Милен

Монстры и прочие существа
  • Активность

    34
  • Зарегистрирован

  • Последний раз был

  • Выиграл дней

    7

Милен последняя победа была Декабрь 13 2017

Милен имеет самый популярный контент!

1 Подписчик

Информация о Милен

  • Звание
    Все идёт не так...
  • День рождения 31.10.1993

Информация

  • Пол
    Женщина

Посетители профиля

351 просмотров профиля
  1. Улицы Оксенфурта На пути к Храму девушке пришлось немного по-вилять по разным дорогам. Первое время как опомнилась, девочка довольно громко возмущалась и как бы вампирша не уговаривала ее замолчать, ничего кроме щелбана не помогло. Да и то, вызвало сначала дикий детский рев. Уже некоторое время девочка не весела на плече высшей, а шла с ней за руку и подтирая сопли и слезы посматривала по сторонам и за спину, на отца. - Тетенька, кто вы такая, почему вы хотите убить моего папу? Вопрос заплаканным, но уже усталым от плача голосом немного озадачил кровопийцу. Она даже опустила на нее взгляд. Эти жалобные глазки... Милен выдохнула недолго обдумав как ответить ребенку. - Мое имя Гвинет Каэрмкхин, вот только тебе это ничего не скажет. А твой отец - предатель. - Она пожала плечами: - На его глазах разорвали и выпили кровь вампиры. Они были голодны, я не могла им отказать. И видя это, он все же привел тебя ко мне. Его глупость едва не предала тебя. А ты меня удивила, уж такого подарка судьбы, и тем более от такого как он, я просто не ожидала. - Вашим именем была подписана картина, которую купила мама в прошлом году... Золотистый олень на фоне заката и виноградных полей... - девочка снова начала плакать. - Да, интересный тогда был день... Ну хватит ныть, тебя так все услышат. От охотников за чародеями я не смогу тебя защитить и не стану, потому что сама будешь виновата. - Зачем я тогда тебе? - Я вручу тебя своему другу и... - В жены? А он красивый? Папа всегда говорил, что если я не буду слушаться, то он отдаст меня в жены тролю. - Ахах... Не дождешься. А там он сам решит, что с тобой делать. Может поиграется, а может и обучит магию контролировать, использовать и делать разные интересные штуки... Хотя, кажется, что теперь, для него это одно и тоже. Хочешь жить - улыбайся. Никто не любит нытиков. И не смей его кусать, как меня. Он кусается больней... Милен отпустила руку девочки и погладила по голове. Группа была уже близко к нужной им берлоге. Аура этого места создавала лишь препятствия для спокойного прохождения. Наверное она правильно действовала, так как бруксам пришлось вырубить человека, чтобы тот перестал упираться и пытаться сбежать. С девочкой проще, пару раз дернуть и перекинуть через плечо... Ну хоть по лестнице та спускалась уже самостоятельно, прижимаясь спиной к стене. Знакомый голос... Мимолетная улыбка испарилась так же быстро как и появилась. Вампирша почувствовала что-то не то и приказала бруксам охранять людей на лестницей, особенно ребенка, пока она не позовет. Сама же обратилась в туман и стремительно направилась к источнику странного ощущения. Обустройство этих ловушек ей мягко сказать не нравились, они сильно сбивали с колеи, притупляли чувства. Уже было понятно, что Белизар вернулся раньше нее и не просто так, а наворотил дел. Ее взору предстали чудища, от лицезрения которых она бы с удовольствием воздержалась. Хаос творил безумие... Зрелище начинало питать гнев внутри высшей. Мало ему поисков приключений, магии, имение демонов в приятелях? Не видя лица, не чуя ранее присущего ему запаха, она не сомневалась, что в центре был именно одержимый жаждой безумия вампир. - Ты в СВОЕМ уме?! Что ЭТО? В душе она была бы рада, разрушь своим появлением часть ритуала... Однако, реальность такова, что по всей видимости опоздала. Вампирша не находила слов... В добавок, с лестницы послышался приглушенный благой мат одной из брукс, на который не хотелось обращать внимания, ведь им вполне должно хватить мозгов урегулировать то, что они там не поделили. Не хватило. Возникшая перед ней девчушка застыла на месте, едва увидела в приглушенном свете огня толпу монстров. Милен успела закрыть ей рот ладонью заглушив визг и тем самым сильно прижала к себе. Вторая рука уперлась кулаком в бок. - Две клуши, не могут за такой малявкой уследить... - тихо прорычала, выдохнула медленно, осматривая труды его деяний выискивая причину не стукнуть любителя масок. - Ребенка напугал... Ты мне расскажешь, что задумал или мне это скажут следы, по которым я буду собирать остатки здравого смысла?
  2. === Покинутый храм=== Туман не естественного цвета простирался через лес. Сокращал время путешествия и слушая окружение, слушая вибрации воздуха выискивая в них активные птичьи трели. Но их не было. Складывалось впечатление, что во всех окрестностях велена нет ни одной бруксы. И ей не зря думается что во всех, учитывая, что Оксенфурт она нашла не с первого дня, а побывала в нескольких поселках. Животное требовало еды и отдыха, хоть минимального. Были, конечно, пара мест, где прослеживалось активное хозяйство альпов... Их можно было посетить и на обратном пути, потому как экимма возле Новиграда могла и перебраться в более надежное место или быть убитой людьми, которым не нравится такое соседство. Только приблизившись к Оксенфурту, она вспомнила про запуганного ею человека. Его стоило использовать, либо ликвидировать. Забавы подобного рода не были свойственны ей, потому как за ними нужно было тщательно прибираться. Собственно, за этим она и пересекла городскую черту, незаметно для всех обретя свою форму и направившись вдоль улиц как ни в чем не бывало. Вампирша дождалась человека торговца и его дочку не доходя до назначенного места и тут же увела в другую сторону и на другую улицу. Они опоздали, за что мужчина сразу начал извиняться. Это бы могло его спасти от последующих событий если бы не пара важных моментов этого дня. В отличии от отца, юная Димера, как ее окрестила вампирица, была не болтлива и говорила лишь по факту, поправляла его и постоянно отводила от нее глаза. И все же девочка так и не представилась. С этим и был связан один из моментов, потому как торговец все время называл ее по разному и каждый раз всячески прятал, стоило на горизонте его взора появиться охотнику на демонов. Милен это не нравилось и девочка это видела. От девочки шел сильный запах страха. Если ей рассказали что произошло на днях с приятелем ее отца, тогда понятно, вот только вампирша очень сомневалась, что люди станут рассказывать подобное детям. Возможно, она интуитивно боялась саму Милен, а возможно и чего-то другого. Их страх сбивал ее намеченной цели, стоило смениться городскому сквозняку, что задержало ее путь до борделя. И, к ее огорчению, здешние бруксы среди людей знатно охамели, отчего высшая не стала тратить на них остатки своего хорошего настроения, чу-чуть сломала одной из них шею и прихватив с собой лишь двоих со всей стаи. Стоит ли говорить, торговец оказался никудышним дипломатом и подкупщиком, учитывая, что в его глазах они ни капли не спалились и были лишь человеческими путанами. Для начала ей и двух будет достаточно, а с этими суками пусть сам затейник и разбирается. Кормушка, видите ли, итак хорошо, чтоб с нее слезать. "Итак, что я имею: никчемного торгаша, человеческого ребенка и две путаны-кровопийцы..." - В нашем женском строе нет места глупцам и предателям. Как ты мог, после увиденного, явиться и привести свою дочь на верную смерть? - Тихий голос отчетливо долетел до ушей каждого присутствующего, стоило им выйти из города и отойти на достаточное от него расстояние. Милен намеревалась скормить его бруксам и подобранным по пути альпам, а прямо сейчас его смерть не имела смысла. Бруксы отчетливо уловили волну скорого ужина и не дали человеку не то чтобы убежать, даже повернуться, обхватив его под руки с обеих сторон. Милен же обернулась не из-за его возмущений. Потоки воздуха набирая скорость закручивались в слабое торнадо вокруг ребенка. Возможная закуска тут же поднялась в глазах вампирицы на ступень интересной игрушки товарищу. Она дождалась пока не закончилась эта демонстрация протеста, опрокидыванием воздушным потоком троицы рядом с ней, и падением на землю. "Силы кончились так же быстро как и проявились. Не страшно, это поправимо. Хорошо, что не огонь." - Радуйся, человек, твоя дочь только что продлила тебе жизнь. С этими словами Милен перекинула обессиленную девочку через плечо и, временно забыв про поиски и забор клыкастых, направилась в храм. Белизар должен был вернуться очень скоро и ей не хотелось бы пропустить его прибытие раньше нее. Бруксы заткнули мужчине рот и повели следом. Глаза завязывать было бесполезно, не сегодня, так завтра его съедят, либо превратят в "дойную корову", он последний раз видел солнечный свет. === Покинутый храм===
  3. =========Окрестности============= Дорога в логово выдалась презабавной. Милен никак не ожидала, что забранный из деревушки вампир знает столько смешных рассказов, точнее и не думала, что его это может вообще интересовать. Он так же рассказал ей где еще может обитать экиммы и пара других вампиров. И вот он - вход. Вампирица спокойно прошла первой, зазывая экимм идти за ней и исчезнуть следом во тьме берлоги. С подозрением, но они двинулись следом. Озирались и переглядывались. Носферат вышел заключающим, подгоняя все сборище двигаться быстрее. Выйдя к лестнице девушка достала из сумки факел и подожгла его. Так же, она вытащила книгу, в которой недавно рисовала и чернила. Факел перешел к Альперу, а сама Высшая собрала все лишние вещи опять в сумку, и, спускаясь по лестнице считала ступени, шаги. Дальше, в этой книге она делала пометки и рисовала схематичный маршрут. С ее замечательной памятью, этого вполне хватит для того, чтобы впоследствии нарисовать точную карту. По ее просьбе носферат ходил рядом, чтобы света от огня было достаточно, дабы не нагружать ее глаза. А то мали ли, настроение испортится... Вампирица в компании обошли зал со статуей и скелетами, комнаты учеников и всякие подсобные помещения в этой области. Она разрешила экиммам "обмусолить" тоннели трупоедов и обосноваться в любой комнате, где им будет удобнее, на первое время. Показала, где будет размещаться сам носферат, а так же ограничила места для гуляния, объясняя тем, что многое здесь таит в себе ловушки и они их еще не обезвредили. Когда вернется второй Высший, он сможет им точнее описать куда можно, а куда нет. Пока же, девушка оставила вампира обустраиваться на новом месте и, позвав за собой Сида, ушла дальше. Одновременно нести факел и книгу с пером было не совсем удобно, приходилось останавливаться внося коррективы в схему и пометки, но, обойдя все что только можно, даже туманом прошныряв тоннели, она села у подземного озера. Сид лег ей на ноги, подставил спину в качестве письменного стола, периодически почесываясь о корень книги. Когда же схема была закончена, и оставалась лишь та часть за мостом, в которую никому нельзя, она наказала Сиду, чтобы тот никого не подпускал, кроме нее и еще одного Высшего. Погладила его. Оставшаяся часть будущей карты весьма быстро уместилась в схему. Оставалось другое: найти большие листы, дабы на них можно было в полной мере разойтись в деталях. Вампирица перерыла весь верхний этаж, подняла облака пыли, но нашла то что искала. На большом листе пергамента будет располагаться большая, подробная карта. А на еще двух Милен начертила предварительную. Она была точна, были видны все повороты и комнаты, в которые у нее был доступ и знания, что они там есть. Пустые места остались пустыми, и, по логике вещей было много мест, где могли быть тайные комнаты или другие вещи, на подобии кладовок. Небольшие ярусы получились на втором листе, с пометками где какой вход или выход. И вот, при создании главной карты, у нее просто не хватило чернил. Она была больше и в масштабе, и в подробностях. Соответственно, ей нужно больше внимания. но коли кончились чернила, а других у нее нет... Нет, каракатицу она больше трогать не хотела, еще с того раза запах не совсем выветрился. Собрав остатки, она оставила записку: "Карта на полу не доделана, не трогай, высыхает. Готовая мини-версия на столе второго этажа возле входа. Сида не обижай." Прикрепила на стене возле двери в покои Альзура. Было бы легче написать это же мелом на стене, чем крепить к ней пергамент, но девушка подумала, что не хочет здесь мыть стены еще и от мела. Посмотрев, не свалится ли она раньше времени, девица довольно улыбнулась и ушла на легке. Все вещи, что она захватила с собой остались на втором этаже на одном из сундуков. Разве что измазанная кровью рубашка осталась в доме носферата, так как она подумала, что такая приманка ей больше не пригодится, хотя и не была востребована. Погладив на недолгое прощание Сида, повела его до залы со статуей, после чего испарилась в облаке дыма, быстро покинув храм. =====Улицы Оксенфурта=====
  4. Еще некоторое время вампиры прогуливались по ночному лесу, дышали воздухом, вырабатывали привыкание Сида к ее духам. Пройдя то одно дерево, то другое, девушка с «котенком» вышли на холм, с одной стороны, со второй он имел подобии горы с крутым склоном для жителей подлежащей деревеньки. Ее и селом то сложно было назвать, несколько домиков, зато какая в них чувствовалась жизнь. Милен присела на вершине холма немного понаблюдать. В одном доме было празднество и люди еще не легли спать. Пили, гуляли, горланили песни. В это время Сид решил немного изваляться в траве. Еще некоторое время девушка наблюдала за этим местом, за этими людьми, и лишь спустя окало часа решила вернуться в пещеру, чтобы оставить там малыша и вернуться снова. Один из людей был подозрителен на вид. Да даже не один. А когда ветер подул в ее сторону со стороны деревни, то вампирица уловила едва заметный запах. Запах одного из вампиров, который скрывается в человеческом облике. Милен попросила Сида, чтобы все, кто придут, обязательно дождались ее на этом месте. И, пока она неспешным шагом вернулась в деревню, ее начал освещать утренний свет. То, как прошло знакомство с жителями поселения лучше промолчать. Девушка не успела их поприветствовать, как среди доброжелательных жителей один мужчина с ходу попытался ее прогнать, но близко не подходил, как это делают некоторые. А наоборот, бросив несколько слов, о том, что она тут не нужна, он скрылся за дверью в один из домов. Гвинет начала расспрашивать местных о том кто это такой и почему он так. Получив ответ, мол укусил его кто-то с пьяна, вот и он теперь собачится на всех. Люди рассказали, что ночью у них была свадьба и все гуляли, и вообще, они рады гостям. Вот только от угощений девушка отказалась. Ни от кого не шло Тем запахом. Тогда она решила попробовать поговорить с человеком, который ее прогонял. Главный охотник долго не хотел открывать, но когда услышал, что староста предложил незнакомке отдохнуть у них и переночевать, укрепить силы перед дальней дорогой — открыл дверь. И да, это явно был он, теперь, вблизи, это ощущалось больше. Некоторые ведьмаки назвали бы его представителем высших вампиров, вот только до самой Милен, его путь не близок. Да, носфераты более грозные противники, нежели катаканы и бруксы, но не сильнее истинно Высших. Дабы не раздражать его еще сильнее, вампирица быстро зашла внутрь и за ней закрылась дверь, сразу на замок. Диалог не хотел складывать долгие минуты, то начинался, то заканчивался. Мужчина не хотел отвлекаться от своих насущных дел, или хотел казаться таким уж занятым. В данном случае, он собирал рассыпанные по полу гвозди. Куда они только не закатились. Делал это медленно, даже затянуто. И все же, к кое чему они пришли, а конкретнее: «Молодые вампиры, в пьяном угаре, пожрали почти всю деревню, которая теперь не обозначается на карте. Ему и самому не хватает крови. Люди плодятся медленно. И, хоть они и дураки, легко замечают если кто-то пропадает». - По твоим словам, тебе приходится не легко. Я не буду уменьшать поголовье твоего скота, я... - Ты привела экимму. Эти дурынды смогут его уменьшить когда проголодаются, если меня не будет дома. - Можешь о них не беспокоиться. И прошу, пожалуйста, больше не перебивай меня. - Как же. Скоро ты свалишь. Все уебывают с этих мест. А они будут думать, что им все можно, раз Высший был с ними и не дал леща. На его слова Милен оскалилась почти во все свои острые зубки. Линетта проговорила, почти прокаркала, пару слов на родном языке. Будет безошибочным предположение, что она явно не лестно высказалась о нем. Но не имея понятия знают ли здешние носфераты наречие бывшего дома его предков, подчеркнула свои слова взглядом и искривлением оскала. Вампир было оскалился ей в ответ, но заметно меньше чем хотел. Мужчина скрыл свои клыки довольно быстро, оскорбленно отвернулся. Задумался. - Твой дом — свинарник. Все что я увидела, это бардак, запах гнили и смерти. Думаю, ты и сам это знаешь. Однако, тебя никто не заподозрил и даже уважают. Может, ты все же хочешь выбраться отсюда? И не можешь. - Уголки ее губ упали вниз, надув губки — Слишком привязался — и печально покачала головой, - Совсем себя запустил. Вампир хотел было что-то ей ответить, но подавился своими же словами. Что-то внутри не позволило ему без причины нахамить Высшей, даже в ответ. Где-то глубоко он понимал, что в этом она права. Тут он не был счастлив, тут он голодал и экономил каждую каплю излюбленного блюда, перебиваясь животными, пойманными на охоте. Выпивая их кровь до капли, отдавая само мясо людям, чтобы те не умерли с голоду и продолжали свои попытки размножения принося детей, которые в какой-то момент по странным обстоятельствам засыпали вечным сном и больше не просыпались. Их тела сжигали, дабы те не вернулись после смерти в виде чудовища, и никто так и не заметил - сжигались уже обескровленные тела. По витающему в доме запаху, вампирица отчетливо понимала, что загадочные происшествия с детьми, исключительно заслуга носферата. И его полусонное состояние от неплотно закрытой тары, в которой хранилось снадобье, притупляет так же его чувство голода, позволяя довольствоваться малым намного дольше обычного. - Кто заваривает тебе чай, которым пропахли все вещи? - М? - по взгляду было видно, что он не сразу сообразил о каком чае она спрашивает, но все же понял он без дополнительных подсказок с ее стороны. - Когда-то тут жила знахарка, она меня научила. Не спрашивай как. Уже не помню. Однако, она была моим другом, она знала обо мне и помогала бороться с голодом. - Успешно? - Я же сказал, не спрашивай. - Ты ей питался? Он промолчал и отвел взгляд. - И убил ее. Его молчание продолжалось. На лице менялись эмоции, казалось он волновался и грустил. Весь разговор заходил в неприятную для воспоминаний тему. Образовалась тишина. Вампирица сидела на том, что служило кровососу кроватью и внимательно следила за ним. В его бессвязном блуждании по комнате, размышлениях под каким предлогом избавиться от гостьи или же послушаться и покинуть деревню, девушка различила еле заметные с ее места движения. Скорее всего он и сам их не замечал. Перебирание пальцев, будто нитей веретена, или проба ткани на ощупь... А еще так же перебирают пряди волос. «Девушка. Любой нормальный вампир перебил бы всех и не мучил себя выращивая себе еду самостоятельно. Убил и нашел бы другое место. Его держит здесь не территория, а воспоминания. Люди назвали бы это любовью.» Вот только вампиры не могут испытывать таких глубоких чувств, лишь некоторые, и Милен пока не видела ни единого доказательства, что Носферат тоже могут относиться к этому меньшинству. Эта привязанность не дает ему покоя. Но, это не ее проблемы. Ей было даже не интересно каким образом он убил свою знахарку, которой скорее всего почудилась, что излечив вампира от голода она прославится и выберется из этой дыры. Но не вышло. По крайней мере, собственное мнение девушку вполне устроила и она не стала углублять копание в его душе и памяти. "Пора вытащить отсюда его шкуру. Оставлять его тут не гуманно". Можно было сказать пару и ласковых слов. Хуже не будет. - Вечной любви не существует. Ни у кого. И вспоминать лучше счастливые моменты, а не жить грустными и печальными. Мужчина некоторое время помолчал переваривая сказанное. Лишь спустя пару минут молчания и копошения девушка уловила на себе пристальный и подозрительный взгляд. - А, ты чего вообще пришла? - За тобой. Я отведу тебя в новый дом, а там ты пригодишься нам всем, чем сможешь. Что ты можешь, чем занимаешься? - Я охочусь. Разделываю мясо. И кую молотки, пилы и подковы с гвоздями. - Охотник, кулинар и кузнец. Хорошо, а мечи сможешь? - Достанешь мне хороший горн и металл — смогу. - Отлично. Пакуй вещи. А еще... Сожри кого-нибудь. Пока что, в логово еды не завезли. Мне было не до этого. Возможно, мужчина уже понял, уже не отвертеться. Лучше шагать по-хорошему. Вампир на пару минут притих в раздумьях. - А... Миледи? Я же могу захватить, с Вашего позволения, свой скот? - Конечно. Ты сможешь его замариновать или просто будешь бегать сюда обедать? - Хм... Пожалуй, тут у них есть еда, мнимая свобода... Лучше буду сам приходить обедать. Та-ак. Если подумать, мне до чертиков надоело это село в десять домиков. Подожди, я только соберу пару вещей. Носферат начал в спешке собирать вещи. По сумкам, он явно не собирался больше здесь жить. Туда пошло все, от инструментов и одежды, до посуды и безделушек, составляющих его домашний уют. Наконец, спустя пару часов, он был готов. К слову, вампир заваривал вкусный травяной чай, хоть сам и не любил его. Но, как он обмолвился, приходилось готовить, когда наведывались незваные гости. Еще не наступил вечер, как оба покинули, уже бывший, дом Носферата. Жители деревни проводили его удивленным взглядом. Никому не верилось, что он так легко возьмет и уйдет от них никому ничего не сказав и не попрощавшись. Да и как, обе его руки были заняты тяжелыми сумками, и если для него вес был относителен, то следовало делать вид, мол еле тащит. Кто-то из мужчин предложил помочь и подвезти. Бросив косой взгляд на Высшую, кровопийца согласился. Жители деревеньки быстро запрягли лошадь в телегу и помогли им погрузиться, после чего, по прибытию на заданное место на развилке дорог, бедолага и стал долгожданным, сытным ужином. Милен угомонила лошадь своими способностями. Она спокойно дождалась пока ее находка насытится и разорвет бездыханное тело заметая свои следы. Их путь лежал к той самой пещере, к которой в ночь должны были собраться экиммы. Путь так и не удалось удержать в тишине. Кто бы знал, что у неразговорчивого, по началу, вампира откроется словесный понос. Его звали Альпер. Девушке показалось его имя странным. Он сам придумал его сотню лет назад. Время до захода солнца пролетело очень быстро и почти незаметно. Милен даже немного удивилась когда услышала приближение низших вампиров. А удивиться было чему. Молодняк, если не подростки, пригласили к ней на встречу с дюжину взрослых и еще пол десятка подростков. Она даже обрадовалась, не забыв похвалить их, и предложила полакомиться лошадью тех, кто был голоден. Дорога до храма была пройдена весьма аккуратно, не делая лишних следов и не оставляя лишних сломанных веток по дороге. ======Покинутый Храм====
  5. ===улицы Оксенфурта====)= Под покровом ночи, девушка, окруженная компанией низших вампиров, быстро передвигались меж деревьев. Скоро должно было светать. Одна из экимм вела остальных в одну из пещер, где можно было отобедать и не быть замеченными людьми. Гвинет остановилась недалеко от входа, наблюдая, как в темноту пропадают один за другим кровососы. Шум и визги бывших жителей раздавались откуда-то из глубины. Ранний завтрак оказался не такой тихий как хотелось бы слышать. Девушка начала оглядываться по сторонам и всматриваться в даль, на сколько могла. Обошла округу близ пещеры. Вскоре, крики еды затихли окончательно. Прислушавшись к окружению, она с облегчением обнаружила, что по близости больше никого нет. На всякий случай, вампирица еще какое-то время постояла на холме, в котором находился вход в небольшую пещеру. Сейчас там была явная каша-мола из остатков ее бывших жителей. Рассвет не заставил себя ждать. Выпустив вуаль, осветляя небосвод, появился и первый луч солнца. Яркий, оранжевый диск пробивал свое сияние сквозь тучи и облака на горизонте. Девушка наблюдала за ним, пока солнце полностью не взойдет над горизонтом, окрашивая собой небосвод. Налюбовавшись этой картиной, она спустилась ко входу пещера, лишь ненадолго заглянув во внутрь. Свежепролитая кровь заполнила своим запахом пространство и половину земли. Были заметны еще не допитые лужи. Почти все вампиры уже укладывались на дневной сон, лишь самый маленький еще лакал кровь. "Все на месте, вроде не ранены. Возрастная дискриминация. Все в порядке." С этими мыслями она вышла на свежий воздух. Безопаснее передвигаться по ночам. Повесив сумку на сук дерева, в нескольких шагах места отдыха кровопийц, вытащила из нее пару книг, чернила и разместилась на более-менее чистых, после дождя, камнях. Страница за страницей пролистывались старинные письмена в поисках новых знаний. Она знала некоторые снадобья, описанные на них. Некоторые из других были ей известны по принципу действия, другой вариант рецепта интересная находка, когда для первого варианта нет подходящих ингредиентов под рукой. Другие же, не встречавшиеся в ее прошлом доме, постаралась запомнить, хотя ничего стоящего они из себя все же не представляли. Но мало ли, в жизни пригодится все. За сим действом пролетела добрая часть дня, с перерывами на вслушивание и всматривание какому оленю жить надоело, либо что за заяц хрустнул веткой под лапкой, проходя по своим делам. А где зайцы, обычно можно встретить и волков. Видимо, чувство самосохранения держит их подальше от данного места. Когда вторая книга из храма была досмотрена, а скука начала одолевать все сильнее, Гвинет заменила обе книги на другую, с пустыми страницами. Попутно и заново обрызгалась духами. Она еще толком не знала, что с делать с гнй, но пустые книги можно купить в любом книжном доме. А потому, было решено с ее помощью, просто убить время. Вскоре чистота страниц начала окрашиваться линиями, узорами коричневых чернил. Из узоров начал проясняться пейзаж, а на другом листе голова лошади. Следующим листом, эта голова уже лежала на земле в оторванном виде с белым глазом и отражении в нем факела. Нижняя челюсть животного была наполовину оторвана, надкусано ухо. Одним из недостатков чернил над углем было то, что им нужно было просохнуть. Придерживая 4 листа между пальцами, в ожидании, девушка слушала щебет птиц. В пещере началось движения. Через некоторое время, самый маленький из кровососов подполз к ее ноге, обнюхивая. Солнце еще не село полностью, но зайдя за деревья, давало достаточную тень. Она перевела взгляд на вампира и смешливо улыбнулась, когда он издал непонятный звук похожий на чих, и отпрыгнул от нее назад, потрясывая головой и потирая свой обонятельный орган. - Совсем не то, что ожидал? Привыкай. Вампирица протянула ему руку, которую кровопиец тут же начал обнюхивать по новой. - Вот так, умница. - Гвинет погладила экимму по носу и почесала под подбородком легкими движениями. Она перевела взгляд на отражение заходящего солнца на облаках. Наблюдала за ним, продолжая чухать мелкого вампира, который уже подставил под ласки и шею и хребет. Сам закат было не увидеть из-за густого леса. Но вот когда уже достаточно стемнело, тогда высшая попросила пробудить остальных. Им она дала задание отыскать своих сородичей и привести их сюда или в пещеру поблизости, но так, чтобы никто не смел даже догадаться о том, что все они тут находятся. Никого тут не есть. Следующей ночью она заберет их в их новый дом. На выполнение поручения отпустила всех, кроме самого мелкого. Перед отбытием экиммы подозрительно и тщательно обнюхали Гвинет, когда же закончили, след их простыл весьма быстро. Убедившись в том, высохли ли чернила, закрыла книжку, и, собрав вещи, махнула мелкой головой, чтоб та следовала за ней. Путь им предстоял не близкий. Желтоглазая часто поглядывала на вампира. В ее глазах он был больше похож на котенка в глазах людей. Милый и пушистый. Шерсть еще не стала жесткой, не отросла до нужной длины. Да и когти... Такими корову не задрать. Спустя некоторое время наблюдения и размышлений, что в одиночку, он только зайцев и выловит, девушка подобрала его на руки, почти не обращая внимания на то, как он выворачивался и пытался чихать. В конечном итоге, зверек успокоился и притих, отдыхая на руках, нюхая встречный ветер и рассматривая по сторонам деревья. - Я буду звать тебя Сид. Тебе понравится наше новое логово. Возможно, тебя будут там подкармливать. Тихий голос тонул в ночной мгле, среди шорохов ее обитателей. Острый слух всегда точно определит когда в их сторону направится хищник или кто-либо еще. Экиммы могут скрываться, но вот сможет ли Сид, учитывая, что он еще детеныш? Проверять не хотелось, поэтому, она думала просто скрыться как можно скорее, если кто-то окажется рядом. Так же задумалась о том, что если бы ей в первую очередь повстречался взрослый катакан, она хотя бы могли убить время за разговорами. А пока что, наслаждение тишиной...
  6. ====Корчма "Алхимия"====)= Свежий ночной воздух после дождя, был прекрасен. Он смог прибить всю грязь и пыль города, всю его вонь. Даже запах крови гулей решил притихнуть и не вылазить из своих мешков, в который был упакован, лишь бы не нарушить минутную идиллию после корчмы. Оперевшись о соседнее здание, вампирица все же дождалась, пока ее "новый приятель" на шатающихся ногах вынесет не менее шатающегося друга и они медленно направятся к заветному дому. Милен и не думала помогать им идти или подниматься после очередного подгибания ноги. Где-то к середине ночи троица добралась на нужного места. "Если он все верно описал, то мне повезло дважды, если же нет, то и торговца хватит". С виду дом как дом. Вампирица первой вошла в него, поманив рукой, пьяных в зюзю, людей. Они не решительно последовали за ней. Точнее нерешительно последовал только один из них, второй же бы совсем не в состоянии даже отличить ступень под ногой от ямы. Прислушиваясь к каждому шороху внутри дома, девица довольно улыбнулась и последовала вверх по лестнице на знакомые сопящие звуки. Туманом проскользнув под дверью, не будя кровососа. Осмотрела со стороны. Экимма выглядела довольно упитанной. Никаких недавних повреждений, ни следов свежей крови. Нюх в норме, так как она проснулась быстро и оказалась в подчинении высшего вампира. - Приведи мне остальных. Подозрительно обнюхав желтоглазую, вампир исчез сквозь дыру в потолке. Когда девушка спустилась к хозяину дома, то попросила его присесть в кресло, сама же заняла второе. Напуганный мужчина вздрагивал от каждого шороха в образовавшейся тишине. Даже "дрова" не храпели. Цокот когтей по деревянному полу и вовсе приковали его к спинке кресла. Он дрожал и все время напоминал вслух, что им пора уходить, но все же боялся посмотреть в глаза девушки, казавшейся не то чтобы спокойной в этой ситуации, а довольной. Страх приковал его к месту. И это было к лучшему. Вскоре звук переползаний раздался ближе к лестнице и вот уже на первом этаже по соседним комнатам. В парадную комнату вылезли четыре экиммы. Они немного различались в размерах и упитанности. Их взгляды были прикованы к высшей. Завладев взглядом их полного внимания, не прерывающегося на потенциальную пищу, Милен обратилась сначала к ним. - Этот человек, ваш завтрак. Ешьте, совсем скоро вы отправитесь со мной. - Ее рука указала на человека, который некогда пытался к ней приставать. К ужасу купца, кровососы начали свою "трапезу" едва не у его ног, хотя одна особь явно потопталась на его ногах. - Правда хороши? - этот вопрос был обращен к купцу, хозяину дома. - Это молодые особи. А уши, почти просвечивают. Когти еще не выросли в полной мере... - Вы их привели? - в ужасе, почти задыхаясь, мужчина не верил своим глазам, а главное тому, что посмел перебить ту, кого они слушаются по какой-то причине. - Нет. - Гвинет покачала головой, после чего выдержала небольшую паузу, наблюдая за тем кто сколько вылакал крови. - Но, как и сказала, я их заберу. И ты, как сказал, отдашь мне все, что у тебя есть. Во первых - то, что сейчас происходит, случилось без нас. Ты пришел и сразу вызвал стражу. Во вторых, через два дня тебе следует прибыть вместе с дочерью в дом господина Боддери, так, чтобы вас никто не видел. Скажешь ему, что Гвинет пригласила вас на ужин. Подари ему корзину с выпечкой и расскажи про жену. Если я задержусь, напросись переночевать. События, что сейчас происходят - не существуют. Если понял, то кивни. Но последовал не только кивок: - Госпожа, Вы убьете нас? - Нет. Вы с дочкой будите жить и служить. А если сделаете что-то не так, то, судьба твоего приятеля, покажется тебе завидной. На этом разговор был окончен. Девушка удалилась вместе с перекусившими монстрами. Во тьме ночной, компания кровососов спокойно выбралась из города и скрылась в направлении ближайших деревьев. ====Окресности Оксенфурта===
  7. Атмосфера, по мнению вампирицы, стояла мягко сказать плохая. Пьяное быдло вело себя громко, и, как ни странно, другому быдлу это не мешало. Те же человеческие особи, кои разместились возле нее, устроили дуэль плаксивых историй. У одного жену убили, а другой свою застал в конюшнях на сеновале с эльфом. Милен уже думала как бы сбежать. Пьяный в зюзю мужик, решил сыграть партию в гвинт, а за одно ущипнул ее за попку. Получить веером по уху, для него, видимо было не страшно. В ходе игры, напарник выигрывал, однако, это ничем не умеряло пыл "роганосца". Когда же он получил отказ на попытку поцеловать желтоглазую, решил зайти из далека и попросил сдвинуть колоду перед следующей игрой. И тут ему поперла удача. Жаль они играли не на деньги, а на пиво, нето Гвинет бы потребовала свою звенящую часть. Но раз таковой нет... Тем временем, уже спустя еще три бокала, девица сидела на коленях у сопящего в полудреме ей в плечо мужлана. Он держал в руках карты, а она тем временем выбирала из них те, которыми можно делать ход в пользу их "команды". Если бы не доносившиеся разговоры с соседнего столика про кровопийцу, что напал недавно на девушку и про пропажу сильных мужей в ночное время, то она бы давно уже покинула данное заведение. А тут, когда соседняя компания ушла, девушка все же обратила внимание на то, что сколько бы ни пил человек напротив нее, пьяным он ей не казался. Очень печальным и разбитым - это ближе к делу. Его звали Корвин. Он странствующий купец. Возит товары между Оксенфуртом и Новиградом. Не сказать, что слишком далекий маршрут, но вот где выкупить подешевле и продать подороже он знал как никто. По его же словам. Пару дней назад он вернулся домой и обнаружил свою жену разорванную в клочья и какая-то тварь слизывала ее кровь с пола. Ошарашенный, сбежал, слыша как она скребется в дверь. Но пришедшие на помощь стражники никого не нашли и сказали, что разберутся. Он понимал, что они не возьмутся за его случай. Единственная польза от них - нахождение его дочери. Она пряталась у знакомых через несколько улиц от места происшествия. Вернувшись в дом, после того как забрали тело жены, он пробыл там не долго. Услышав скряб когтей на втором этаже, мужчина поспешил покинуть дом и с тех пор, встретив друга они тут. - Я бы все отдал, чтобы избавиться от этой твари, кем бы она ни была. Мне кажется она до сих пор дожидается пока вернемся мы с дочерью, чтобы полакомиться и нами... Так он закончил свою историю. Девушка внимательно слушала каждую деталь его рассказа. Сделала свои выводы по его истории. В ее задании, был пункт - торговец. Хоть она и хотела первоначально разыскать знакомого краснолюда или кого-то из их шайки, но раз под руку попался человеческий, и со слов, вроде не плохой, просто грех таким не воспользоваться. Девица дослушала его рассказ с серьезным выражением лица, поглядывая в карты, но больше на самого торговца. Протяжно выдохнув, она затянула паузу, во время которой довела партию до своей победы, после чего легко подхватив свои вещи, встали из-за стола и сказала: - Мне подходит твоя цена. - Чуть понизив тон продолжила: - Я помогу тебе. Ты отведешь меня к своему чудовищу. Отдашь мне все, что потребую. Я подожду на улице, пока ты возьмешь эти "дрова" в статусе твоего собутыльника с нами. Торопись. Девушка не дала ему высказать что-то против этой затее, по причине того, что она девушка и того, что это вообще опасно. К тому же, у нее нет оружия. Ему осталось лишь в немом недовозмущении открыть рот и закрыть его берясь за пробуждение приятеля и становлении себя и его на ноги. Гордо выпрямившись, девица поспешно покинула данное заведение. Сегодня оно ей не понравилось, и вряд ли ей захочется посетить его еще раз. Но кто знает. Загадывать она не хотела. ===улицы Оксенфурта==)=
  8. ====улицы города==)- К моменту, когда девушка достигла корчмы, погода на улице заметно ухудшилась. Дождь забарабанил по крышам, дорогам, головам разбегающихся прохожих и шлемам стражников. Забежав в здание, позволила двери закрыться за ней самостоятельно, что она и сделала с двумя хлопками. Она сразу же направилась к трактирщику. Расспросы на стандартные темы про питание и питье плавно перешли на сопутствующие товары и обсуждение какое из местных вин лучше остальных, а которое не отличимо от перекисшего козьего молока вперемешку с мочой. Но обсуждения это одно, а заказ оказался вполне обычным и простеньким. Мало ли, что от местных изысков можно ожидать. Милен с удовольствием села в дальнем углу, опередив парочку мужей засесть за тем столом с пинтами пива. Сбагрила в угол свою покладу и поправила одеяние. Ожидание картофельной запеканки по секретному рецепту, специально для такой очаровательной гостьи, как выразился трактирщик, оказался не таким уж и скучным. Компания за соседними столами оказалась забавной и громкой. Настолько, что даже в соседней комнате можно было четко расслышать каждый звук издаваемый их устами, выдаваемые не совсем четкие звуки и не членораздельные слова. И все же, та парочка, которую она опередила, все же присоединились к ней за столик, за не имением другого места, с условием, что они оплатят все, что она закажет, естественно по своей инициативе. Слово за слово, мужчины опрокинули кружки по три, пока Милен молча слушала их треп и перебирала запеканку. Это явно не то, что она ожидала, но, скорее всего лучшее, что он мог сготовить. ...
  9. -------Окресности Оксенфурта---)- Как можно быстрее стоило добраться до нужного дома. Милен не нравились на себе взгляды прохожих. Подходя к дому, вампирица почти серьезно надула губки. Обиженно. Почти забежав в дом, девушка тут же увидела на себе взгляд вышедшего из соседней комнаты "дядюшки". - О, Гвинет, милая, что случилось? Ты ранена? Кто тебя обидел? Забота от человека, который считает ее какой-то там родственницей, даже не задумавшийся проверить семейное древо, показался ей настолько трогательным, что она решила мысленно по-нагнетать себя. Было бы идеально хоть как-то выдавить слезы горя и бросится к нему в объятия, чтобы он пожалел и вошел в положение, которого не было на самом деле, да и, если на чистоту, даже не продумано до конца. Но у нее этого не вышло. Тогда, Милен закрыла лицо руками и села на ближайшую кушетку, поставив локти на колени. - Я не ранена. Это кровь животного. Она проговорила тихо, стараясь придать голосу как можно больше трагичности. Мужчина присел рядом и хотел положить ей руку на плечо, но девушка отодвинулась на край, пока он не успел ее коснутся. - А... Что случилось? - Да что-что... Больше никогда не пойду на прогулку с охотником! - Гвинет вскочила на ноги и опустив руки от лица, не сильно, но топая направилась к лестнице. - Отправились покататься, а там! А он! А он оленя подстрелил! Вы можете себе представить? Еще похвастался, как быстро может даровать ему смерть перерезав горло! И вот эта кровь, вся на меня! Фу! Он даже не предупредил, чтобы я отошла. Это было ужасно! С этими словами, девушка громко хлопнула дверью в выделенную ей комнату. Увидев себя в зеркале, Милен уже не надо было притворяться. Она издала ноющий стон. Подбежавший к двери хозяин дома подумал, что "родственница" сдерживалась при нем, а сейчас расплакалась в подушку... Подпирая плечом ее дверь и продолжая обеспокоенный расспрос через нее, мужчина все не унимался, думая, что девочку все же обидели серьезней, чем она говорит и пытался выведать с кем она была. Гвинет же придумывала приметы на ходу и пыталась его речами более менее успокоить, мол с ней все равно все в порядке и помощь ей не нужна. А вот ванна требуется. Пока "дядюшка" позаботился о ее приведении себя в порядок, вампирица успела подобрать себе новую одежду. Временно занавесила зеркало. Кровавую одежду не было необходимости выкидывать. Аккуратно свернув ее и завернув еще в простыню, уложила ее в сумку. Приведя себя в порядок, нарядившись в походное платье, спереди по колено, сзади до середины голени, и на тонких бретелях сверху. Плечи укрыла кожаная короткая куртка. Высокие сапоги, едва не доходящие до колен. Пояс с прикрепленной к нему небольшой сумкой, в которую как раз и вмешались веер, духи и масло, которым теперь пропахла ее кожа и одежда. Собрав все свои вещи, в том числе купленные сегодня, кроме корзинки. Пришлось даже позаимствовать еще пару сумок, на случай если по пути имеющейся не хватит. К слову, вещей у нее было не так уж и много. Больший объем имеющейся сумки через плечо занимала укутанная одежда. Спустившись вниз, девушке был предложен ужин, от которого она вежливо отказалась, сославшись, что после того оленя, ее все еще тошнит. Убедив хозяина дома, что ей стоит пройтись и проветрится, и как она ему благодарна за заботу, Милен как можно скорее покинула дом, все же пообещав, что если что-то случится, она сразу же ему сообщит, дабы он лично принял меры и привел виновника к наказанию. Единственное, что успел сделать мужчина, не сумев ее задержать в доме во время дождя - всучить ей в руки плащ с капюшоном. Весьма кстати. Уже на улице она его накинула. Свежий воздух, капающий дождь. Все же он и до города добрался. Вот ведь, взял и разогнал снующих людей с улиц по домам. Красота. Никто не будет толкаться по дороге. С этими мыслями, Милен гуляла по улицам Оксенфурта в поисках здания, в котором можно было бы подслушать нужную ей информацию. Пока она блуждала, первой на пути попалась доска объявлений. Девушка задержалась возле нее внимательно читая объявления. Некоторые оказались весьма смешными, даже одно, о пропаже человека, было составлено далеко не в трагической форме. Перечитав их уже повторно, чтобы смех остался только на той парочке забавных листовок, и более серьезным взглядом пересмотрела те, в которых были пропажи людей, и в каких скота, к кому надо обращаться. Место пропажи обозначилось только в одном. Оно то конечно мало вероятно, что пропажа пары человек может быть по ее заданиям, но проверить стоило. Хотелось бы знать наверняка и не пропустить случайных или нет, кровососов. Запомнив их, и на последок еще глянув на "невеста в двести кило с салом в придачу" хихикая побрела дальше. Поиски таверны, все же привели ее к нужной цели, вслед за парой мужчин всю дорогу болтавших о выигрыше, который один отыграет у второго как только они доберутся до сухого стола. Корчма "Алхимия"
  10. ----Покинутый Храм---)- Как и ожидалось, ее лошадь стояла там, где ее и оставили. С облегчением выдохнув, что ее еще никто не съел и не уволок, девица отвязала ее и повела к дороге. Оседлав, погнала животное обратно в город. Надвигающиеся тучи не сулили ей хороших поисков в лесу. А ведь можно было бы сразу решить проблему с гулями, если бы не ухудшающаяся погода. "Не страшно, если мимо не пройдет, то займусь этим после. Надо будет раздобыть сапоги получше, которые не страшно будет испачкать. И как мне объяснить свой внешний вид, если кто спросит? О, точно, охота. Или мясник? Нет, мясников может быть не так много в городе, а охотников в лес ходит много." - Ну, быстрее, лошадка, быстрее. При подъезде к Оксенфурту пришлось замедлить ход. Встречные люди, стражники... Девушка вела себя отстранено и старалась не привлекать к себе внимания. Преодолев "порог" города, вампирица спешилась и повела лошадь под узды, поглаживая по морде. Животное было взволнованно, но воротило голову вовсе не от ее руки, а от того плеча, на котором застыла и уже наверняка въелась без путей вымыться, кровь. По видимому масла еще действовали, но все же стоило их обновить. Отправив лошадь в конюшню, из которой она была взята, девушка отправилась в дом "дядюшки", у которого остановилась. ----Улицы Оксенфурта --)-
  11. "В пещеры то полезут, разве что, самые отмороженные... Но им же надо будет еще чем-то питаться... об этом тоже надо будет позаботиться, не то либо погибнут с голоду, либо привлекут ненужное внимание, а то и буянить начнут. Если сюда проникнут люди, они не выберутся. Но их будут искать, а это лишнее внимание, нам такое не нужно... Интересно, а оставшихся трупоедов хватит, чтобы накормить экимм? " Властные движения. Прикосновение губ... Сердце предательски забилось быстрей. Ей было приятно, пусть и внезапно... Улыбка, слабая, нежная, первый признак расслабленности, доверия. Даже столь резкое прерывание момента ничуть его не погубило. Смотреть в след было бесполезно. Проход закрылся стоило ему выйти за порог помещения. Она осталась наедине сама с собой, своими мыслями и приподнятым настроением. Прибрав остаток книг, девушка затащила на второй этаж все лишнее, что она спустила на первый. Раз уж они здесь обоснуются, и надо обустроить это место, то нет причин ничего выносить. Освободив один из столов, пока что, она просто положила на него сумки, освободив одну полностью и переложила в нее всего лишь едва начатый блокнот одного из бывших учеников, перо, с закрученным пузырьком новых чернил. Перекинула сумку через плечо. Капля крови с пальца действительно открыла ей проход на выход. Подобрав давно затухший факел, девушка не торопясь оправилась на выход, тем путем, которым они добрались до этого места. Воспламенив его снова в помещении со статуей Милетеллэ, преодолела лестницу, после которой затушила его и оставила возле стену на второй ступени. Стоит признать, не только помещения, но и лабиринт будто преобразился, стоило "лампочке" получить желаемое. Но у нее будет время налюбоваться подземельями при составлении карт, сейчас было неплохо избавится от гулей и других тварей, которые могут населять их. А еще деньги... --- Окрестности Оксенфурта---)-
  12. Возле лестницы, новым столбиком образовалась стопка пролистанных книжек по травам, алхимии, их реакции на людей, анатомия существ... Собственно уже на рисунках четвероногих скелетов, под шум фонтана, девушка начала клевать носом. Шорох из кабинета придал ей немного бодрости. Милен, лениво поднялась на ноги захлопывая книгу. В одиночестве, без сказок, все же стало скучно. В относительной тишине, мелкие шорохи, тихое журчание воды. Повелительный зов прозвучал будто гром среди ясного неба. Вампирша вздрогнула. Удержала книгу, от ее падения, даже не дав той шанса, на мгновение вцепившись в нее. Она быстро присоединилась в стопку к остальным книжкам, идеально сложенных, не было даже намека на шатание. Проходя часть пути, просто, чтобы немного сократить расстояние, она коротко улыбалась, хотя в глазах, при взгляде на маску читалось: "Что это такое? Зачем?" Что такое маски она знала, так что вопрос был риторическим.. А сон явно пошел ему на пользу. "Собрать вампиров и всех кто может быть полезен. Составить карту. Истребить падальщиков. Торговец. Знаю одного, думаю он с друзьями согласится продолжить сотрудничество на более высоком уровне нежели карты и вино. Разберемся где его разгрузить." - Так организуйте. - Она постаралась выглядеть серьезной. Но это оказалось сложно, когда с тобой разговаривает каменная плитка вместо лица, которая сначала поразила ее и слегка напугала. Сейчас же, Гвинет не могла на нее смотреть без улыбки и попыталась держать взгляд на шее и плечах. Но все же, сложила руки и распахнула веер, спрятав за него пол лица. Конечно на время, пока не привыкнет. - Я рада, что Вам уже лучше. В прошлое появление Вы были похожи на призрака, но... Она снимается? Но все же, собравшись, продолжила: - С сотрудничеством много проблем не будет, если найти одного краснолюда. А с ним и заработок. Допустим всех найденышей я приведу сюда. Торговца куда звать? Хотя... Мне легче Вас позвать на встречу. Эх.. Тут надо будет еще сделать инвентаризацию. Часть выкинуть, часть продать очень дорого. Книги некоторые повторяются, а изображение не всегда точны. А... и не смотрите в ящик с оторванным сидением, дышать тоже не стоит, но смотреть еще хуже. Последние предложения Милен говорила уже занятая делом. Таким как собирание книг и их возврат на второй этаж. - А алхимические ингредиенты лучше не продавать. Я знаю, что с ними можно сделать.
  13. Услышав приближающиеся шаги, когда самого владельца еще не было видно, Милен посматривала на проем. Новый портрет в книге уже высыхал и принимал дополнительные правки в свои линии. Она передала тот момент, когда Войтек творил когти, только вместо них изобразила меч. Выше красовалось имя, которым он им представился. Большего не было, пока высыхали чернила, а потом... Потом уже стало не до книги. Вставая, Милен проводила его взглядом. Книга перелегла на пустой пол. Когда мужчина спустился, вампирица задала ему пару стандартных вопросов "как Вы" и "Что случилось?" оставшихся без ответов, и казалось совсем без внимания. Милен не мешая наблюдала за ним. Ждала. То, в каком состоянии он вернулся, беспокоило. Все ли с ним в порядке? Она легонько коснулась его плеча и тут же убрала руку. Казалось, он не то что не слышал ее, но и не чувствовал. Через несколько минут положила ладонь на плечо, позвала тихо по имени, каким стоило его сейчас называть, в это время. Несколько секунд, и убрав руку, она присела рядом, на расстоянии шага и продолжила молча наблюдать. Пока он был занят исправлениями собственных линий, ее не существовало в образовавшейся вокруг него реальности. Может и не только ее, но больше не на ком было это проверить. Стоило ему починить третий круг, как помещение начало будто оживать. А к самому вампиру начали возвращаться чувства. Или вернутся полностью в реальность помогла вода? Но когда он заговорил, ее немного по-отпустили плохие мысли. Вот только... "Хрип?" Тем не менее Гвинет закивала. Определенно ему стоит полежать, выспаться. Может и не завтра они поговорят, потому что, может ему потребуется больше времени на то чтобы отдохнуть. "Да что вообще могло высосать столько сил?" Проследовав за ним, остановилась в дверях, на случай если он рухнет с ног, под всем своим набранным добром. Облокотилась плечом на косяк и зашла в кабинет только тогда, когда посчитала, что вампир погрузился в сон. Укрыла свободным концом покрывала. Поправила прилипшие ко лбу волосы, аккуратно зачесав их назад. Провела кончиками пальцев по щеке, подбородку... Реакции не было, он очень крепко спал. Девушка коротко и нежно улыбнулась выходя из кабинета. "Хоть теперь он никуда не спешит". Но улыбка спала, стоило ей покоситься на фонтан. Помещение, конечно, заметно преобразилось. Она даже почувствовала как постепенно начинало теплеть. Порывшись в сброшенных ранее ею сумках, обнаружила там некоторые вещи. Разбившимся сосудом оказалась банка с высушенной чешуей. Ну она и без банки может прожить. Замотав ее в найденный там же платок, Гвинет достала из другой сумки щетку для волос с чьими-то волосками, несколько флаконов с не подписанными жидкостями и что-то непонятное, похожее на ремень, но не совсем. Хотя она предположила, что это могло служить своеобразным жгутом. Прибрав за собой, девушка захватила пару книг по алхимии и решила их прочесть, устроившись удобно на лестнице. Случайно побеспокоить вампира шелестом страниц прямо над ухом ей не хотелось. А здесь ей так же удобнее прислушиваться, на случай, если придут незваные гости.
  14. Страницы пролетали одна за другой. Живой фонарик больше не проявлял особой активности. Описания, описания, описания... почти как энциклопедия, только не по животным... "Такой-то демон, призван тем-то, сделал то-то, отпущен... Его само описание... Итак несколько страниц... Дальше, как я понимаю будет тоже самое?" Девушка подняла глаза на шпиль. Он не сможет дать ей внятного ответа. А есть ли смысл спрашивать? С соседнего помещения, куда ушел Белизар уже давно не доносились звуки. Никакие. Либо он ушел куда-то дальше, либо что-то не так. Отложив книгу, вампирица не скрывая удивления проследила за "побегом" вампира. Что бы она крикнула, он же ее не слушал. Тяжко вздохнув, она решила его все же подождать. Он же должен сюда вернуться. Почему-то ей так казалось. Она не сомневалась в том, что о ней он может легко забыть, но и в том, что вернуться потом в эту комнату, к светящемуся сокровищу, тоже. Еще раз обойдя темный второй этаж, Милен присела в темноте между стеллажами по большей части состоящих из просроченных ингредиентов. Хотя с другой стороны, и их можно было толкнуть по хорошей цене. А по совести лучше выбросить. Ощупывая руками то, на что присела, обнаруживает, что у седушки имеется потайной замочек. Спустя минуту уже тщательного осмотра, вампирица взялась руками за крышку и решила ее подергать, чтобы проверить сможет она его разломать или нет. На ее большое удивление, даже особых усилий не пришлось прикладывать, чтобы вырвать проржавевший замок их деревянной стенки потайного сундука, удачно спрятанного под подобие кресла. "Ой"... только и вырвалось у нее, когда она опускала "крышку" на пол. Просто ей совсем не хотелось ничего ломать, но раз такое дело, то почему бы и не осмотреться? В тайнике она нашла несколько сумок, видно уже заранее сложенных для какого-то экстренного случая. Все три сумки полетели вниз. Разбирать что в них было или не было, удобнее было при освещении. Глухой звук разбитого стекла разнесся громом в абсолютно тихой комнате. Сначала даже казалось, что тишина тоже имела под собой магическое начало. Видимо не совсем тишина была запланирована... А может ей кажется. Ну да это не важно. Когда она наконец вернулась обратно к книге, начала ее изучать дальше... Вампирица умела быстро читать и вполне неплохо разбирала почерк писавшего, хотя он был и не из лучших, и вообще, казалось, что книгу по очереди заполняли как минимум семь разных чародеев. Вложив закладкой, где остановилась, перо, взятое из сумки, Милен перелистывала книгу не читая, пока не нашла изображение того самого шпиля, что сейчас освещал ей помещение. Может и другие тоже... Читать его описание, и краем сознания понимать, что такое заточение... Это было жестоко... Прочтя лишь одну страницу из трех выделенных ему листов, вампирица переложила перо на него, и продолжила просматривать остальное содержимое. Узнавать что-то про тех кого уже давно нет и вряд ли снова появятся это одно. Даже можно особо не запоминать. Ну были и были. А вот про того кто сейчас за ней наблюдает, совсем другое. Ей не хотелось оставаться с ним наедине, дальше в одиночестве читать про то что с ним не так, начинать ему сопереживать... - Мне жаль - Ведь тогда, она бы возможно поддалась бы эмоциям, и что-то да сделала... Но все то время, что она пыталась понять, что все таки забыл в этом всем вампир, она не хотела в это ввязываться. И сейчас, сидя на полу с раскрытой на ногах книгой, она смотрела будто сквозь нее и анализировала, погружалась все глубже в свои мысли. Да, ей любопытно... Но что конкретно? Милен-Кхир не хотела во все это лезть, не хотела никогда участвовать в магических ритуалах и каких-нибудь еще. Почему? Она знала, что это плохо. Им нельзя... Нельзя? Или не советуется?.. А почему я не хотела? Точнее чего? Я даже не задумывалась в сторону того что могла бы сделать что-то, к чему он так стремиться, отметая это сразу же, даже не давая шанса на переубеждения... Сейчас, в этом зале, у нее было достаточно времени увести мысли в эту тему, закопаться в них с головой, и раскопаться... И вот, еще до конца не осознала, но догадывается. Она боится вникать в эти вопросы. Боится, что ей понравится. Даже не так... Что начнет сочувствовать тому, вникать в то, что очень плохо обернется против нее. Боится последствий того, что будет, когда она захочет помочь этому. Но дело было не только в магии. Далеко не в ней. Магия, это лишь очередной текст на бумаги. Теория, которую она никогда не сможет воплотить в жизнь, за неимением к этому способностей. И это не обидно, ведь у нее есть свои преимущества, главное из которых бессмертие. И вот смотря на мерцание света на страницах, до нее пришли мысли, что иногда, это можно посчитать и проклятием. И все же те зеленые глаза, для которых она так тщательно подбирала и смешивала краски, чтобы портрет мог отразить их глубину в полной мере... Именно с них началось все то, из-за чего она сидит статуя перед раскрытой книгой и даже не видит, что в ней. Вот только теперь особой разницы не было с чего все началось. Ей уже было жалко демона, служившего батарейкой всего помещения. И уже было понятно самой себе, что ей страшно читать дальше, потому что тогда она возможно узнает как его освободить, но не сможет этого сделать... Самокопание - страшная вещь, особенно в голове женщины. Постепенно ее мысли все же перешли на белые пряди волос, обрамляющие бледное аккуратное лицо, с глазами, на фоне которых тонет все остальное. Возвращаясь в реальный мир, вампирица понимает, что уже несколько минут смотрит в проем, куда пропал, возможно возлюбленный, это тоже стоило потом обмозговать, и слушает... Но ни одного звука, который бы предупредил ее о его возвращении, не было. Вернув взгляд на книгу, вампирица, прочитала: "Стеклянный человек", эта надпись красовалась под изображение черепа, обтянутым кожей... Описание и предупреждения ее маленькую и расшатывающуюся сейчас психику мягко сказать продолжали пугать. Но больше всего ее насторожило то, что нигде не было упоминания о том, что он покинул эти земли, этот мир. В описании так же значилось и имя этого демона, которое было упомянуто совсем недавно. Размышлять еще и на тему, откуда же Белизар знал про него, вели в основе своей к догадке, о произошедшей встречи обоих... Но вот Войтек. Девушка пролистала книгу дважды и не нашла ничего, что могло бы быть похоже на него. Зато в книге было еще достаточно места для нескольких новых записей. И, пока было время, Линетта выискала в сумках чернильницу, та оказалась уже давно засохшей. А в качестве сосуда годилась как нельзя лучше. Вот тут и пригодились протухшие маринованные существа с полок второго этажа. Найдя среди них каракатицу, вампирица не без отвращения вытащила ее склизкий трупик на стол и разрезав ее своим когтем, с облегчением выдохнула, что это было не зря. Чернильный мешок был еще полон, и благодаря маринаду сохранился гораздо лучше самого тельца. Наполнив чернильницу, она брезгливо перенесла трупик к ранее обчищенному тайнику и закрыла там для дальнейшего разложения. Вампирица попробовала пером как они пишут на одном из ненужных листов на столе, и спустилась к книге. На пустом листе постепенно вырисовывался новый образ, такой, который предстал перед вампирами, пока изготавливал перчатку с когтями. Коричневые линии, будто роспись тушью... Возможно, увидь это сам демон, он потребовал бы черный цвет, но увы, какие первые попались...
  15. - М!? Резкий поворот назад. Там, где они только что шли по коридорам, где была ее нога пару шагов назад теперь красовалась стена. Еще одна ловушка. Они ее пропустили и даже не заметили, пока не оказались заперты. "Наверное ее как-то можно открыть..." Ей было неуютно идти по ним, а тут еще и заперли в странной комнате наполненной концентрацией того запаха, что усиливался в коридоре. "Ладно... потом." Девушка не без удивления наблюдала за мужчиной, пока медленно спускалась следом по лестнице. Факел она благополучно оставила при входе, чтобы потом не потерять то место где он был. - Он прекрасен... Сияние камня расходилось будто плавными импульсами замедленного действия. То затихало, то в несколько импульсов загоралось ярче прежнего. Оно будто говорило, или нет, хотело привлечь, наладить контакт. Почему-то ей показалось, что он более чем рад гостям. Оживился как-то... Девушка проводила взглядом убежавшего за огоньком вампира. Он ее не слышал. Это было более чем заметно. Мальчик добрался до своей игрушки. Стоило ли ей проследовать за ним и проследить, чтоб не обжегся, даже если придется отгрызть ту руку, что потянется к огню? Вряд ли ей за это скажут "спасибо". Пусть резвится. В конечном итоге она никак не сможет помешать ему в его дьявольской задумке. А даже если и сможет, то ему ничего не будет стоить проделать это позже... Так пусть играется. Лишь бы это не отразилось на остальных. Тем временем девушка почти подошла к шпилю. Еще шаг и остановилась. Она протянула к нему руку и смотрела как его мерцание освещает ее ладонь. - Ты прекрасен - повторила вампирица. В ответ мерцание из резкого стало плавным, и, будто сильнее стало освещать. Она огляделась вокруг услышав как вспыхивают руны вокруг и на втором этаже. Третий из кругов, что окружали шпиль горел неправильно, точнее он вообще не горел, его будто закоротило... Затем вернула взгляд на шар, всматривалась в него, насколько могла. Так прошло несколько долгих секунд, потом отошла. Так и не коснулась. Свет испускаемый камнем снова начал мигать как прежде, но уже не так ярко. "Может надо было погладить?" Милен решила осмотреться здесь и не ходить пока что за спутником. Осмотр помещения не занял много времени, и вскоре она решила внимательнее осмотреть те места, где ранее горели руны освещая помещение, а сейчас лишь тускло переливаясь. У одной был стол с разными травами и свитками рассыпающимися при движении. Их она решила не трогать, хватит и уничтоженного уголка. А вот вторая зажглась ярче когда девушка подошла к книжному шкафу неподалеку. Надписи были не на всех томах. Подняв руку к полке, чтобы взять одну из книг, руна возле шкафа начала становиться ярче. Гвинет замерла. У нее сложилось впечатление, что этот светящийся камень не просто реагирует на комплименты и что-то непонятное на первый взгляд почти сразу отведя Белизара куда ему было надо, но и следит сейчас за ней. Она медленно опустила руку на пару полок ниже, замечая как и яркость руны начинает таять на глазах. Начала поднимать выше - и руна начала загораться, но резко в двое потухла. - Что тут? Она стояла замерев не опуская руки, но и ответа не дождалась. Зато стоило ей опустить руку на уровень полки чуть ниже, руна снова загорелась как прежде. "Он что, хочет чтобы я взяла книгу именно с этой полки?" Взяв одну из старых книг, Милен с удивлением отметила, что сияние схлопнулось и стало едва заметным, Его хватало лишь чтобы она не споткнулась о вещи, когда-то давно упавшие на пол и так и оставшиеся валяться и прирастать к полу. "Ты мне еще будешь указывать какую именно!?" С одной стороны ей хотелось взять и пойти дальше осматриваться, но любопытство взяло вверх и она доставала книги с полки по одной. Стоит отметить, что весили они не мало, и их размер не способствовал их быстрому извлечению. Поэтому, чтобы облегчить себе процесс, вампирица, как по лестнице, поднялась по полкам и держась рукой за верхнюю, по одной выкидывала книги. Видимо стоило с самого начала начинать с другого конца, потому как добравшись до третьей с конца, свет руны вновь засиял как в первый раз. Держа заветные письмена, она аккуратно спрыгнула, дабы не подскользнуться на образовавшейся под шкафом куче из книг. Достаточного освещения на втором этаже для чтения она не находила, а подстраиваться под сияние рун не хотелось. Оно итак "попросило" ее, видимо почитать ему... На дальнейшей осмотре, больше требований не выдвигалось. Обойдя весь этаж, вампирица вновь спустилась к шпилю, вот только уже не только с книгой. Через ее плечо были перекинуты две сумки, в которых находились пара дневников, баночки с порошками, редкой пылью и другими важными и, можно сказать вымершими, ингредиентами. Некоторые из них она могла прочесть в материнской книге, но не видела в живую. Теперь ей представился такой шанс. Положив обе сумки аккуратно на середину пути от лестницы до шпиля, она подошла снова на максимально допустимое расстояние, дабы не касаться рун. - Ты мне хоть посветишь? После, она села на пол, в позу бабочки, расположив книгу на ногах и раскрыла ее. За изучением страниц этой книги она и не заметила как второй этаж "затух". Полностью, кроме факела, но он был не важен.