Вся активность

Эта лента обновляется автоматически   

  1. Earlier
  2. <<< Окрестности Насыщенное хаосом и влагой облако медленно перетекало в сторону Новиграда, ветер в верхних слоях оказался попутным. Вампир напряженно размышлял над тем, что предстоит сделать, одновременно удерживая в своих лапах другого волшебника. Шут кожей ощущал сладкий трепет любимой русалки, раскинувшей в стороны руки. Рыжий шелест пламени быстро возвращал в реальность... - Почти на месте. Спускаемся на соседнюю от цели крышу. Сплетем заклинание, и подстрахуешь в случае прихода инквизиции, затем - уходим. На южной окраине будет дожидаться один из моих младших. Если попрошу - стражу на воротах отвлекут. Могучие конечности направили магический транспорт чуть ниже. Как и было оговорено раннее, седовласый скомандовал превращение, прежде чем обернуться извечной зеленой дымкой. Маги незаметно и без происшествий оказались на твердой поверхности, внимательно изучая посольство. Магический фон города ночью был просто ужасен - сам воздух наполнен чуждым холодом и охотой. Шло это чудо из заселенных нечистью катакомб, затмевая даже нашпигованный амулетами, оберегами и заговорами фундамент строений. Вампир укрылся за широкими крыльями декоративной гаргульи. Ночной воздух и лунный свет будили давно забытые нужды, струящаяся речным потоком магия делу не помогала. Оставалось лишь понадеяться на вечные меры предосторожности и чужие промахи. Люди редко готовы ко встрече с высшим вампиром,и никогда - с высшим, умело избегающим ненужных убийств. Тайна ночи была прекраснее и ценнее многих жертв и кровопролитий, это Белизар прочувствовал на собственной шкуре, будучи вором в чужих замках не более семидесяти лет назад. Картины и книги, реликвии и крупицы древних знаний. Ностальгия. Прочный коготь аккуратно притронулся к каменной поверхности. Мелкие руны уже стремительным строем разворачивались на плече подвернувшегося произведения искусства, пока чудовище решал, чем же именно стоило накрыть посольство. Двемерит в паре оконных решеток не навевал особого оптимизма, но попытаться необходимо - любая, даже самая неожиданная мелочь могла бы отвести глаза ищейкам государств. - Я проникну через окно в своей комнате. Оттуда отыщу пташку, но прежде - отрежем квартал туманом и тишиной. Не дом, а квартал, с небольшой задержкой, иначе гвардейцы забьют тревогу. Голем прослужит тебе пол часа, если понадобится грубая сила. Без ядра из обсидиана и рун, больше дыхания просто не влить. Кроткая молния скрылась за дымкой седовласого, после чего мягко засияла магическая фигура. Подобный конструкт способен лишь выполнять простые и прямые приказы, не восстанавливается и не различает друзей от врагов, однако иного выбора не нашлось. Шут тут же почувствовал, как воздух немного разрядился - львиная доля магии пришла от сферы хаоса, но этого оказалось недостаточно. Что же, со временем он обязательно научится точно отмерять эту страшную долю. Глубокий вздох и подготовка нового заклинания. Серый туман насыщался ночным безумием, жадно слизывал влагу с мощеных улиц и зданий. С жесткого неба набравшее силу облако - карета обрушило первые косые длинные капли. Их маленькое представление только - только начинается. - Если почуешь беду, ведьм, уходи. Кавалькада Гона была на севере от города, но им ничто не помешает нагрянуть вновь. Мне пора. Дымка шута влилась в небольшой покров тягостной пелены, и уже через несколько минут мужчина отряхивал плащ от накопившейся воды, заодно прислушиваясь к тяжелой поступи стражи. Иллюзия вокруг чародея - вампира вернула ему привычный облик путешественника с дороги, из под кровати появилась закупоренная бутылка вина, припрятанная на черный день. Оконная рама надежно закрылась, скрыв все следы. На принцессу чудище вышел играючи - скрывшись в многочисленных переходах посольства дежурили гусары. Они прекрасно знали, где находится девушка и держались неподалеку. Вот только попасть незамеченным в каминный зал оказалось затруднительно. Оба входа были под пристальным взором, окна ведущие наружу - с четким оттенком двемерита снаружи. Оставалось лишь импровизировать. Мужчина абсолютно бесстыжей моросью спрятался под подолом платья служанки, промчавшейся мимо его маленького укрытия. Девушка спешила и ничего не заметила. Вампир планировал отделиться у самой двери в общий зал, однако... Каков поворот. Они бросили на твою защиту сотню всадников, тем самым нарисовав над посольством жирную и красную мишень. Бандиты, черные, мстительные благородные, кто еще замахнется сжатой дланью над моей пташкой? - Полагаю, я не слишком вовремя. Шут появился буквально из воздуха, прислонившись к стене у камина. Бесстрастное лицо не выражало ничего, а голос, как будто, и не звучал вовсе. Тень из теней безучастно рассматривал закупоренную бутыль с алкоголем и дожидался ответа.
  3. Сумерки опускались на Новиград медленно и крайне неохотно: из дверей и окон домов все еще лился свет, на центральных улицах не прекращалось движение, а священное пламя в часовнях разгоралось еще ярче. Но все-таки темнота и подступающий холод, словно бы сочились изо всех щелей, постепенно заполняя стены посольства. Адде пришлось приложить немало усилий, чтобы убедить Милоша в том, что его смена длится уже несколько суток и дальнейшее пренебрежение отдыхом может привести к неприятным последствиям. Как ни странно, но он с ней согласился. Хоть и не сразу. Хоть и с великой неохотой. Реданские солдаты при ближайшем знакомстве оказались ничуть не лучше их командира: до того скучные и неразговорчивые, что Адда даже затосковала по Тормуду. Тот хоть был грубым, неотесанным и редко трезвым, но зато куда более интересным собеседником, чем все эти гусары вместе взятые. Ближе к ночи холод в помещениях посольства сделался настолько ощутимым, что Адда больше не могла оставаться в своих покоях и спустилась в пустующий каминный зал. В этот час посетителей уже давно не было, только прислуга кое-где сновала по первому этажу и стража время от времени обходила коридоры,зевая и бряцая доспехами. Но вскоре и их шаги утихли. Возле камина стояла пара мягких кресел, а между ними шахматная доска с неоконченной партией. Адда забралась в одно из кресел с ногами и внимательно рассмотрела фигуры. Черный король, уже лишившийся и своей королевы, и большей части войска, вот-вот будет загнан к краю доски. Фигуры замерли в мягком лунном свете, а тени от живого пламени плясали по клеткам словно бешенные. Ночь будет лунной и очень долгой, а значит, терять сознание было нельзя. Адда как раз собиралась подняться, как открылась дверь и в узкой полоске света появилась служанка. - Что-то случилось? - Нет, миледи. Для вас послание, - девушка протянула принцессе небольшой конверт. - От кого? - От Ла-Валеттов, миледи. Адда нахмурилась. Она и сама планировала нанести визит несостоявшейся мачехе, но баронесса, похоже, прознала об этом быстрее и решила действовать первой. - Читать умеешь? - принцесса воззрилась на девушку, но та в ответ лишь растерянно покачала головой. - Тогда давай сюда. Адда вскрыла конверт с печатью Ла-Валетов и извлекла на свет плоскую коричневую коробочку, лишенную каких-либо символов и надписей. Внутри оказался небольшой золотой медальон на цепочке и сложенное в несколько раз письмо, источавшее тонкий запах то ли плохих духов, то ли хорошего вина. - И с чего бы баронессе делать мне подарки? - пробормотала Адда. - Что? - подала голос служанка. - Ничего. Принеси свечи и чем писать. Девушка послушно засуетилась, а Адда переключила внимание с медальона и развернула письмо. Оказалось, писала ей вовсе не мачеха, а юный Ариан. Это было несколько неожиданно. Если с баронессой у них были причины друг друга недолюбливать, но с молодым бароном у нее сложились отношения прохладно формальные. Интересно, что ему нужно? Адда пробежала глазами ровные строчки. "Адда, я знаю, что ты никогда не сможешь простить вероломство и злодеяния моей матери, равно как и тот ужас, к которому они привели, и пойму если это так. Но ради будущего Темерии и ради нашей сестры прошу тебя оставить прошлое в прошлом и забыть о вражде. Особенно теперь, когда наши дома ослаблены, не объединившись мы не сможем противостоять общему врагу. Прошу, прими мой дар в знак примирения и приди завтра в Застенье. Я буду ждать на закате на развалинах старой мельницы. Ариан." Адда перечитала короткое письмо дважды, настолько неожиданным оказалось его содержание. На что он намекал в письме и что собирался сказать в Застенье? Одни вопросы. Адда слишком мало знала барона, чтобы понимать, что можно от него ожидать, а чего нельзя. -Миледи, я могу идти? - подала голос служанка. - Постой, - Адда неожиданно остановила ее, поймав за запястье. - Подожди, сперва задвинь все шторы поплотнее. Эта луна мне мешает. Служанка, кивнув, отправилась исполнять поручение, и Адда вновь вчиталась в письмо, словно рассчитывала разглядеть в нем недостающие строчки. - Кстати, а кто тебе его передал? Ты его знаешь? - спросила принцесса, не поднимая глаз. Ответа не последовало. Только глухой звук, словно что-то тяжелое осело на пол. Адда тут же встала из-за стола и увидела, что служанка лежит у окна, запутавшись в тяжелой портьере и судорожно чешет руки и шею. Ее глаза расширились от ужаса, а губы что-то беззвучно шептали. Возможно, то были мольбы о помощи, но она не могла извлечь ни звука - лицо и шея покрылись безобразными пятнами и так распухли, словно угодили в рой рассерженных пчел. Адда в ужасе застыла, не зная, что ей предпринять. Попытаться помочь? Но чем тут поможешь? Звать на помощь? Кого, реданцев? Вскоре несчастная прекратила дергаться, разрывая собственное тело, взгляд широко раскрытых глаз остекленел, из-под ногтей сочилась кровь, а кожа с запястьев повисла лоскутами. Осознание протзошедшего пришло Адде в тот же миг. Эта дрянь, чем бы она ни была, пропиталась через кожу. Пропиталась через кожу и убила девчонку в считанные секунды. Но ведь этот подарок с "сюрпризом" предназначался вовсе не ей. Яд? Наверно, он. А что же еще? Резким движением Адда сорвала перчатку и швырнула ее в камин. С негромким хлопком пламя ярко вспыхнуло, а кожа зашипела и запузырилась, источая неприятный запах паленого. Избавиться от второй перчатки оказалось несколько сложнее: пришлось обмотать руку скатертью, которая отправилась в огонь следом. В помещении постепенно становилось жарче. Немного придя в себя, Адда украдкой поглядела на обезображенный труп девушки у окна. Тело тоже следовало бы сжечь.
  4. Мрак и тени, окружавшие Белизара напитывались окружающей влагой, жадно лакая кровь, остатки тумана и то, что спрятано от глаз в воздухе. Вампир терпеливо и расчетливо готовил свой следующий шаг. Сил на задуманное требуется немного, но терять концентрацию нельзя. - Если твои оковы остались целы, я бы хотел взглянуть. Завтра или, когда тебе будет угодно. Есть кое – что, что меня интересует в этом металле. Фигура в плаще продолжала медленно раздуваться, увеличиваясь в размерах. Одежда беззвучно улеглась в котомку у ног. Седовласый чувствовал, как наливаются силой бугры мышц и плоти. За иллюзией одеяния он скрыл метаморфозу, не желая делиться своей внешностью с магом. Даже по меркам его рода, белоснежная шкура среди вурдалаков – редкость. Отец вампира и Белизар – странное исключение из правил. Широкие, прочные крылья – отростки с величайшей охотой растянулись в стороны. Когтистые лапы потянулись, тело вспоминало забытую суть. Давненько он не перекидывался… - Сколько же ты, ведьм, был в заточении? Нет больше тех, кто ищет истоков в Редании, кроме инквизиции и костров. Маги бежали без оглядки, единицы оставшихся – скрываются. Впрочем, ты все увидишь сам, со временем. А что до девочки… Учить ее будем. Я – тому что знаю, ты – тому что можешь. Тени потянулись навстречу человеку, как только тот закончил с приготовлениями. Недавний плащ, туман, окружающий лес – все заволокло грозовым облаком, нарождающимся с неумолимым упорством. А в голове чародея разливался голос вампира: - Для начала выслушаем мои милую пташку. Захочет – сделаем все, чтобы возродить ее родной дом. Не захочет – найдем себе другую цель. Я лишь ищу союзников и жду, когда мои силы придут к равновесию. Обилие чуждого хаоса – непривычная и тяжелая ноша. Впрочем, остаться со мной или идти своим путем – решать вам. Сумка вместила в себя одежду и, вместе с перевязью оружия, зависла на плече монстра. Как только вампир убедился, что ориентируется в пространстве правильно и без огреха рассчитывает свои силы, его руки потянулись навстречу собеседнику. - Летим. Скажу обернуться – превратишься. Так будет легче ориентироваться. Крылья ударили по воздуху, отрывая парочку от земли. Вампиру не было нужды видеть через собственное заклинание, жидкость облака была наполнена его магией. В конце концов, иллюзия имеющая в себе достаточное количество реальности – уже и не иллюзия вовсе. - Красивая. И запах у нее родной. Гхм. >>> Новиград - Реданское посольство.
  5. Зигор из Третогора - Пытались сломать, - волшебник подтвердил догадку вампира. - Ведьма держала меня в двимерите - ни сбежать, ни обернуться человеком. Так долго, что я сбился со счету. Наверняка, я был ей нужен и даже догадываюсь, для чего: она практиковала магию крови. В основном, для своих видений. По крайней мере, так было раньше. - Но, на мою удачу, в ту же ночь, когда ты нанес ей визит, мне удалось вырваться, а ей в свою очередь не удалось исцелить свое увечье. А, что было дальше, ты уже знаешь, - волшебник нахмурился, но в голосе его слышалось ликование. - Я вернулся и уничтожил ее. Конечно, о том, что столь сильное колдовство после столь долгого заточения едва не убило его самого, Зигор умолчал. Но на что только не пойдешь ради отмщения? И это того стоило. Слушая вампира, Зигор даже не пытался скрыть удивление. - Исток? На что она тебе? Ты все равно не сможешь спрятать ее от Капитула. Когда придет время, они найдут ее, где бы она ни находилась. За мной пришли в тот же день, как способности проявились. Думаю, уж "барышни из Аретузы" точно не упустят возможность завлечь ее к себе. Вампир вновь заговорил, на этот раз не скупясь на зрелищность, и предложение его было очень заманчивым. Что само по себе настораживало. Откровенно говоря, Зигору хватило бы и двух первых пунктов, чтобы тут же согласиться, но, все же опыт подсказывал, что лучше сразу узнать все тонкости условий договора. Чтобы не возникло потом неприятных сюрпризов. Конечно, как и у многих других магов, лаборатория у него была и своя, пусть и не самая большая, а лишь часть мастерской его прежнего учителя, но все же, кое-что было. Трудность заключалась лишь в том, что до нее еще предстояло добраться, да и учитель вполне мог счесть Зигора погибшим и передать мастерскую кому-то другому. - Взаимное сотрудничество, как я понимаю, предполагает общие цели, - рассуждал маг, вытирая кровь с рук. - До вчерашнего дня я желал только свободы. Теперь - только мести. Но ты так и не сказал мне, к чему стремишься. Зигор выбросил окровавленный платок в огонь и тот мгновенно исчез, поглощенный пламенем. Скоро костер прогорит, а на его месте взрастет молодая трава. И никто больше не узнает о событиях этой ночи. - А с Новиградом я тебе помогу - негоже птичке пропадать в неволе. Тогда лучше поторопиться, - маг бросил взгляд на лунный диск. - Сейчас ночи короткие, а нам еще лететь до города. - Пташка-то хоть красивая?
  6. Тихий смех залил воздух. - К сожалению, приглашать тебя к трапезе уже поздно. Да и малышня делиться не захочет – пришлось бы приструнить поводок. Вампир размышлял. Волшебник серьезно изменился за время их расставания – зачарованный и отстраненный от происходящего человек собрался и относительно нормально реагировал на происходящее. Похоже, у ведьмы он был под каким – то колпаком из чар или даже проклятий, другого объяснения шут не видел. Латная перчатка легонька прошлась по часто вздымающимся бокам зверя. Никаких ран, способных угрожать жизни не оказалось. Все остальное бестия возьмет природой – останутся шрамы. - Я боялся, что тебя повредили. Исковеркали или сломали. Прокляли, в конце концов. - Но это не так. Мне столько всего нужно тебе поведать, чародей. – мысли вампира коснулись чужого разума, полные трепета и скрытой радости. Белизар прекрасно сознавал, что задуманное в одиночку не исполнить. - В моем «логове» недавно появилась маленькая человеческая девочка. Не инициированный исток с предрасположенностью к стихии воздуха. Я хочу, чтобы ты взглянул на нее ведьм, но это подождет до утра. Мужчина указал раскрытой ладонью на уходящую луну. - Время на исходе. Сейчас мне понадобится немного помощи – в Новиграде оказалась запертой в золотую клетку птица. Ее свобода куда важнее моих изысканий, а к следующей луне встречи уже не будет. Шут почувствовал легкий укол совести, зазывая малознакомого человека в подобную авантюру. Как и сказал ведьм, на помощь он не звал, значит и долга не было. Зато можно попробовать изучить собеседника получше. - У меня есть три возможности, которыми ты мог бы воспользоваться взамен на продолжительное взаимное сотрудничество. Магические фолианты и гриммуары забили битком книжные полки в убежище. Позволить их вынести я не могу, но и оставить книги пылиться - тоже. – седовласый загнул палец на левой перчатке, продолжив: - Сокровища, ингредиенты и лаборатории, алхимические и магические. Туда же можно отнести подчинение демона, но не знаю, как ты к этому отнесешься. - Наконец, почти вечная жизнь и охота, подобные моей. Но, как и во втором варианте – есть риски. Речь идет вовсе не о ваших зельях омоложения. А прежде, чем я смогу это реализовать, понадобятся тесты. Превращать тебя в подопытную свинку – верх неблагодарности. Мужчина свел три оттопыренных пальца в кулак, произнеся негромко заклинание. Саван из кожи мертвецов изменился и перестроился, окутав силуэт вампира. Маска – череп исчезла за темнотой, обернувшейся настоящим матовым плащом. Капюшон теперь скрывал лицо говорившего полностью. Полы плаща исходили темным туманом, вбирая в себя окружающие тени. - Ваша братия не любит подобных мне. Не хочу даже представлять, что будет, когда они узнают о существовании вампира – чародея. Судьба же свела нас, не смотря на различия – в иной ситуации это вызвало бы лишь улыбку. Белизар не стал объяснять, что ведьм интересовал щута ничуть не меньше, той же самой принцессы. Настоящих учеников, перед которыми у седовласого не было секретов – не много и все они давно сгинули в земле. Тех, кого он учил мечу и уму разуму, тоже не было – человеческая жизнь мимолетна. Оставалось лишь начинать все сначала, надеясь на многочисленных союзников, которых вампир собирался призвать на свою сторону. Ведь даже от реданцев есть возможность отмахнуться королевской печатью – Радовид примет его действия, как следствие обещания. Взамен же, монстры не станут преграждать путь войскам, если до этого дойдет.
  7. Зигор из Третогора Тел было много. Целых же из них - ни одного. Сколько их здесь было? Зигор не взялся бы даже назвать точное число: десяток ли, больше? Да разве тут сосчитаешь? Радовало только одно: разорванные на части трупы было легче таскать, а значит, можно управиться быстро и совсем без магии. В целом Зигор был даже доволен: кристалл для мегаскопа ему удалось добыть практически без усилий. Даже не пртбегая к столь некрасивому способу, как воровство. Зигор скривился, представив себя в роли взломщика или, того хуже, грабителя - смех да и только. Он осторожно коснулся трости, та все еще испускала слабые магические импульсы. Значит, неплохо зачарована. Что ж, тем лучше. Жаль было только мальчишку волшебника, чьи останки Зигор так и не смог узнать. Досадно. Можно было бы о многом его распросить. Нет, не "какой сейчас год", конечно. Начинать с таких вопросов означало бы - выдать себя за сумасшедшего, а вот разузнать о последних новостях цеха стоило бы. Но скоро все и так станет ясно. Так рассуждал Зигор, пока внезапно раздавшийся рев и треск ломаемых веток не оборвал его размышления. Из-за кромки леса вырвалось чудовище, Зигор успел взмахнуть рукой, прежде, чем оно кинется на него. Правда, сильнее, чем следовало: волна малинового пламени хлестула чудище по морде, загородив волшебника чем-то вроде импровизированного щита. К дьяволу оружие, к дьяволу щит, настоящий он успеет наколдовать позже - сейчас важны секунды. Зигору хватило пары мгновений замешательства, чтобы прошептать заклинание. Чудовище взвыло от боли и задтожало, через плотную кожу быстро проступили вены, неестественно вздулись и покраснели, причиняя ему все большие страдания. Однако, добить монстра Зигор не успел - от крон деревьев отделилась неясная дымка и в считанные мгновения оказалась рядом, постепенно обретая плотный силуэт. Прежде он уже видел подобное и точно знал: этот соперник куда опаснее. Собрав силы, он уже приготовился со всей одури шарахнуть по силуэту, как тот вдруг обрел форму и заговорил с ним. - Так это ты? Снова ты? - не поверил Зигор. - И снова приходишь мне на выручку. Я благодарен тебе. Хоть и не звал на помощь. Зигор опустил руки в знак того, что не намеревается нападать, и оглядел бесчувственную бестию - вид у той был крайне потрепанный. - Признаться, и я представлял себе нашу встречу в несколько ином антураже, - проговорил он, обойдя тушу, и, как ни в чем не бывало, поволок последнее тело к костру. Не то, чтобы ему нравилось это занятие, просто гнилостный запах его раздражал. А голоса неупокоенных душ нервировали еще сильнее. - Думал, ты заглянешь как нибудь на обед, или что-то вроде, - произнес волшебник и хотел убрать налипшие волосы со лба, но, увидев, что руки перепачканы кровью, решил оставить все как есть. - Но получилось как раз наоборот: ты с друзьями решил отужинать, а я оказался незванным гостем.
  8. Застывший между древесной кроны вампир с любопытством наблюдал за вышедшей фигурой мага. В том, что мужчина - маг, сомнений не было никаких. Шут уловил в нем странные, знакомые нотки, распознал со временем и слегка нечеловеческие движения, оставшиеся ненадолго, после трансформы. Не знай Белизар о многочисленных и часто, уникальных талантах, дарованных хаосом магам, списал бы на их причуды. К слову, Альзур довольно подробно описывал одного из своих старших учеников, способного обернуться крошеным светляком, приправив все невероятными параноидальными нотками. Вглядываясь в силуэт волшебника, Белизар простодушно проворонил бросок одного из низших. Лишь когда момент узнавания прокрался в яркие зеленые глаза, по ночному простору разнесся жуткий и разъяренный вопль. Учуявший свободу зверь не слышал команды, бестрепетно перенес сильный удар молнии, хлестанувшей в лицо из под собственных ног. Зеленая дымка шута метнулась вперед, насыщенная вступившим в силу наговором. Не будь в небе полной луны, чудовище, возможно, осталось бы под контролем высшего. Туман, сопровождавшийся сухими разрядами, настиг свою цель лишь за несколько метров до прыжка. Вампир не разменивался на мелочи или сказочные выходы, не было времени и даже на привычное и горячо любимое им представление. Приземление на макушку вышедшей из под контроля бестии, практически впечатало жуткую морду в землю. Наговор, которым шут ограничил своих союзников изначально, бил животное без пощады, но и не на насмерть - паралич сковал низшего болью и потерей сознания. Мужчина, полностью воплотившись в своем монструозном облачении, спустился с ослабевшей туши на землю, лицом к магу. Из под маски - черепа сияли зеленые, наполненные силой и хаосом глаза. - Боюсь, не такой я представлял нашу вторую встречу, ведьм. Не такую. - сухой и переливающийся пережитым гневом голос разлился по воздуху, чем - то напоминая недавнюю густую дымку. Веди их домой. Или продолжайте охоту, но не на север - там несомненно побывал Гон. Эту особь я заберу сам. - вновь раздалось в голове вампирши. Мысли шута отдавали легкой обидой на себя самого.
  9. "Он их убил... Я их ловила живыми, чтобы он их убил..." девушка закрыла ладонью глаза, после чего провела этой рукой по волосам, пальцами зачесывая их назад. "И что мужчины находят в этом забавного? Только вляпался по уши в человеческую грязь..." и все же, глубоко выдохнув, Линета Лаэтес Деллфрей последовала предложению старшего и скрылась неподалеку. А картинка разворачивалась не совсем стандартная, хотя кто знает эти места, может тут традиция такая. Неизвестно откуда взявшийся мужчина... Хотя, может она в момент его появления как раз вытирала платьем пятно крови со своей руки. Так вот. Он перетягивал трупы и намеревался их сжечь, будто он виноват во всем происходящем и сейчас заметает следы преступления. Она не стеснялась выглядывать из-за дерева, ведь невидимость - самое любимое ее состояние бытия вне поместья, а одежды итак не видно за стволом и кустами в темноте. Кое какие мысли на тему - "Белизар и его убьет, не начнется рассвет", в ее голове преобладали над "чем запить эту историю: найти рыцаря, героя, или и разбойник с чернью сойдут?", которые она все пыталась прогнать. - Человек жарит мясо... Мог бы снять с них одежду. От нее же запах не такой сносный как от простых тел... - тихо, едва не шепотом высказалась вампирица. И видимо ее настрой переняла одна из бестий. По виду самая жадная и непослушная... Она выпрыгнула между магом и последним трупом. Яростно заверещав, низший вампир бросился на незнакомца.
  10. Зигор из Третогора Над местом схватки царила тишина. Тяжелая, гнетущая. Было поздно. Зигор понял это, когда только подлетал. Бестии ушли, как он и рассчитывал, но и среди людей не осталось живых. Это немного огорчало - все же, люди, как-никак. Зигор "нырул" в плотную дымку тумана в попытке отыскать следы того мальчиши мага. Или хотя бы тело. Кровь. Кровь. Кругом она... Кругом в примятой, залитой алым, траве разбросано оружие и обглоданные останки. Отличить тела бандитов от наемников можно было разве что по снаряжению, а о том, чтобы узнать кого-то, не могло бы быть и речи. Но, облетев поле жуткой трапезы, отыскать плащ волшебника Зигор так и не сумел. Плавно спустившись на землю, он вновь принял истинный облик и осторожно приблизился к экипажу. Ему тоже досталось: стены пробиты, колеса выломаны, тут же рядом, растерзанные буквально на куски, лошади. Но, все же, это место буквально дышало остаточной магией. Она ощущалась даже сильнее, чем смрад, оставшийся после схватки. Магия всегда оставляет следы и, если мальчишка успел открыть портал и сбежать, то можно попытаться отследить, куда именно. Зигор поймал себя на мысли, что и сам так бы поступил, окажись он в безвыходной ситуации. Так он и думал, но ровно до той поры, пока не отыскал внутри скромный то ли посох, то ли жезл. Значит, убит. Жаль... Заткнув посох за пояс, Зигор вышел к свету. Туман постеменно таял, а стена пламени, еще полыхавшая на кромке, медленно смыкалась кольцом. Волшебник засучил рукава льняной рубашки, чтобы не перепачкаться в крови, и принялся перетаскивать тела убитых в экипаж, намереваясь сжечь их всех вместе, пока те не начали гнить.
  11. Все закончилось так же стремительно, как и началось. Остатки людей орошили багряным землю, пленные остались в сторонке, экипаж ни чем не смог заинтересовать шута. Пара запечатанных писем и небольшой кошель с золотыми монетами. Вампир пожал плечами и сгреб все в сумку, направляясь к захваченным людям. Если верить записям Альзура, полнолуние - единственная ночь для задуманного. Бестии были довольны и сыты. Ненадолго их голод отступил, но седовласый чувствовал, что охотничий азарт все же не исчез. Зеленая дымка обернулась жуткой фигурой чудовища, ловкие пальцы уже тянули из сумы умело исполненную маску из золота. Поверхность металла облупилась, покрылась трещинами, но вскоре все изменится. Мужчина привел в сознание захваченных, добившись от них пусть ни удовлетворительной речи, но уже осмысленных и испуганных взглядов. Вампир силком надел на разбойника инструмент старого мага, туго затянув кожаные ремни. Лучи отраженного полной луной света с радостью устремились к маске. На помутневшем от времени золоте застыли отражения шута и мелькавших позади низших. Не произнеся ни слова, Белизар приблизил лицо охранника экипажа к металлу, вскрывая ему горло одним движением. Запрокинутая голова человека вздрогнула, зашлась хрипом и захлебывающимся кашлем, кровь охотно хлынула наружу. Этого мало. Шут поморщился, наблюдая за тем, как багрянец исчезает на золотом. Несколько трещин затянулось, но обычные люди мало интересовали предмет. В ход пошла бутылка с кровью Войтека. Силой удерживая голову разбойника, вампир следил, чтобы на землю не упало ни капли. Обескровленное тело охранника уже лежало в сторонке. Позади, где осталось поле боя, ярко полыхнуло. Языки чужого пламени столкнулись с зеленой дымкой, быстро закрывая происходящее плотным слоем пара. Вскоре поверхность маски вернулась к своему изначальному виду - жизненная сила демона была куда ценнее даже магических тварей, на которых охотятся ведьмаки. Редкое, изысканное лакомство. Туша разбойника безвольно осела, цвет кожи изменился на серый. Как и ожидал шут, носитель для маски нужен был особый. Мужик умер, глаза впали, тело сильно исхудало, появились следы стремительного старения. Золотая полоска металла вернулась в сумку, показав чародею интересную картину. Теперь в отражении была и русалка - размытый силуэт с хвостом нежно обнимал седовласого за шею. - Отходим к лесу. Выждем и посмотрим, кто зажег пламя. - Обратился он к Милен.
  12. "Двое так двое." Мысленно пожав плечами, пришлось спрыгнуть с удобной ветки и направиться на поиски нужных представителей человеческого рода в туман. Не пройдет и пяти минут как в сторону леса вылетит тело и ударится спиной о ствол дерева. По внешнему виду и оснащению сразу приходит понимание, что подле дуба лежит разбойник. Без сознания. Возможно кратковременно. Когда вампирица уцепила вторую цель, кровожадный монстр поменьше резко передумал словить его в прыжке и переключился на другого человека. Охранник, хоть и был напуган, все еще не хотел быть растерзанным и сопротивлялся как мог, насколько позволял трясущийся в обеих руках полуторник. Стоит запомнить его глаза, когда рубящий удар проходит сквозь врага, как через туман. Не долго думая, желтоглазая собралась воплоти в непосредственной близости к этому человеку показавшись перед ним во всей своей чудовищной красе, положив когтистые руки на плечи и оголив клыки перед его глазами, в "попытке" откусить тому половину лица. Сначала упал меч, а после обмякло и тело. Трудов оттащить охранника к разбойнику тоже не составило, а вот найти веревку, чтобы их связать - да. Первая жертва уже начала подавать признаки прихода в сознание. И, пока не пришло понимание, что надо бежать, а не рассиживаться, Милен "уронила" охранника на разбойника и не торопясь вытянула у одного из них ремень, посадила их спиной к спине и затянула ремень через обе шеи, но так, чтобы люди все же могли дышать. После чего нашла чем можно было связать им руки. Облокотив их о ствол дуба сама стала неподалеку наблюдая за развитием дел в самой гуще событий. Запах крови и мяса возымели искушающий эффект, однако, девушка, уже вполне человеческого вида, решила воздержаться и не поддаваться на совсем необязательные хотелки организма. На крайний случай всегда можно найти и почище и послаще в каком-нибудь городе или деревне.
  13. Зигор из Третогора Уже на втором круге взгляд Зигора выхватих из сумерек череду слабых вспышек, но явно магических. Неужели собрат по цеху? Вот так сюрприз... Все-таки, длительный срок, проведенный им в одиночестве, не прошел бесследно: любопытство быстро взяло верх над осторожностью и, сложив крылья, Зигор спикировал вниз. Он хотел лишь приблизиться. Рассмотреть происходящее повнимательнее и не более того. Но та картина, что ему открылась, его только разочаровала. Он даже подумал о том, чтобы вытащить горе-мага из драки и даже дать ему пару важных советов. Например, прекратить позорить чародеев в целом и себя в частности и взяться, наконец, за мозги. Нападавших было не более десятка - ерунда, казалось бы, но тот юнец, похоже, не мог с ними разделаться, либо же по каким-то причинам не хотел этого делать. Оказавшись всего в нескольких метрах от сражающихся, Зигор выровнял полет и попытался зайти на новый круг, как воздух вокруг вдруг сделался неприятным и влажным. Туман, в считанные секунды расползшийся по земле зеленой пеленой, казался липким и осязаемым. Расплывчатые силуэты людей все еще угадывались в пространстве, но разглядеть что-либо четко более не представлялось возможным. Кроме того силуэтов стало больше. - Вот ведь дрянь! Только монстров еще не хватало, - выругался Зигор, и слова его невнятным птичьим криком отозвались в ночном воздухе. Все же прочие внешние звуки словно отрезало зеленой дымкой. Оставаться в эпицентре чудовищной трапезы было бы глупо и Зигор направился в сторону леса. За спиной раздался истошный вопль и тут же утих - кого-то разорвали на части. Снова подниматься в небо тоже без толку - все равно с высоты едва ли что разглядишь кроме облака тумана. Очутившись в стороне от схватки, Зигор плавно спустился на землю, покрытую листвой и мелкими веточками, и ненадолго принял человеческий облик. Нужно было решить, как быть - от стаи бестий одними фокусами вряд ли отобьешься, а сильное заклинание пока готовишь, самого сожрут и костей не оставят. Чародей оглядел свой скудный арсенал и, пожалев, что не успел смастерить бомбы, откупорил небольшой пузырек с прозрачной розовой жидкостью. Разбрызгав содержимое по земле ровной дугой он опустился на корточки, чтобы поджечь, и в тот же момент раздался щелчок тетивы. Стрела, прошелестев оперением над самой макушкой Зигора, вонзилась в землю. Маг резко выпрямился, сомкнув пальцы на рукояти топора, и метнул его в нападавшего. Им оказался лучник, каким-то чудом сумевший улизнуть от бестий, пока те убивали его товарищей. Он уже поднимал лук во второй раз, чтобы вновь выстрелить в незнакомца и на этот раз непромазать. Но не успел - топор вонзился ему в плечо, стрелок вскрикнул и рухнул на колени, выронив оружие. Зигор не обратил на то внимания. Из под земли у его ног, словно молодая трава, поднимались язычки малинового пламени. Послушно повинуясь движениям пальцев, они выстроились в ровную стену огня и пульсирующими волнами поплыли в сторону дороги, где люди еще пытались противостоять бестиям. Наконец, закончив с заклинанием, Зигор удостоил лучника вниманием. Тот уже не кричал от боли, а лишь слабо стонал, завалившись на бок. Медленно подойдя, Зигор перевернул раненого на спину и принялся бесцеремонно обшаривать его карманы, впрочем, ничего ценнгого, кроме горсти медных монет у него не оказалось - добыча, мягко говоря, скромная. Не найдя ничего больше, Зигор наступил на грудь умирающему и вытащил топор, заставив того застонать еще громче. Вязкая теплая кровь медленно расползалась по земле, маг исчез, а вместо него на груди разбойника сидел черный грач и выклевывал ему глаза. Тот уже слабел и едва ли мог кричать и сопротивляться. Неожиданно ночное небо озарила вспышка сильного заклинания. "Ну вот. Может же, когда захочет", - подумал Зигор и поднялся в воздух рассмотреть, как обстоят дела у собрата по магии.
  14. Седовласый вновь погрузился в океаны Хаоса. Всецветие магии, что покоилось на поясе, соприкасалось с внешним миром, стягивало на себя каналы сил, одержимое лишь собственной безграничной пустотой. Вампир не имел ни малейшей догадки о том, где чародей прошлого смог раздобыть подобный предмет, но что - то подсказывало Белизару - небольшая сфера являлась последней надеждой мага на продление собственной жизни. Тяжело быть стервятником на чужих трудах, выуживать крупицы информации лишь по результатам и зачарованному дневнику - слишком многое остается непонятным. Вампир потянул на себя. Осторожно, вдыхая прохладный ночной воздух и прикрыв глаза. Монстр четко ощущал биения множества сердец. На крыше кортежа застыл мальчишка, держа в руках небольшую железную трость с навершием из прозрачного камня. Недоучка - ренегат, подавшийся в наемники. Метает небольшие шаровые молнии и едва - едва умудряется отводить от себя шальные стрелы разбойников. Три человека сдерживают натиск вдвое большего отряда, в центре столкновения - звон стали, крики и брань. Нападавшие не отличались хорошим снаряжением, ни одного арбалета или добротного доспеха, вооружены тоже кто чем. Два лучника засевшие слева и справа от остановившегося экипажа. Полная луна улыбалась своим детям, рожденным в войне и кровопролитии. Время примерить на себя регалии забирающего жизни вновь пришло. Шут резко свел разведенные в стороны ладони, беззвучно произнеся заклинание. Поток хаоса слился с неудержимой и кровожадной вампирской иллюзией, как уже происходило во множестве битв. Пролитая кровь питала силы чудища уже многие столетия, как и страх, ненависть и человеческая жажда убийства. Белизар же пил чужие силы и эмоции без зазрения. Легкая дымка тумана наполнялась новой жизнью. Зеленая завеса стремительно поднималась, закрывая собой все поле боя, подавляя звуки. Лишь человеческие крики разносились все так же четко - сначала полные недоумения и не угасшей ярости, а затем наполняющиеся отчаянием. Под чутким руководством высшего, пустились на охоту бестии. Они кротко ожидали своего часа и подчинились молча - связывающая магия была сильнее инстинктов, дополненная беспрекословным подчинением перед их вожаком. Шут направлял удары, позволяя охотникам заполнять пробелы их собственным охотничьим азартом. Первым закричал один из лучников. Густая завеса исторгла из себя череду отвратительных щупалец, выхвативших сначала ногу несчастного, а затем и голову - фонтан крови выбился даже из пределов магической преграды. Белизар умело отводил глаза людям, не позволяя даже увидеть нападавших. Его же подопечные прекрасно чувствовали добычу и без зрения - обострившийся слух и нюх вели оголодавших хищников вперед. С помощью иллюзий он увел все еще бившихся друг с другом людей подальше от экипажа и волшебника, забившегося как можно глубже в кабину. Жуткие образы быстро набегающих тварей и чудовищ быстро прекратили свору людей, заставив тех встать спина к спине. Для острастки ощущений, вампир позволил подопечным выхватить у одного из разбойников приличный кусок мяса из плеча. Мне нужны двое живых. Один разбойник, другой - охранник транспорта. Второго лучника не забудьте. Волшебник - мой. - прозвучало в голове Милен. Кровосос растворился в магической дымке, за несколько мгновений добравшись до своей цели. Латная перчатка без труда пробила затянутые тканью стены кортежа, выхватывая из укрытия мальчишку. При ближайшем рассмотрении тот и правда был еще слишком молод - не больше двух десятков. Сопротивления уже не было, но застарелая ненависть к магам вышла наружу. Монстр зарычал, всю его фигуру окутало зловещее синее сияние. Левая рука сошлась на лице мага, сжимая теплую трепещущую плоть. Искра молнии метнулась от пояса к сжимающемуся кулаку металла, озарив туман яркой вспышкой. Беспомощный крик мальчишки сотряс воздух. Пальцы прошли сквозь плоть, вмиг разошедшуюся белым гноем и отвратительным запахом гниения. Оголившийся череп растаял с той же охотой - живую ткань больше ничего не сдерживало. Вампир отпустил опадающее тело, эйфория утоленного голода застала врасплох. Океан хаоса обзавелся небольшим основанием из белоснежных чешуек в самом своем сердце. Первый волшебник пал на безмолвный жертвенник. Нет, не вампиров вам стоило бояться - вам же подобные куда более бесчеловечные звери. На левой перчатке сияла безжалостным огоньком многолучевая крошечная звезда. Приятный магический холодок прошелся от кончиков пальцев до основания позвоночника. Ночь еще только начинается.
  15. ----За Белизаром--)- Дерево, дерево, дерево… Много деревьев пролетало мимо взора в скольжении меж встречных воздушных потоков, закручивающихся в лиственный шлейф синего тумана. Он передвигался хаотично от дерева к дереву, вслед за стаей. Но стоило ему их догнать или чуть обогнать, как он мгновенно собирался в хрупкий с виду силуэт. Дожидался, пока стая промчится вслед за своим хозяином, чтобы снова стать замыкающим звеном этой цепи. В эти короткие перерывы фигурка смотрела по сторонам. Если кто отстанет или собьется с пути, это не ее проблемы, но все же, она следила и надеялась, что такого не произойдет. Своим присутствием вампирица придавала запаху жажды крови и азарта нотку цитруса, быстро выветривающуюся среди охоты. Она не стремилась вновь почувствовать вкус охоты, даже наоборот, думала, что сможет воздержаться и наблюдать со стороны. “Так будет лучше”. В один момент направление движения стаи сменилось. Цель была близка, это было слышно. А вскоре и видно. Сгусток синего тумана преобразился на ветке одного из близ стоящего к месту событий дерева. Художница присела и свесила ножки. До земли была пара метров и отличный обзор на ограбление. "Кровь, крики, да они зря времени не теряли. Мы то тут зачем? Это явно будет избиение младенца..." Милен бросила на Белизара не двусмысленный взгляд, явно читающийся как "что мы тут делаем?"
  16. У каждого свои представления в голове о подвалах. Большинство хранят там наготовленную с осени провизию, другие - нажитое непосильным трудом (или присвоенное хитростью и/или силой) дорогое добро... Ну а кто-то живых существ. Так и с этим подвалом. Купленный для молодой девушки, дабы защитить ее от окружающего мира в полную луну. И не просто пустой подвал, а подготовленный по полной: прочная кованая стальная клетка с крепкими цепям, способными выдержать рвущегося наружу зверя и огромный запас снотворных и лекарств, запас провизии и доступ к воздуху.
  17. Зигор из Третогора Зигор неторопливо вышагивал вдоль околицы опустевшей деревни. Покосившиеся избы без ставен, а кое-где и без дверей, поля поросшие сорняком и тишина кругом. Одним словом - тоска. Как давно оставили люди это место сказать было также сложно, как и понять, что было тому причиной. Голод? Разбойники? Или стаи утопцев с окрестных болот? В любом случае, искать здесь что-либо полезное было бы пустой затеей - зажиточные дома уже наверняка обнесли мародеры, а у тех, что победнее, и отродясь ничего не было. Досадно. Зигор задумчиво наклонил голову и с хрустом разжевал поднятого с земли крупного жука. Лакомство, откровенно сказать, на любителя, но на безрыбье, как говорится, и ласты утопцев сгодятся. Зигор уже выискивал глазами, чем бы еще перекусить, как неожиданно одернул себя. Довольно. Давно уже пора бы перейти с подножного корма на человеческую еду, но избавляться от старых привычек оказалось не так то просто. Всего лишь два коротких дня прошло с того момента, как ему вновь, наконец, удалось принять человеческий облик - срок достаточно скромный, чтобы вернуться к привычному ритму жизни. Однако, кое-что сделать он успел. Например, совершить какой-никакой, но, все-таки, акт отмщения, отыскать себе на первое время кров в виде пустующего домика дровосека, не так давно почившего по неизвестной причине. Теперь же дело оставалось за малым: узнать, как долго он пробыл в плену у колдуньи, и найти способ связаться со своими. Безусловно, мысль о том, чтобы собрать мегаскоп, посетила Зигора сразу после того, как он разделался с ведьмой. Тут не нужен дпже самый мощный, подошел бы любой, даже приметивный, чтобы, наконец, заявить о себе: " Эй, вы! Братья по магии! Ну что, за были меня? А я жив! Жив! Слышите?" Зигор вызмахнул крыльями и, подпрыгнув, оторвался от земли, в этом селении искать ему было нечего. Время близилось к ночи, а кристалл для вожделенного прибора все еще не был найден. Конечно, он бы мог, набравшись сил, долететь до Новиграда и , возможно даже, попробовать пробраться в лавку ювелира или какого-нибудь купца побогаче. Он уже думал об этом и единственное, что его останавливало, то что, это решение хоть и было простым до банальности, но, вероятно, самым трудоемким в исполнении. Мощный магический фон в городе и возможность быть узнанным его нискольно не привлекали и потому мыслить приходилось похитрее. Например, поискать там, куда мародеры не сунут носа: в заброшенных поместьях или в старинных склепах, или... Дьявол! Да у самих мародеров! Решение словно само пришло ему в голову, стоило лишь услышать внизу на тракте крики о помощи и лязг мечей. Черный грач с несвойственной простой птице плавностью описал широкий круг над местом схватки. Он не спешил выручать незадачливых путников, а поднимался все выше, чтобы, подобно падальщику, ждать исхода неравной схватки.
  18. <<< Окрестности Оксенфурта По небу неспешно плыли редкие темно - серые тучи, время от времени скрывая за пушистой пеленой сияющий лик полной луны. Стая вампиров легко пробиралась через леса, стремясь на встречу вечной и манящей охоте. Ночь торжества и пиршества опустилось на царство смертных, принося новое время, заставляя сирых крестьян забиваться в своих хилые лачуги. Нынче честной люд вновь вспомнит, почему человечество, в былые времена, так боялось пришествие тьмы. За маской застыла полновесная улыбка. Шут смещался с дерева на дерево, едва ли не паря в воздухе. Подопечные шли по пятам, пусть и не могли так спокойно пробираться через лес - многих особей ветки просто не выдерживали. Мужчина отметил про себя присутствие Милен и постарался взять себя в руки - не зачем лишний раз беспокоить девочку безумными выходками. Мало ли, что еще выпадет на их долю. Далеко, за городской чертой, виднелось магическое сияние. Вампир вел стаю как можно дальше от этого источника проблем и неприятностей - в столь щедром крае пищи хватит на всех. Впрочем, была и проблема посерьезнее - кровь демона перестала двигаться. Возможная погоня, на которую так рассчитывал Белизар прекратилась. Какая жалость. А мы так надеялись... Разочарование вскоре скрыл восторг. На южной границе окраин, почти у самой кромки леса, отряд учуял кровь и смерть. Шут уверенно направился к месту происшествия, уже различая крики и звон оружия. Чужеродная магия, отпугнувшая его давно скрылась вдали. Вампиры застыли у отдаленного тракта, на котором развернулось вполне банальное действо - небольшой экипаж грабили разбойники. Ситуацию банальнее можно встретить разве что в театре или местном кабаке.
  19. - С удовольствием. Я скоро буду. Высшая слабо поклонилась опустив голову. Самого удовольствия в голосе не наблюдалось ни грамма. Взяв девочку за руку, повела ту вглубь храма. Новоприбившая свита, "поджав хвосты" поспешила за ней, обходя вампира вдоль стенки. Она вручила брукс и торговца с частью человеческой еды носферату, он уже их проводит и сохранит человека до тех пор пока не решится вопрос, что с ним сделать. Выпускать уж точно нельзя. Вторую часть еды она взяла с собой и повела ребенка в запрещенный для всех, кроме высших, зал. Для нее там было самое безопасное место, потому как если кровопийцы не решатся злить ее и Белизара смертью ребенка, то за гулей она не отвечала, да и кто знает, какая еще тварь может обитать в этих подземельях. "Приказ" оставаться наверху и не спускаться вниз должен был на нее сработать. Но на всякий случай, она сказала, что внизу есть монстр, от которого ее не получится спасти, если спустится и разбудит его, потому что их не будет рядом. Оставив ей за одно не только еду, но и свою сумку, растворилась синеватым дымом. Можно сказать, она прибыла налегке. Иллюзии, Гон... Если ему так не терпится вырваться, за чем тогда притворяться? - Зачем иллюзии, если надоело скрываться? Если хочешь насытиться, так и скажи. - Девушка пожала плечами: - Веди. --- Следом за Белизаром---)-
  20. - Вот видите, живой пример, человек издевается над человеком... - не громко прокомментировала Астарда шум от вернувшегося к работе кузнеца, при этом поморщившись. Она представила, что какая же прелесть этой ситуации, когда она не столько выпила, чтоб страдать как ее ювелир. Она быстро успокоила себя, мысленно напоминая: "важнее закончить дела с салоном, а разговор может и немного подождать и легко продолжиться после окончания шума. - Ой... Прошу прощения. Возможно я Вас и правда не заметила. Правда, мне в тот момент было совсем не разглядывания по сторонам. А что, я правда вызвала впечатление о причастности к чародеям? Хмм, любопытный комплимент. - Она стыдливо улыбнулась. Не хорошо как-то получилось. Она даже не считала сколько сколько чашек чая ей тогда принесли, прежде чем их босс наорал на низушек... Да и какие-то неправильные что ли правила в этом городе: работник банка, а живет где-то за его чертой... - Само собой, это меньшее, что я могу сделать. "Надо будет после всей этой заварухи не забыть пригласить его на литр самогона... а то выглядит как испуганная мышка. Да и что за день то сегодня? Вроде выходной, а мужчины решают разом нас покинуть..." - Детка, в таком состоянии не стояния ты будешь готовить пару часов. Он успеет сотню раз вернутся. - И когда мужской дух покинул салон, оставив девушек наедине, добавила: - Оглянись, кто зовет мужчину в такой срач. Чары суккуба по чистоте салона так же ушли за дверь и растворились. Женщина собрала все пустые бутылки, перенося их в кладовую. Если Акира от них утром не избавится, возможно, у хозяйки салона наклюнется завтрак. "Так..." суккуб огляделась по сторонам. "Беспорядка, как такового, кроме запаха нет. За ночь, думаю, проветрится." Пока Акира колдовала что-то, пытаясь приготовить ужин, хотя Астарда думала, что ей не так уж и плохо, как это выглядело перед низушком и человеком, она приоткрыла окно. Время шло, приятный запах пищи вытеснял на улицу запах дрожжей и того, из чего делали горючие напитки. А вот званый гость все не спешил идти. "Забыл? Не следит за временем? Или думает что так нормально? Девочка старалась. Вроде с одного острова... Кажется... В общем с острова." И тут ее осенило. Женщина едва не подскочила к окну, вглядываясь в небо, пока его закрывала. - Ужин переносится. Собирайся. Нам надо успеть довести тебя до подвала... ----переход в порт, в подвал Акиры-----)-
  21. Лоренсо Фернини - А мы и не разминулись, - как-бы немного оправдываясь перед хозяйкой салона, проговорил Фернини. - Просто на господина Вивальди трудится немало... э... таких, как я, - неловко закончил он мысль, нарочно пропустив то неприятное слово "нелюдей", которое нередкл ему приходилось слышать в свой адрес. - Возможно, вы просто не заметили меня. А такую как Астарда не заметить было бы трудно даже при желании. Настолько сильно она отличалась от привычных клиентов, что на добрых полминуты остановила работу в приемной. Один служка даже предположил, что то заявилась некая незнакомая чародейка, другой же осмелился высказать идею послать кого-нибудь к охотникам на колдуний, за что оба впоследствии получили нагоняй от "шефа". Фернини улыбнулся, вспоминая тот момент. - Что ж, вероятно, это мне пора попрощаться, - почувствовав себя лишним, низушек спрыгнул с дивана, едва не опрокинув при этом пустую кружку. Засуетившись, он совсем позабыл, что держал ее на коленях, но ловко поймал у самого пола. - Я прошу прощения, что отнимаю ваше время, просто... - он снова замялся, подбирая слова и украдкой бросил взгляд на Акиру. Девушка выглядела неважно. - Просто, если госпожа ювелир еще не готова назвать мне цену, я бы мог навестит вас завтра снова, - низушек перевел вопросительный взгляд на Астарду. Близился вечер и ему нужно было еще успеть к себе в Застенье, чтобы последовать ее совету и навсегда завязать с гвинтом. Поклонившись всем троим, Фернини заспешил к двери, но вдруг замер как вкопанный, увидев как за окнами мелькнули шляпы охотников на ведьм, и тут же передумал выходить. - Ах, да! Совсем забыл. Мне бы хотелось попросить вас об одном одолжении: если к вам снова заглянет ведьмак или вы узнаете, куда он направился, дайте мне знать.
  22. Акира терпела. Терпела мужественно, стиснув зубы, а пальцами стискивая кружку, к которой часто прикладывалась, еле сдерживаясь от того, чтоб не приложить ту к своей гудящей голове, которая колоколом отзывалась на каждый удар кузнечного молотка. И как же она обрадовалась, когда кузнец оповестил о том, что работа сделана! Вздох облегчения не замедлил себя ждать, пронесся по залу, а вот девушка настороженно посмотрела на кузнеца, которые присел перед ней. -У-у-у-уу, вредитель! - недовольно подумалось ей, пока тот с улыбкой вещал о том, как это плохо пить и что при очередном запое ей лучше вспомнить об этом - нем самом и его молоте, который мог сильно и звонко бить по металлу. Она хмуро посмотрела на него, сильнее стиснув кружку и только из вежливости кивнула головой, все это время даже не прислушиваясь к разговору Астарды и низушка. А смысл? Ее голова сейчас не способна была что-то уловить, а вот напакостить в адрес мужчины душа хотела все сильнее. - Вот так и уйдете? - подала она голос совершенно неожиданный и немного хриплый. - И даже не поедите, чтоб восстановить силы? - а вот тут послышались нотки полнейшего ехидства и яда. А с учетом того, что приготовила Руби достаточно и много, все ей это в одиночку не осилить, а вот скормить мужчине, который работал физическим трудом - да это ж самый лучший выход. Но девушка улыбалась, проявляя сейчас самую что ни наесть покладистость, не смотря на все те интонации в голосе. Все же она благодарна ему за то, что он ее спать уложил, а не бросил на лестнице.
  23. Последний удар молотка, и последний крепёж был полностью вогнан в собственное гнездо. Кузнец хорошенько толкнул решетку, убедившись, что нет никакого люфта. Стальная рама сидела на своём месте как влитая, и не показывала признаков способности к какому-либо движению отдельно от стены. - Что-ж тут я закончил, - убедившись, что всё в порядке, Ульфрик подошёл к Акире, опустившись на одно колено. - Каждый раз как захочется нажраться как свинья, или пить с кем-то на спор, вспоминай это ощущение, ибо я не постесняюсь повторять процедуру снова, и снова, и снова, до тех пор, пока у тебя от одного вида алкоголя не будет голова раскалываться. Думаю, доводить до такого ты не хочешь? – кузнец улыбнулся, глядя девушке в глаза, затем вновь поднялся и осмотрелся вокруг на предмет чего очевидно нуждающегося в ремонте. - Что-ж, дело сделано, больше не буду мешать, до встречи, - собрав инструментарий Ульфрик еще раз улыбнулся присутствующим и направился к выходу. --------------> Островная кузня Ульфрика
  24. - Я? Да как замуж вышла, так и привезли меня сюда. С год где-то, может на пару месяцев больше, не помню уже. Но года два назад я бы рассмеялась даже мысли о замужестве. Но вот как-то так. - Хозяйка салона пожала плечами, не совсем понимая к чему был вопрос, пока не зашла речь о проживании низушка и его неудобстве перед этими типами. - Господин Лоренсо, люди - есть люди. Практически все они одинаковые. Как вы думаете, что сделает кузнец, а что сделает охотник за чародеями, если встретят в лесу, ммм.... ну допустим сильвана? Они его как минимум стукнут, что мозг окрасит камни под ногами. А если суккуба? Переспят, а там уже по обстоятельствам. Скорее всего каждый принесет домой трофей: рога там, или сразу голову. Да, Ульф..? Кажется, на островах даже девушки не прочь убить парочку отличающихся от них самих существ? - но видно он ее не услышал, пока укладывал оборотня на диван. - Вивальди... Как жаль, что мы с вами вчера разминулись... Был бы баш на баш, а так неизвестно когда ведьмак яв... Сс... Астарда немного увлеклась рассуждением с представлением и звон работы кузнеца обрушился на нее совсем неожиданно. И ведь не наругаться на него за заказанную работу. Сама виновата, расслабиться захотелось в неправильное время. Женщина едва не опустилась до ругательств в его сторону. Приложила пальцы к вискам. Дождавшись пока он закончит суккуб метнула взгляд на свою девочку, убедившись, что с той более-менее все в порядке. Она выдержала эту пытку. Но вот за то, что под ее наказание попала к тому же и Астарда, хоть и намного в меньшей степени, суккуб уже придумала как припомнить кузнецу этот стук.
  25. Холод пробирал плоть, чередой молний взбираясь по позвоночнику. Сила, с которой соприкоснулся вампир пьянила и напомнила ему о треклятом дыхании смерти. Той самой банальной девы с косой, что стоит за плечом каждого копейщика и ратника, но до нынешней поры лишь улыбалась многоликому шуту издалека. Сознание, сплетенное с демонесой и насыщенное чужеродной магией было ошарашено потоком чувств, эмоций и количества... Масок. Саван вампира был искусно вышитым полотном из человеческих лиц без глаз и зубов, искривляющихся в неумолимом и болезненном хоре воплей, страха, страданий. Сущности, что спали в необычной душе, наконец нашли выход. Священник, плотник, рыцарь, торговец и плут, десятки и сотни его жизней вернулись в кратком миге, ударив новоиспеченного мага всем, что было. - Ах... Фигура чудища согнулась ровно в тот миг, когда по залу разнесся крик человеческого ребенка. Тишина после длилась лишь мгновение, но она была куда тяжелее всего, о чем говорил Белизар за последние десять лет. Подчиненные железной волей шута бестии застыли в ожидании приказа, связанные уже не только его волей и старшинством, но и неуловимыми узами магии. В отдаленных уголках разума, мужчина ощущал каждое движение зверей, каждый выдох и вдох. По полу залы, в узком кругу экимм пробежались молнии. В воздух ударило свежестью, дополняющей легкий холод и полумрак. Мужчина медленно выпрямился, словно оправляясь от физического повреждения. Монстры, словно по команде, опустились на колени, склонив головы. Шут изучал собственные ладони, словно и не слыша восклицаний вампирши. Лишь когда человеческое дитя перестало кричать и с любопытством, смешанным со страхом, вперилось взглядом в седовласого, что - то изменилось. - Ты привела ее, так будь добра, проследи, чтобы ребенок был сыт и здоров. Час поздний. А мне пригодится ученица. - Голос был приглушен и тих, но все, кто находился в комнате прекрасно слышали каждое слово и кожей ощущали исходящие от чудища волны магии. Безликой, не предвзятой, дожидающейся своего часа. - Иллюзии лишь маскировка. Все спишут на Гон. С этими всадниками ничто не сравнится в искусстве устрашать. Может быть, присоединишься к полуночной охоте? Мне надоело...Скрываться в тенях. Мужчина задумчиво заглянул в свисающую позади сумку. Бутылка с кровью Войтека была на месте, но изменившийся вес ноши слегка насторожил вампира - в боковом отделении появилась золотая маска с растрескавшейся едва блестящей поверхностью. Седовласый ее оставлял в тайнике мага и уж точно не брал с собой. Предмет был довольно подобран описан в заметках о ведьмаках, как "средство сохранения лучших", но задумка так и не была завершена. Что же, стоит изучить подробнее... >>> Окрестности Новиграда
  26. Ее подняли, помогли дойти до второго дивана, куда усадили, всунув в руки чашку с водой. Хмыкнули, словно замыслили что-то, что не принесет ей радости. И своими словами кузнец лишь подтвердил это. Он принялся за завершение своей работы, которая с каждым ударом отзывалась болезненным гулом в голове молодой мастерицы. Она морщилась, но утыкалась в кружку, стараясь прятаться за ней, мужественно держать, борясь с похмельным синдромом, а так же злорадство мужчины, который удары специально делала более болезненными на звук. Так же она увидела гостя своей хозяйки. Им оказался тот самый низушек, который отдавал ей украшение на оценку. И потому она стушевалась еще сильнее, не зная, стоит ли тому сообщать о том, что произошло с его украшением. Кинула настороженный и вопросительный взгляд на Астарду, словно та могла ей ответить. Хотя нет, посвятить в пропущенные события так точно могла. Бздынь! Бах!Бздынь!.. Акира морщилась, но старалась не шипеть, буквально физически чувствуя как удары, которыми кузнец вгонял крепежи, становятся более звонкими, с ноткой злорадства и ехидства в ее адрес. Девушке так и хотелось развернуться и запустить в него чашкой, лишь бы прекратил эту пытку, но продолжала терпеть. А смысл так делать? Она его благодарить должна, что он вообще ее, сначала туда отнес и уложил в кровать, а потом поднял с пола, с тяжелым вздохом. Но ювелир немного побаивалась этого мужчины, смущалась и капельку сторонилась. Если за столько лет работы и жизни рядом с Учителем, она не обзавелась друзьями, это да что-то говорило. Что она боялась сходиться с людьми,а если и сходилась, то очень сложно. Это на вид девушка была мила и добра, хотя и по характеру-то тоже, но частенько обзаводилась "колючками". А посему, пусть мужчина радуется своей маленькой мести, она ему только спасибо за этот урок скажет. Потом, когда-нибудь...
  1. Еще активность