой сияющий лик полной луны. Стая вампиров легко пробиралась через леса, стремясь на встречу вечной и манящей охоте. Ночь торжества и пиршества опустилось на царство смертных, принося новое время, заставляя сирых крестьян забиваться в своих хилые лачуги. Нынче честной люд вновь вспомнит, почему человечество, в былые времена, так боялось пришествие тьмы. За маской застыла полновесная улыбка. Шут смещался с дерева на дерево, едва ли не паря в воздухе. Подопечные шли по пятам, пусть и не могли так спокойно пробираться через лес - многих особей ветки просто не выдерживали. Мужчина отметил про себя присутствие Милен и постарался взять себя в руки - не зачем лишний раз беспокоить девочку безумными выходками. Мало ли, что еще выпадет на их долю. Далеко, за городской чертой, виднелось магическое сияние. Вампир вел стаю как можно дальше от этого источника проблем и неприятностей - в столь щедром крае пищи хватит на всех. Впрочем, была и проблема посерьезнее - кровь демона перестала двигаться. Возможная погоня, на которую так рассчитывал Белизар прекратилась. Какая жалость. А мы так надеялись... Разочарование вскоре скрыл восторг. На южной границе окраин, почти у самой кромки леса, отряд учуял кровь и смерть. Шут уверенно направился к месту происшествия, уже различая крики и звон оружия. Чужеродная магия, отпугнувшая его давно скрылась вдали. Вампиры застыли у отдаленного тракта, на котором развернулось вполне банальное действо - небольшой экипаж грабили разбойники. Ситуацию банальнее можно встретить разве что в театре или местном кабаке.
  7. Холод пробирал плоть, чередой молний взбираясь по позвоночнику. Сила, с которой соприкоснулся вампир пьянила и напомнила ему о треклятом дыхании смерти. Той самой банальной девы с косой, что стоит за плечом каждого копейщика и ратника, но до нынешней поры лишь улыбалась многоликому шуту издалека. Сознание, сплетенное с демонесой и насыщенное чужеродной магией было ошарашено потоком чувств, эмоций и количества... Масок. Саван вампира был искусно вышитым полотном из человеческих лиц без глаз и зубов, искривляющихся в неумолимом и болезненном хоре воплей, страха, страданий. Сущности, что спали в необычной душе, наконец нашли выход. Священник, плотник, рыцарь, торговец и плут, десятки и сотни его жизней вернулись в кратком миге, ударив новоиспеченного мага всем, что было. - Ах... Фигура чудища согнулась ровно в тот миг, когда по залу разнесся крик человеческого ребенка. Тишина после длилась лишь мгновение, но она была куда тяжелее всего, о чем говорил Белизар за последние десять лет. Подчиненные железной волей шута бестии застыли в ожидании приказа, связанные уже не только его волей и старшинством, но и неуловимыми узами магии. В отдаленных уголках разума, мужчина ощущал каждое движение зверей, каждый выдох и вдох. По полу залы, в узком кругу экимм пробежались молнии. В воздух ударило свежестью, дополняющей легкий холод и полумрак. Мужчина медленно выпрямился, словно оправляясь от физического повреждения. Монстры, словно по команде, опустились на колени, склонив головы. Шут изучал собственные ладони, словно и не слыша восклицаний вампирши. Лишь когда человеческое дитя перестало кричать и с любопытством, смешанным со страхом, вперилось взглядом в седовласого, что - то изменилось. - Ты привела ее, так будь добра, проследи, чтобы ребенок был сыт и здоров. Час поздний. А мне пригодится ученица. - Голос был приглушен и тих, но все, кто находился в комнате прекрасно слышали каждое слово и кожей ощущали исходящие от чудища волны магии. Безликой, не предвзятой, дожидающейся своего часа. - Иллюзии лишь маскировка. Все спишут на Гон. С этими всадниками ничто не сравнится в искусстве устрашать. Может быть, присоединишься к полуночной охоте? Мне надоело...Скрываться в тенях. Мужчина задумчиво заглянул в свисающую позади сумку. Бутылка с кровью Войтека была на месте, но изменившийся вес ноши слегка насторожил вампира - в боковом отделении появилась золотая маска с растрескавшейся едва блестящей поверхностью. Седовласый ее оставлял в тайнике мага и уж точно не брал с собой. Предмет был довольно подобран описан в заметках о ведьмаках, как "средство сохранения лучших", но задумка так и не была завершена. Что же, стоит изучить подробнее... >>> Окрестности Новиграда
  8. умеем, знаем, практикуем.
  9. >>> Окрестности Оксенфурта По прибытии к логову, вампир стянул с лошади сумки, напоил ее водой. После небольшого отдыха кобылка вернется в город к своим изначальным хозяевам - животное было куда умнее, чем казалось на первый взгляд. Да и пара таких случаев уже происходили, когда вампир отпускал лошадь домой, а та успешно добиралась, ничуть не пострадав. Белизар давал ей имя, но уже совсем его не помнил. Ха. Из - за покрова тьмы доносилось множество незнакомых запахов. Очевидно, Милен справилась с некоторыми из поставленных задач. Встретили высшего настороженные взгляды, всхрипы и одна вполне разумная пара глаз. Экиммы и катакан? Или носферат? Он займется ими чуть позже. Сперва нужно привести мысли в порядок. - С инструментами, значит, немного знаком? Найди келью попросторнее и помещение с воздуховодом на поверхность, одно такое я точно встречал. Если захламлено - приберись, со временем переделаем в твою мастерскую и кузню. Будет тяжело, но сделаем потихоньку. - мужчина заметно вздрогнул, едва шут похлопал его по плечу. Сам Белизар тоже замечал прежде, но теперь был уверен - от него самого веяло другими запахами. Запахами, которые даже травы могли не отбить. Все потом. После отдыха в неприглядном уголке старого чародея, вампир взялся за дело. Перед ним стояла задача, задача непосильная, трудоемкая, требующая пристального внимания и избытка свободного времени. Единственное, что было готов к выполнению немедленно – магическая составляющая сложного, но обязательного лабиринта. Белизар очертил набросок карты, сделанный чуть раньше Милен. Преддверие храма и многочисленные кельи станут убежищем для младших вампиров, экимм, катаканов, носфератов и других. Помещения под мастерские тоже имелись – под них подходили как библиотека, так и несколько комнат, где вели работу над оккультными трудами. Лаборатории еще предстояло тщательным образом изучить, обыскать каждый угол, каждую пядь, но вопрос безопасности стоял куда выше утомительных поисков. Мужчина изучил заметки Альзура, всячески критиковавшего иллюзии, но тем не менее, подробно их описывающего в своих трудах. Маг отличался дотошностью наравне с прославленной дикцией. Эгоцентризмом он блистал не менее сильно. Многие заклинания имели временный эффект или же не давали требуемых свойств. Зато нашлись сразу две разновидности, способные пригодиться в нынешнем нелегком деле. Историку пришлось изрядно перекопать мастерскую чародея на предмет довольно обычного реагента – прозрачного камня – сферы, что мог быть выполнен, как и из обычного стекла, так и из краснолюдского хрусталя. Материал не имел особого значения. В сумку так же отправились и инструмент по работе с камнем. Первым местом для экспериментов стал внешний мост, ведущий к защитному кругу с големами. Вампир не рискнул лезть в вязь рун круга, принявшись за работу у зева пещеры. Он без труда отыскал небольшую нишу, что могла бы стать гнездом для реагента. Потратил прорву времени на отделку и шлифовку, добиваясь едва ли не идеального результата. Плотный контакт с сферой был необходим, иначе заклинание постоянно бы сбоило, проявляя то, что предначертано скрыть. Убедившись, что снаружи озорство было неприметно, мужчина расчетливыми движениями принялся покрывать необходимый участок одной и той же руной. В последствии, символ тоже окажется скрыт, накопив достаточно магии. Биться над произношением пришлось недолго – демон услужливо подсказало необходимый слог, звук, тон. Лишь разобравшись, чего именно хочет от собственной гортани, мужчина зачерпнул силу из реки и горных истоков, провел через себя, а затем – насытил хаосом реагент. Действие это оказалось чрезвычайно неприятным и сложным – кожа монстра наполнилась ощущением слизи, в которой тот барахтался с каждым жестом, а само естество – ускользающим и неуловимой депрессией. По какой – то причине, поток магии и уходящая физическая выносливость изрядно напомнили вампиру его собственные естественные способности. Протянуть нить между сферой и всеми символами было все равно, что вдевать в игольное ушко тонкую, разветвляющуюся во все стороны непослушную нить. Даже закончив, чудище не мог отделаться от ощущения, что все его потуги и действия неестественно бесполезны. Прозрачная сфера на мгновение засияла голубым омутом в стене, а позже – стала ее частью. Ниша исчезла, за ней начали пропадать руны. А после исчез мост. Белизар сокрушенно покачал головой, толкнул небольшой камешек навстречу пропасти и с удовольствием пронаблюдал, как тот растворился в воздухе, не упав и не издав ни звука. Любой, попытавшийся проверить обнаружит тоже самое. Шут аккуратно убедился в наличии моста и отправился в глубь пещер, постоянно прислушиваясь к окружению. У него еще была одна дверь, не терпящая отлагательств. Попутно все ощущения монстра были направлены на изучение горных вод. Его поражала проделанная неизвестным магом работа – русла были искусственно и весьма искусно перенаправлены, чтобы вода не попадала в туннели, но шла неподалеку от них. Чтобы любой, мало-мальски знающий подмастерье мог ворожить по пути в крепость. Отбиться от подземных жителей, если придется. На бумаге обретал форму список дел. Нужны были металлические колья, чем больше, тем лучше. Деревянные не подойдут – иногда какой – нибудь спешившийся всадник в тяжелом доспехе такую ловушку способен пережить. А под конного было достаточно увеличить размер охотничьих ям. Животинку, конечно, жалко, но выбора нет. Следом шли сами ямы. Подробные размеры и количество, вокруг главного входа. Единственное животное, что могло бы влететь в подобную ловушку должно быть больно или безумно – аура, отгоняющая все живое от спуска, никуда не исчезла. Вместо навеса из листвы можно было навести те же иллюзии, да так, что и самый опытный охотник не отличит от естественного покрытия. Значит нужны еще болванки из стекла. Банальные шарики из обычного бесцветного стекла были нужны для каждой устойчивой иллюзии. Итого почти десяток – как и число ям. Плюс несколько проходов в подземельях, чтобы запутать возможных вторженцев. Два десятка. Дальше расположились в списке стальные решетки. Несколько боковых ответвлений можно было смело перекрыть именно этим способом – такие ветки вели из ниоткуда в никуда и были скорее результатом работ падальщиков и им подобных. Стальные рамки. Каждую яму придется обделывать сталью или хотя бы дешевым металлом, заодно сделав крепление под сферы. Так, чтобы со временем не сместилась почва. Понятно, что любая дрожь пластов легко могла порушить скромные защитные сооружения, однако дерево быстро сгниет или поддастся естественной эрозии. Главная решетка. Возможно даже отдельный коридор. По бокам могут быть отверстия для копий или других орудий, через которые незваные гости не смогли бы пробраться. Сталь и укрепленные бревна. Возможно имело смысл огораживать подобным образом одно из помещений преддверия храма, чтобы проверить на прочность нервы врага и стянуть всех союзников к месту столкновения. Металлический чеснок. В местах возможной погони, как в лабиринтах, так и в коридорах кроме этих маленьких бестий вполне могли быть самого разного рода небольшие ловушки. Впрочем, такие оголовья имели низкий приоритет – латные сапоги вполне могли защитить даже от плотного покрова. Обсидиан. Достаточное количество сырья для дальнейших экспериментов. В записях чародея был способ создавать из этого материала сердца для магических созданий. Кандалы для пленников. Если вампир собирался изучать некоторые аспекты магии, ему понадобятся подопытные мышки. Долгосрочным проектом можно было назвать разводной мост, ведущий уже напрямую к лаборатории. Любого помощника придется переносить на ту сторону самостоятельно, существующий мост придется конфигурировать или изучить в подробностях, чтобы понять, будет ли нанесен урон магическим построениям подземелий. Механический рычаг или цепь, что должна была приводить мост в движение. Опять же, кто – то постоянно должен находиться в крепости, но на эту роль можно выставить и одного из низших демонов, которых вампир собирался призывать в довольно больших количествах. Впрочем, к этому он вернется. В голове внезапно зародились сомнения. Там, когда вампир искал заклятий и различных форм одного и того же, там, когда его мысли были полны вызова демонов, там, где разум шута искал самые разные, сложные и простые, исковерканные и подробные речетативы и формулы заклинаний. Книга раскрывалась тогда, повинуясь минутным желаниям. Она отыскала страницу и теперь, едва шут захотел создать требуемое. Сразу. Там, где нужно, где – то в центре перипетий страниц. Каждый раз, когда Белизар листал книгу, ей не было конца. И почему же он замечает столь важные детали лишь теперь, мчась куда – то, сломя голову, вновь охваченный эмоциями. Новая иллюзия встала на место дверного проема, в самом начале подземелья, у наиболее очевидного входа, ведущего от помещения с фресками. Дотошность и точность действий, а также довольно долгая подготовка перед произнесением заклинания позволили мужчине собраться с мыслями и силами. Новая часть общей картины ужасов и содомии, творимой магами, вписалась как нельзя лучше. Жуткая разинутая пасть, несущаяся на встречу с безликой, паникующей толпой. Неисчислимые клыки, размером в человеческую фигуру, зловонные пары, рвущиеся из чрева чудовища и глаза, выкатывающиеся из орбит. Шут был доволен произведением, громко хмыкнув вставшей в проеме иллюзии. Затем пришел черед продолжения изысканий. Путь обратно был скучен и долго, вампир не мог позволить себе тратить силы понапрасну. Легкая слабость и так давала о себе знать. Повторное изучение гриммуара доказало догадку вампира. Как бы он ни пытался открыть книгу в ее начале и конце, каждый раз ладонь буквально соскальзывала и открывала по центру. Перед взором монстра раскрылись секреты становления ведьмаков, как результата жутких, нечеловеческих экспериментов. Шут старался не запоминать незнакомых формул, погружаясь глубже в историю изысканий древних чародеев. В то, как отбирали детей. В неудачные случаи и ошибки, не имевшие прецедентов. В многочисленные таблицы, где каждый номер – чья – то жизнь. Большинство, к слову, было зачеркнуто. Наспех, так, чтобы текст оставался виден. Узнал он и то, как учили будущих охотников за чудищами магии. Какие знаки перебирались чародеями, перестроенные из более сложной категории, иногда и вовсе имевшие корни в древнем, чужом волшебстве. Сколько сложных и опасных для жизни тренировок каждому приходилось пройти, чтобы какой – то старик зачел мальчишек в качестве «временного успеха». Их силы и слабости менялись с каждым изменением формулы, но общий итог оказался приблизительно один. Нашел он в этих записях и нечто куда более ценное. Альзур был поистине параноиком, психопатом и безумцем, но его ум часто поражал историка. Презренные среди магической челяди знаки, которые ныне именуют не иначе, как низшей формой магии, знаки, которыми было так удобно пользоваться в настоящем ближнем бою, старый чародей использовал в качестве кода. Ключа, что открыл бы его личные двери в этой лаборатории. Вампир попытался унять детский восторг. Слабое преклонение, что начинало проклевываться перед чужим, изощрённым, извращенным, но могущественным разумом. И не мог. Альзур поступал точно так же, как поступал бы Белизар. Таким же образом устраивал мелкие интрижки и войны между княжествами, так же легко проворачивал никому неизвестные аферы, крутил окружающим миром, как пожелает. А еще создавал нечто новое. Все последние записи, касающиеся закрытых дверей, обрывались на некоем объекте с номерным символом. Заплавленная оболочка, хрупкость и странные, непонятные пока чудищу термины. Вампир знал, куда ему нужно идти и как попасть в хранилище. Чтобы там ни находилось, он должен увидеть своими глазами. Ведь это нечто было предметом. Возможно, артефактом. Но уж точно не живой тварью. Люк оказался спрятан за скрытым механизмом. В глубине небольшого фонтана у стены был вырезан сигиль, тут же зажженный требуемым знаком. Шифровка была известна только старому чародею, а потому Белизар не боялся внезапных вторжений магов или ведьмаков. Каменная плита в противоположном конце зала, между кабинетом чародея и другим закрытым помещением, подалась не сразу. Плюнув на осторожность, мужчина поднял ее с помощью телекинеза, оставив прослойку недалеко от спуска по лестнице. К слову, лестница вела глубоко. Достаточно глубоко, чтобы зажжённые в зале огни не достигали ее окончания. После небольших проблем с темнотой, Белизар добрался до очередной каменной двери. Очевидно, древний маг был помешан на секретности и защищал свои владения всем, чем только можно. В чем пришлось убедиться, едва левый сапог опустился на нажимную плиту. Справа в лицо и ноздри дыхнуло жаром, воздух резко затрещал, затем появилось и пламя. Монстр едва успел заслониться рукой, скорее инстинктивно, нежели из опасений. В ловушке не было ни капли магии, зато была горючая субстанция, прекрасно сжигающая обыкновенные рубахи. Плащ, сумки и книгу седовласый оставил в кабинете, не желая идти нагруженным. Волосы и радужка глаз не пострадали, потому вампир ступал дальше, сильно нахмурившись. Подобные сюрпризы – часть его жизни, пусть и весьма неприятная. Темное нынче время. Узкий коридор остался позади. Круглая комната почти без мебели, лишь два слабых огонька у входа озаряли помещение. У дальней стены расположился пьедестал, к которому со всех сторон подключены были неизвестного назначения трубочки, металлические и прозрачные нити, а с потолка на некий предмет огромным зевом смотрела труба, выделяющая какой – то газ или субстанцию. Воздух оказался внутри холодным, едва ли не промозглым – людям было бы неприятно без теплых одежд. Стены покрыты налетом инея, снега и льда. Легкий хруст под ногами. Единственный источник тепла в комнате – труд деятельности старого чародея. Металлический короткий тубус с загруженными окончаниями и вставками для крепления. Размер предмета вполне позволял его носить на поясе, без каких-либо проблем. Вампир попытался нащупать это нечто магией. Фон, исходящий от демона сверху перебивал почти все ощущения, однако седовласый понял, что именно происходит в комнате. Излишки магии, исходящие из лаборатории, скапливались и отправлялись сюда, странным образом направленные на предмет. Затем исчезали, словно что – то их всасывало, поглощало, питалось объедками с барского стола. Пришлось приблизиться. Русалка отвернулась. Ее ослепляло содержимое, женщина недовольно скривилась, не желая делиться большим. Монстр коснулся тубуса, провел пальцем по металлическим поверхностям, отдавшись магическому зрению. Да, количество силы слепило, даже обжигало. Металл был защищен столькими заклинаниями, что никто попросту не смог бы увидеть содержимое, оставшись в живых. Нельзя было и уничтожить предмет – слишком много магии вложено в сосуд. Той же магии и на тот же манер, что и найденный шутом меч. - Что же ты такое? Инкубатор? Или же… Резкое сияние исчезло, как и поток хаоса. Теперь шут прекрасно видел крошечную сферу, размером с верхнюю фалангу мизинца. Укутанную в шелка и бархат, да так плотно, что внутри цилиндра не было никакого движения. Слабый разряд кольнул в руку. Мужчина попытался понять, сколько же сил потрачено на этот маленький кусок материи и с головой утонул в чужой мощи. Он ни за что не смог бы сопротивляться, если бы демон, чьей эссенцией был запитан предмет, не признал его как союзника. Даже русалка не смогла бы помочь. Ощущение никчемности, слабости и легкого беспокойства ушли. Чем бы ни был артефакт Альзура, теперь он принадлежал вампиру. Потоки хаоса текли безмятежно, подпитывая физическое тело, насыщая Ундину и Белизара. Магия, копившаяся столетиями, не знала границ, но и способа высвободить все разом не существовало. Осознание того, что в руках находится настоящая бомба, способная разворотить не только подземелье, но и все окрестности Оксенфурта с городом, слегка тревожили. Лишь самую малость. Тубус расположился за поясом, так, чтобы ножны или меч не имели никакого контакта с сосудом. После небольшого изучения, вампир убедился, что кровь Демона в бутылке продолжала реагировать. После последнего перерыва - все больше, даже направление теперь было шуту известно. Историк оставил лишние вещи, взяв с собой лишь сумку с бутылью, оружие и другую маску, напоминавшую больше чей - то череп. Кожаный капюшон плотно обхватил края, после чего мужчине пришлось слегка повысить голос. Он собрал с десяток экимм, оставив остальных с выводком молодых чудовищ. Круг монстров сбился плотно вокруг высшего. - Мы идем на охоту. Мое слово этой ночью - закон. - говорить с низшими вампирами было лишним, однако Белизар до сих пор не мог взять себя в руки. Бездна на поясе пугала его ничуть не меньше, чем вечный сон. Они расположились в помещении с фресками, где шут разместил новоприобретенных союзников в правильный круг. Когда - то он уже использовал этот трюк, однако теперь его магию питала не только природа древнего рода. Хаос и холод нашли переплетение с мастерской, устойчивой иллюзией, отработанной столетиями на поле брани. Седовласый ни за что никому не расскажет, откуда появился образ, но после тщательной подготовки перед ним стояли куда более жуткого вида создания. Чудища выглядели так, словно их вывернули наизнанку - мышцы, кости, сухожилия, жуткого вида черепа и пасти. Множество лишних когтей и зубов. Торчащие из всех частей тела арбалетные болты, остовы копий и разнообразного проржавевшего сломанного оружия. Запах охотников скрылся за пустотой, а от тел шел слабый холод. Сам мужчина теперь больше был похож на восставшего из мертвых призрака - плащ и капюшон обратились жутким саваном из человеческой плоти и останков, воздух вокруг слегка подрагивал от насыщения магией хаоса. Полнолуние начиналось совсем скоро.
  10. Совместно с Адда <<< Окрестности Новиграда Вампир выбрался к окрестностям Оксенфурта уже к вечеру. В дороге ему повстречалась довольно приятная пара путешественников – молодожены, обвенчавшиеся совсем недавно и решившее уехать в путешествие. Мужчина был высок и статен, простые, но элегантные одежды выдавали в нем дворянина средней руки, а красивые острые скулы выгодно подчеркивали широко распахнутые синие глаза. Девушка же отличалась нарядом типичной охотницы, закаленной в долгом отрешении от благ цивилизации. Короткая прическа едва перекрывала крохотные ушки каштановой пеленой. Зелень ее глаз могла бы потягаться даже с изумрудами шута. Элена и Реанор отнеслись к историку весьма положительно, стоило тому разбавить напряженное молчание одной из простых, но добрых историй. Увы, пара и не замечала, как приблизившееся чудовище незатейливо прикасалось то к девушке, то к мужчине плечом, коленом, рукой. Дружеское похлопывание по спине, узкая дорога, слегка непослушные лошади. Помогло и то, что травы в котомке вампира подсохли, часть из них потеряла сильные ароматы, перебивающие легкий запах монстра. Белизар не хотел так обходиться с попутчиками, но он обещал кое – что ведьме. И не собирался от своего слова отступать. Сложный, медленный, тактильный гипноз, помноженный на мелодичный, вводящий в транс голос. Молодые люди были слишком ослеплены своим собственным счастьем, посчитали одинокого путника, выезжавшего вместе с ними из Новиграда недостаточной угрозой. Какая жалость. Покосившаяся хижина показалась из – за очередные скопления хвойных. Вампир спешился, заставил Реаонора остаться с лошадьми, а девушке и ее животному приказал отправиться к хижине. Для полноты представления не хватало лишь маленькой детали. Крохотная белка не вовремя попалась под властный взгляд изумрудов. Так и вышло. В хижину одновременно забрался комочек рыжего, слегка грязного меха, через распахнутые ставни заглянула лошадь, а в остатки трухлявой двери вошла охотница. За ней, почти беззвучно, проплыл и невидимый силуэт. Открывшееся зрелище оставляло желать лучшего. - Я пришел, как и обещал, ведьма. – Женщиной, зверем и тварью земной. Твой срок вышел. - Что за дела? - раздался молодой встревоженный голос. Незнакомый высокий юноша рывком вскочил со скамьи. В тот же миг топор, что он держал на коленях, с негромким лязгом соскользнул на пол. Паренек резво подобрал оружие и остановился, загородив собой лежанку, где в куче тряпья угадывался силуэт ведьмы. - Кто вы? Что вам нужно? - громко вопросил он, озираясь по сторонам в поисках говорившего. Слушаясь прикосновения шута, охотница медленно попятилась к двери, остановившись неподалеку от входа. Седовласый молча перебирал варианты, размышляя над ситуацией. Кое – что все же пришло в голову монстра. К счастью, вампир мог бы даже отбить оружие, если мальчишка метнет его. Но не защитить девушку – слишком тесно было в хижинке. Засветились изумруды, появляясь из воздуха, но не открывая ничего иного. От голоса вампира расходились волны убеждения, обычно подкрепляемые чародейками их необыкновенной косметикой. Здесь же монстру оставалось лишь хорошо сыграть свою роль. - Мы призваны этой женщиной. И не можем уйти, пока не будет снято злое слово, что держит нас. Причиняет боль. Давит. Раздражает. Она просила…Глаз. Но не сказала каких. - Боюсь, вы опоздали, - скорбно произнес незнакомец, опуская оружие. Уловив магические колебания, исходившие от голоса, он догадался, что имеет дело с силой еще незнакомой ему и, наверняка, могущественной. А пойти на незнакомую сущность только с топором мог бы лишь глупец. Щелчком пальцев одну за другой юноша зажег три длинных лучины по сторонам комнаты, осветив помещение. Простенький фокус произвел бы впечатление на толпу крестьян базарный день, но не здесь. Неровный свет огоньков на какой-то момент вырвал из полумрака бледное веснушчатое лицо, кудри цвета молока и алые глаза, обрамленные серебром ресниц, а после юноша, бросая пляшущие тени на голые стены, вновь отступил в единственный неосвещенный угол, где находилась лежанка. Явленное на свет помещение сильно отличалось от того, каким вампир оставил его в прошлый раз. На полу больше не было слоя пыли и мусора, по углам не висели нити паутины, пахло теперь не плесенью и гнилью, а свежим деревом. Исчезли все склянки и ящички с непонятным содержимым, не было больше уродливого котла над очагом, их место теперь занимали тонкие веточки осины. - Она уже ничем тебе не поможет, кем бы ты ни был. Уже не поможет никому более. Сегодня она уйдет, и я займу ее место, - ровным тоном произнес новый хозяин, искренне веря в свои слова. Он верил, что долгие годы обучения не могли пройти напрасно. Он останется здесь до самого конца и заберет у ведьмы ее последний дар. - Истинный порядок вещей. Змей Уроборос, что поглощает свой собственный хвост в вечности. Да, я вижу это. Все так. – Искрящие зеленым пламенем глаза закрылись на мгновение, пока вампир держал драматическую паузу и продолжал искать выход, способный устроить всех. - Уйди, дева. Езжайте с мужем дальше. Нет нужды держать вас в разлуке. Скрытое за пеленой движение, последний отданный приказ. Элена, все еще будучи под гипнозом, удалилась. Спокойные шаги вскоре перешли в поспешную трусцу, за девушкой поспешила и лошадь. Одинокая белочка забралась на стол, с любопытством рассматривая собеседников. Похоже, животное совсем не боялось запаха чудища в этом доме. - Тебе я не враг, ведьм. Но и уйти не могу. Разреши дождаться с тобой исхода, ведь с даром перейти может и слово. Злое ли, доброе ли, но с чуждым местом и волей всегда преследуют нас чуждые заботы. Вот, так будет проще. Не все из вас могут спокойно говорить, не видя, к кому обращаются. Могучая фигура шута, обрамленная плащом, маской и мечом, появилась из – за дымки небытия. Вампир отступил на шаг, присматриваясь к помещению снова. Очевидно, разум привязанных к дому отражался на всем, что было внутри и вокруг. Белизар сжал на мгновение руки, закованные в латы. Никаких изменений не было, зуд продолжался. Дрожал ведьмачий медальон за шеей. Мужчина чувствовал себя давно уставшим и очень старым, по сравнению с этим вечно сменяющимся циклом жизни. - Останься, - согласился юноша, хоть и не мог знать, сколько времени займет процесс. Узрев, наконец, обличье собеседника, он даже не пытался скрыть удивление, столь странным оказался нежданный им гость и столь же чуждой была исходящая от него магия. Колдунья уходила тихо и без страданий, тогда как иные сильные чародеи заканчивали жизни в муках, корчась на кострах или под инструментом дознавателя. Огоньки лучин горели неровно и беспокойно плясали из стороны в сторону, а за окнами с громкими криками слетались стаи и стаи птиц. Молодой ворожей ожидал терпеливо. Он потерял счет времени. Опустившись на колени, он сжимал в пальцах свое нехитрое оружие и внешне выглядел бы совершенно спокойным и даже отстраненным, если бы не стекала струйка крови, что побежала от носа к подбородку. Напряжение казалось невероятным, магия пульсировала, исходя набегающими волнами одна за одной, и, будь она осязаемой, то была бы подобна ударам множества плетей по голой спине. Ворожей мог бы кричать от боли, но не мог пропустить ни одной обжигающей волны, не дать пропасть ни единой капле, столь драгоценным и столь тяжелым был последний дар ведьмы, что безучастно расставалась с силой и с жизнью. Все оборвалось внезапно: и голоса птиц за окном, и дыхание ведьмы, и крики ее ученика. С трудом он поднялся на ноги, опираясь на топор и проговорил: - Пора. Бледные дрожащие пальцы высекли еще несколько искр, поджигая осиновые ветки по всем сторонам помещения. - Уходим, - сказал юноша и выплеснул в огонь содержимое небольшого пузырька, извлеченного из поясной сумки. Пламя тут же стало малиновым и взвилось столбом до потолка. Спустя несколько мгновений огонь охватил уже все жилище колдуньи, ставшее ей погребальным костром. Огненный столп необычно высокий и яркий при должной погоде был бы виден и из Оксенфурта, но, на удачу, как раз опустился неприятный и плотный туман. - Когда мне было восемь, она предсказала себе, что погибнет от собственной руки, - сказал молодой ворожей, когда пламя прогорело. Среди быстро остывающих углей он отыскал крупную бусину из черного блестящего камня, что не обгорела и не оплавилась. - Тогда мне казалось, она должна сойти с ума и убить себя, а выходит, меч предназначения занес ты? - предположил он, вплетая в пояс со множеством узелков свою находку. Вампир был в полном восторге от происходящего. Его с самого начала пьянило собственное могущество, интересовали мельчайшие подробности нынешнего процесса. Передача сил происходила в степенной связи между двумя людьми, крепко связанными между друг другом. Такую связь можно было разорвать, мужчина мог убить мальчишку, мог попытаться поглотить остатки, идущие от ослабленного тела. Но не стал. Подобные странные встречи бывали и прежде, и историк каждый раз неистово пытался остаться человеком. Не забредать еще дальше по дорожке безумия. Пусть иногда и выбора у него не оставалось. - Я. – короткое слово не было окрашено ни виной, ни попытками оправдаться. Шут с блестящим взглядом наблюдал за языками пламени, неспешно пожирающими ветхий домик. Наблюдал и медленно, спокойно строил гипотезы, требовавшие тщательного изучения и проверки. Он и раньше задумывался о таких вещах, однако после встречи лицом к лицу, что – то изменилось. - Надеюсь, она не всегда была такой, как в нашу встречу. Надеюсь, что это была старость. Болезнь. Время. У людей его слишком мало. – седовласый покачал головой, не в силах оторвать глаза от пепелища. В голове, в его собственной, едва начатой книге, появилось несколько новых пунктов, требовавших внимания. Сейчас ему не было дела до экспериментов над людьми, но кто знает, что будет позже? Когда приблизиться его век отсутствия разума? Когда люди окажутся настолько опасны, что места вечному роду ночи просто не останется? - Мне нужно идти. Со стороны Новиграда кто – то идет следом, стряхнуть его у меня не получиться. Конь и добрая дорога выиграли время до полуночи. До полной луны. Тогда их и встречу. – Белизар резко отвернулся, не желая больше предаваться размышлениям. Слишком много еще дел впереди. Нужно было разобраться с новоприбывшими вампирами, если Милен справилась с задачей. Подготовиться. Успокоиться. - Как тебя найти, если вдруг старому монстру захочется кампании? - Может и не всегда, но я запомнил ее именно такой, - признался юноша, все еще дрожа в попытке оттереть запекшуюся кровь с лица. - А что до времени, его никогда не бывает много. Но у меня еще есть в запасе. Все еще стоя среди углей он опустился на корточки, чтобы собрать в мешочек еще теплый пепел костра. - Старому монстру? - слабо улыбнулся ворожей. - К востоку отсюда есть сосновый лес, вверх по реке не больше мили. Там я и обосновался. А сюда больше не вернусь, - с ноткой отвращения проговорил он и на прощание добавил: - Спасибо, что не препятствовал, Монстр. - Недалеко от моих владений. Но достаточно далеко, чтобы не попасть под руку младшим. Запомнил. - Шут кивнул и начал седлать лошадь. Багровая жидкость в бутылке больше не разрывалась на две равные части, но волны крови до сих пор ходили ходуном. Времени действительно было лишь до ночи, если преследователь будет двигаться с той же скоростью. Уже потеряв фигурку ведьма из виду, мужчина ненадолго остановил животное. Короткий привал был вполне оправдан - Белизар решил пополнить торбу с травами свежим набором. Пусть, не все удастся собрать, но с этим он мог разобраться и позже. >>> Покинутый храм
  11. <<< Новиград Вампир спешил удалиться от стен города как можно быстрее. Реакция крови Войтека говорила вполне четко - кто - то знает об этом способе поиска демона и уже вышел следом. Сам чудак наверняка сейчас развлекается в какой - нибудь заварушке или и впрямь ушел на поиски доступных чародеек. Так или иначе, Белизар закончил все дела в Новиграде, убедился, что Темерская принцесса цела, достал для Милен страховочное украшение, что вполне могло бы спасти их от потери времени. Контактный телепорт через камни из одной гряды - отличный запасной план, пусть самостоятельно вампирша к нему прибегнуть и не сможет. - А вот и случай. - привычная ухмылка тронула губы под маской. На одном с ним тракте шла пара путников, неизменно повторяя маршрут шута. У чудовища на них тут же появились далеко идущие планы, а потому мужчина не терял попутчиков из виду. Ровно до тех пор, пока не представится шанс подъехать поближе и завести дружескую беседу. Вечер приближался стремительно, насыщая воздух загадочностью и легким пробирающим ознобом. Полная луна уже совсем скоро выйдет в ночное небо, воспевая время магии и нечисти. Лошадь недовольно фыркнула, обходя поваленную повозку без колес. Ведь честной народ никогда не упустит возможности поживится за чужой счет. >>> Окрестности Оксенфурта
  12. - О, следующая полная луна меня вполне устроит. Впрочем, место нужно выбрать тихое, как можно дальше от Новиграда. Не думаю, что нашему другу понравятся осточертевшие городские виды. – Изумруды на мгновение сверкнули, почти физически ощутимо для наблюдателя. Подобное предложение как нельзя кстати подходило вампиру, учитывая множество затруднений, с которым пришлось столкнуться – как ни крути, тело не приспособилось. Возможно, так и не сможет. Беспокойства по этому поводу шут не испытывал, прекрасно понимая все безрассудство спешки и скоротечных выводов. На его памяти ни один из сородичей никогда не прибегал к подобным средствам. Быть может, раньше, в их собственном мире, солнца которого он так и не увидел. Сама суккуба его все же забавляла – сказывался голод, что прохаживался по позвоночнику окованной сталью плеткой. Но недостаток времени имел место быть– ощущение тревоги, что гнало вампира куда – то еще на протяжении столетий, вернулось. В ногах задрожала сумка с вещами, открыв которую, шут убедился в необходимости отбытия. Последняя начатая бутылка опустела, монстр разом собрался, снарядился, простился с дамами, кивнул на прощание местному кузнецу и удалился восвояси. В конце концов, где это видано, чтобы кровь демона разделялась на две части и пыталась разорвать свой сосуд пополам? Время не терпит. Особенно мои мелкие проволочки и неутешительные обстоятельства. Седовласый скрылся меж улиц, совсем скоро посетив посольство, забрав собственную лошадь и передав послу и принцессе наилучшие пожелания. Шут отбыл из города. >>> Новиград - Окрестности
  13. Тоттшлегер Мужчина в балахоне закашлялся в кулак, отвернувшись при упоминании демона. Тихо, сухо, сотрясаясь всем телом. Катц жестом предложил проследовать в следующее помещение, прихватив по пути часть засвидетельствованных показаний. Шаг дознавателя был скор и упруг, что вовсе не вязалось с сомнительным состоянием здоровья. Новое помещение оказалось временным хранилищем, где складировались записи всех характеров. Позже их рассортируют и определят в архив, суд, канцелярию или Вечный Огонь знает куда. - Добрый мой юноша, тише пожалуйста. В наше неспокойное время слишком многие способны соблазниться звоном монет, продавая не только малейшие упоминания о недозволенном, но и всем тем, кто мог бы воспользоваться полученным знанием. Что же, дай мне немного подумать - голова уже совсем не та, что в молодые годы. - пока пожилой инквизитор раскладывал рабочий материал, Тотт был предоставлен самому себе. Впрочем, ожидание не продлилось и десяти минут. Знакомый перестук шагов вернулся в помещение, очевидно, Катц куда - то уходил через другой дверной проем. - В наших записях упоминаются лишь несколько активных демонов. Столетиями орден наблюдает за их деятельностью, но не способен вмешаться - информация доходит к нам слишком поздно. Когда в месте событий лишь мертвые и пепелище. Одним из таких созданий является существо не раз замеченное на поле брани. Его случай особенный, но единственное, что удалось узнать - способ его поиска. Нужна кровь. Чем больше его крови, тем лучше - достаточно лишь провести через эту проклятую влагу искру магии, чтобы получить ответ. Капли потянутся к носителю или другим каплям, ровно до тех пор, пока не иссякнет изначальный заряд. Скорее всего, специфика положения демона, но подтверждения нет. Прошлая попытка поимки...Сорок три года назад. Окончилась смертью братьев, без свидетелей. Скромный блокнот с истрепанными страницами, но обновленной обложкой, закрылся. Мужчина смерил Тотта взглядом, о чем - то размышляя. - Попытайся, юноша. Собери людей. Иди туда не на смерть, иди в попытке узнать хоть что - то. Однажды это знание спасет жизни. Если тебе нужна помощь с магией - у меня где - то был амулет со слабым зарядом. Возьми в складах хотя бы пару двемеритовых наконечников, убедись, что вы сможете их использовать. Проследи за этим.
  14. Тоттшлегер Дорога к подвалам больше напоминала коридоры крепостных укреплений - узко, затхло, не комфортно. Единственным достоверным сравнением могла быть разве что любая замызганная сторожка, в которой по карманам торгашей и любых вооруженных прохожих шарилась стража. Наевшись бобовых или доброй капустки. Кто же откажется? Хмурый страж у металлической тяжелой двери на засове поприветствовал Тотта лишь не менее пасмурным наклоном головы. Этот субъект, как и несколько особо ретивых блюстителей веры, знал всех если не в лицо, то уж точно по отзвуку шагов. В конце концов, ему даже смотреть в сторону очередного посетителя не пришлось, чтобы принять решение и открыть проход. Чем глубже инквизитор спускался, тем отчетливее были разносившиеся крики. Глухие ко всему стены удерживали все под землей. Все. Стенания, жалобы, плач, истерику, хохот сумасшедших, неистовые признания во всех смертных грехах, обещания продать даже родную кумушку за лишнюю минуту без боли. Никто не разбирался лучше охотников и их дознавателей в физических истязаниях. Узкие камеры, в которых были разбросаны наименее ценные нарушители покоя, были забиты до отказа. Чернь, избитые путники, покрытые синяками женщины, исхудавшие старики. Еще живые теснились к углам, лишь бы оказаться подальше от двери. Может сегодня не вызовут? Может удастся избежать кнута? Может не будет больше этих жутких пальцев, этих сухих щелчков механизма? Вот показалось и первое помещение, разросшееся хотя бы до размеров комнаты. Безучастный кривоносый мужчина что - то чертил на пергаменте, мимо полуэльфа пронесли обработанного пленника. Их всех ждала одна судьба - допросы, еще допросы, из раза в раз, пока не наступит последний час. Невиновных в камерах не было. Так утверждала их вера.